Libmonster ID: TJ-381
Author(s) of the publication: Ю. ТИХОНОВ

Ю. ТИХОНОВ, Кандидат исторических наук

В 1941 - 1942 годах главной задачей германской разведки в Афганистане была организация антибританского мятежа пуштунских племен на индо-афганской границе с целью ослабить позиции англичан перед вторжением вермахта в Индию (операция "Тигр") 1 . Офицер абвера Витцель, работавший в германской миссии в Кабуле, предлагал осуществить крупные диверсии на линиях коммуникаций в Северной Индии с помощью хорошо обученных и оснащенных диверсионных групп, сформированных в полосе "независимых" пуштунских племен.

К масштабным диверсиям на северо-западной границе Индии руководство абвера стремилось приступить как можно скорее. В начале 1942 года германская агентура в Афганистане и зоне пуштунских племен получила приказ организовать саботаж и диверсии на пути Карачи - Захедан - Мешхед. Страны "оси" настойчиво просили Факира из Ипи уничтожить ряд важных железнодорожных объектов в Белуджистане, самым важным из которых был тоннель в Раскухе. Если бы Факиру удалось взорвать этот тоннель, доставка военных грузов по ленд-лизу из Карачи в Иран, а затем в СССР была бы сорвана. Лидер восставшего племени вазиров согласился на условиях финансовой поддержки Италии и Германии сформировать отряд из двух тысяч пуштунов для проведения диверсий на железнодорожных объектах в Белуджистане. Но никаких крупных подрывных акций ему совершить там не удалось, так как этот район был значительно удален от его "вотчины" - Северного Вазиристана и хорошо охранялся британскими войсками.

В этой ситуации абвер попытался добиться своих целей в Индии с помощью "Организации Мацотты". Эта подпольная организация была создана в Индии по указанию Субхаса Чандры Боса ("Мацотты"). Формально ее главой считался С. Ч. Бос, но реально ею руководил Бхагат Рам Тальвар ("Рахмат-хан"). 23 января 1942 года Витцель отправил в Берлин очередной доклад Тальвара о проделанной им и его людьми работе. Главное внимание в этом документе уделялось деятельности "Организации Мацотты" в полосе "независимых" пуштунских племен. Так, Витцель сообщил руководству абвера, что Тальвару удалось наладить сотрудничество с момандами Баджаура, племенем утман-хель, племенами Бунера и Свата. С Факиром из Ипи, как указывалось в докладе Тальвара, его организация также наладила контакты.

Для германской разведки было особенно важно иметь надежную радиосвязь между своей агентурой в Индии и немецким посольством в Кабуле. Это позволило бы абверу получать необходимую информацию из Индии и значительно облегчило бы запланированную доставку самолетами "Кондор" диверсионных групп и вооружения в район индо-афганской границы. Витцель в начале 1942 года предложил руководству абвера разрешить ему и второму радисту немецкого посольства Доху проникнуть в полосу "независимых" пуштунских племен для организации восстания против англичан. Однако посланник Г. Пильгер, опасаясь резкой реакции афганских властей, выступил против этого предложения. 3 марта 1942 года командование вермахта прислало в немецкую миссию в Кабуле шифровку с разрешением Витцелю и Расмусу "исчезнуть, не давая повода к обострению (ситуации вокруг германского посольства. - Ю. Т.) " 2 .

АБВЕР: СТАВКА НА МЯТЕЖНЫЕ ПЛЕМЕНА

11 марта 1942 года Витцель отправил в Берлин шифровку, в которой просил руководство абвера разрешить ему и радисту посольства А. Цугеноюллеру в сопровождении Б. Р. Тальвара совершить поездку в район индо-афганской границы с целью разведать площадки для высадки десантов и определить место для установки радиостанции. Вероятнее всего, во время этой поездки Витцель и хотел совершить запланированный им побег в Индию.

Г. Пильгер был против этого и пошел на хитрость. Он сообщил И. Риббентропу: "Если требование Витцеля скорее начать выступления в пограничных районах (Индии. - Ю. Т.) не встретит в Берлине возражений, опасаюсь, что обусловленное этим обострение положения посольства скажется также на итальянском и японском посольствах. Поэтому нам необходимо своевременно информировать их о начале ме-


Окончание. Начало см. "Азия и Африка сегодня", 2002, N 12; 2003, N 1.

стр. 57


роприятий". Немецкий посланник прекрасно понимал, что Витцель и Расмус не согласятся сообщить итальянцам дату своего бегства из Кабула, так как они не доверяли итальянскому посланнику П. Кварони. Настаивая на уведомлении итальянцев и японцев, Г. Пильгер принуждал немецких разведчиков отказаться от очередной авантюры. Действительно, 15 марта Витцель радировал в Берлин о своем несогласии сообщить итальянцам подробности запланированной им операции, и она была отложена.

В апреле 1942 года германскому посольству в Кабуле наконец-то удалось установить прямую связь с Факиром из Или. Это был крупный успех. 14 апреля Расмус доложил в Берлин о своем решении "создать линию связи (с Факиром. - Ю. Т.), которая не будет зависеть от итальянцев". Такое решение Расмуса было вызвано тем, что итальянцы из-за нехватки валюты не могли продолжать финансирование лидера вазиров, а немцы больше не нуждались в услугах итальянцев, которых они к тому же подозревали в двойной игре.

В том же месяце Факир из Или возобновил боевые действия против английских войск в Вазиристане и осадил британский форт Даттахель. Даже бросив против вазиров 40-тысячное войско, авиацию и танки, англичане не смогли нанести ему поражение. Восставшие вазиры остро нуждались в вооружении, поэтому Факир немедленно отправил в Кабул посланца, чтобы попытаться получить от немцев деньги и оружие. Представитель Факира, прибывший в Кабул в мае 1942 года, сообщил Расмусу и Витцелю, что силы вазиров насчитывают 20 - 22 тысячи человек, но "ощущается острый недостаток в боеприпасах". От посланца из Вазиристана германские разведчики также узнали о коварстве итальянцев, которые скрыли от Факира, что субсидию ему выплачивает не только Италия, но и Германия 3 . Эта новость еще больше обострила отношение между германским и итальянским посольствами в Кабуле.

Новое восстание в Вазиристане дало Витцелю повод настаивать на своем отъезде из Кабула к Факиру из Ипи. На этот раз Витцель планировал скрыться из Кабула, похитив мощный радиопередатчик авиакомпании "Люфтганза", который после прекращения полетов немецких самолетов по маршруту Кабул - Берлин был законсервирован. Афганское правительство согласилось передать этот передатчик немецкому посольству, но потребовало от Берлина гарантий, что он не будет использован в разведывательных целях. Немцы отказывались взять на себя такие обязательства. Предприимчивый Витцель предложил выкрасть передатчик и переправить его в полосу "независимых" пуштунских племен, чтобы, как указывалось в одной из телеграмм Г. Пильгера, "ключ к радиоэфиру в течение нескольких месяцев был в наших руках". В Берлине долго не соглашались на предложение Витцеля, но после выступления вазиров абвер и германский МИД санкционировали бегство Витцеля и похищение радиопередатчика "Люфтганзы".

От переброски мощного радиопередатчика к Факиру из Ипи германское руководство заставил отказаться крупный провал немецких агентов в Кабуле. 25 мая 1942 года афганская полиция по требованию англичан провела аресты фашистских агентов, обеспечивавших связь миссий стран "оси" с Факиром. Самым большим ударом для немцев был арест Уттама Чанда, дом которого был главной конспиративной квартирой для встреч Расмуса с Б. Р. Тальваром. Поэтому Расмус попросил Пильгера добиться от афганцев освобождения своего человека. В тот же день германский посланник попытался убедить афганское правительство не передавать Уттама Чанда британским властям в Индии. Однако он все же был выслан в Индию.

Вместе с Уттамом Чандом летом 1942 года в Афганистане было арестовано большое количество индийцев и афганцев, сотрудничавших с миссиями стран "оси". Так, в мае был арестован афганский летчик Гулям Амар-хан, который был связным между итальянским посольством и Факиром из Ипи. У итальянского агента было изъято 50 тысяч рупий, которые он не успел передать лидеру вазиров. Повальные аресты в Кабуле нанесли значительный ущерб шпионской сети Германии и Италии, поэтому связь между их посольствами и Факиром из Ипи была прервана до конца июля 1942 года.

3 июня 1942 года Витцель, получив от афганских властей разрешение на поездку в провинцию Бардак, все же предпринял попытку проникнуть в зону пуштунских племен. Он вместо Вардака тайно поехал в провинцию Газни, так как в это время года в Южный Афганистан из Индии перекочевывали со своими стадами скота 300 тысяч пуштунов. Витцель надеялся, что ему удастся установить контакт

стр. 58


с вождями некоторых кочевых племен. Кроме этого, в его задачи входило разведать состояние дорог, ведущих в Индию. Но осуществить задуманное ему помешали: разгневанный Хашим-хан, минуя Г. Пильгера, потребовал от Расмуса, чтобы Витцель срочно вернулся в Кабул. Немецкое посольство было вынуждено подчиниться требованию афганского премьера. После возвращения Витцеля министерство иностранных дел Афганистана уведомило Пильгера, что до конца Второй мировой войны ни одному члену немецкой миссии не будет разрешено выезжать за пределы Кабула.

С началом наступления вермахта на Сталинград и Кавказ в афганском правительстве усилилась прогерманская группировка во главе с принцем Мухаммадом Дауд-ханом. Ради присоединения к Афганистану правобережья Инда молодые афганские политики из его группировки были готовы вовлечь страну в войну против Англии. Понимая, что англичане больше боялись всеобщего восстания пуштунских племен, чем регулярной афганской армии, они стали готовить вооруженный мятеж на индо-афганской границе. Так, в мае 1942 года близкий к Дауд-хану министр общественных работ Рахимулла-хан заключил с Г. Пильгером соглашение, по которому обещал немцам организовать антибританское восстание гильзаев. Сигналом к началу вооруженного выступления этого племени должно было стать вторжение вермахта в Иран. Германия взяла на себя обязательства поставить восставшим гильзаям необходимое вооружение и боеприпасы 4 .

С молчаливого согласия (если не при содействии) афганских властей германское посольство в июле 1942 года смогло вновь наладить связь с Факиром из Ипи и переслать ему крупную денежную сумму. На эти деньги лидер вазиров смог не только продолжать осаду форта Даттахель, но и осуществить нападения на британские укрепления на индо-афганской границе.

ПИК АКТИВНОСТИ ГЕРМАНСКОЙ РАЗВЕДКИ

В июле-августе 1942 года деятельность германской и итальянской разведок в Афганистане и Индии достигла своего пика. Успехи фашистских войск на Кавказе и под Сталинградом заставили многих поверить в победу Германии в этой войне. В связи с этим у Расмуса и Кварони появились новые сторонники в афганских правящих кругах и даже среди дипломатов некоторых восточных государств.

Особенно ценным для немецкой разведки была помощь турецкого посольства в Кабуле. Прогермански настроенный советник турецкой миссии Бач и некоторые турецкие преподаватели помогли немцам связаться с окопавшимися в Афганистане антисоветскими организациями туркменских, узбекских и таджикских националистов. Часть этих организаций имела свои филиалы в Индии, где их в 20 - 30-е годы приютили британские власти. Ради помощи в реанимации басмаческого движения и свержения советской власти в Туркестане эмигранты из среднеазиатских советских республик согласились помогать германской разведке в Северо-Западной Индии. Так, организация "Энджумен Бухари", штаб-квартира которой находилась в Дели, активно сотрудничала с немцами. С помощью членов эмигрантских организаций германское посольство получало информацию о ситуации в Индии и переправляло деньги для "Организации Мацотты". При их содействии Расмус также получил из Германии через территорию Ирана и Турции деньги и рации для фашистской агентуры в Афганистане и Индии.

К августу Расмусу удалось обменять на рупии и афгани большую часть иностранной валюты, имевшейся в германском посольстве. Через курьеров абвера он получил из Германии и крупную сумму американских долларов, в которых так нуждался для закупки вооружения Факир из Ипи. С помощью итальянцев немцам удалось организовать в Кабуле подделку чеков индийских банков. Не исключено, что у германской разведки были и свои счета в банках Индии, так как перед началом Второй мировой войны германские спецслужбы провели в этой стране крупномасштабные операции по обмену фальшивых английских банкнот. По утверждению секретаря британской миссии в Кабуле Коннора-Грина, перед войной немцы наводнили Индию большим количеством фальшивых фунтов стерлингов. Возможно, руководство фашистской Германии только летом 1942 года приняло решение передать Расмусу тайные вклады в индийских банках, так как было уверено в скором начале наступления на Индию. Таким образом, у немецкой разведки в Афганистане имелись немалые валютные средства для того, чтобы организовать серию диверсий в Британской Индии.

стр. 59


В ожидании скорого захвата Кавказа Витцель в декабре отправил руководству абвера свои расчеты, сколько необходимо перебросить в Вазиристан оружия и средств, чтобы Факир из Или смог вооружить и содержать 50 тысяч воинов. По расчетам Витцеля, для этого было необходимо ежемесячно доставлять Факиру 12,5 тысячи патронов, не считая различного вооружения. Кроме оружия и боеприпасов, Витцель просил выделить ему для передачи вазирам не менее одного миллиона рупий, 25 тысяч соверенов (английская золотая монета достоинством в один фунт стерлингов, с 1917 года стала выпускаться только для продажи на международных рынках золота. - Ред.) и 200 килограммов золота. Как стало известно советской разведке, немцы во время переговоров в Кабуле с представителем Факира из Ипи обещали также перебросить по воздуху в Вазиристан пушки, получив которые, лидер вазиров должен был начать атаки на английские форты.

В августе 1942 года Германия начала подготовку к высадке крупных десантов в районы северо-западной границы Британской Индии. 10 сентября 1942 года генерал-лейтенант Путц направил из Берлина приказ Витцелю подготовить посадочные площадки для высадки "Индийского легиона" (более трех тысяч человек), сформированного С. Ч. Босом в Германии. В начале операции "Тигр" предполагалось забросить к Факиру из Ипи передовой отряд, сформированный из диверсантов-мусульман "Индийского легиона", прошедших специальную подготовку в разведшколе под Франкфуртом-на-Одере. Высадившись в Вазиристане, они должны были обеспечить охрану посадочных площадок для приема основных сил.

Немецкое командование также планировало осуществить захват Баку и сразу после этого начать выброску десантов в Туркмению, Афганистан и в полосу "независимых" пуштунских племен Британской Индии. На Кавказе была установлена специальная радиостанция для обеспечения полетов немецких самолетов в Афганистан и Индию. Осенью 1942 года немцам удалось сбросить на парашютах Факиру из Ипи первые партии вооружения, что позволило ему нанести британским войскам в боях за форт Даттахель тяжелые потери.

Первый успех "Люфтваффе" подтолкнул абвер к разработке крупной десантной операции с целью реставрации на кабульском престоле экс-короля Амануллы- хана. 22 января 1943 года в штабе командования вермахта под председательством генерал-лейтенанта Путца прошло заседание, на котором обсуждался план захвата Кабула осенью того же года. На афганскую столицу предполагалось сбросить крупный десант из 4400 немецких солдат и офицеров. Они должны были захватить важнейшие правительственные центры афганской столицы. Видимо, расчет при этом делался на то, что активную помощь высадившимся подразделениям абвера окажут амануллисты. На проведение всей операции отводилось от 8 до 48 часов. В итоговом документе этого совещания отмечалось, что ее осуществление будет возможным только после утверждения немецкого контроля над западным побережьем Каспийского моря, включая район города Баку.

С 1942 года германская разведсеть в Афганистане значительно расширилась за счет вербовки абвером эмигрантов из среднеазиатских республик СССР. В 1945 году Г. Пильгер во время допросов во Внутренней тюрьме НКГБ, давая показания о деятельности абвера в Афганистане, рассказал следующее: "Витцель (в 1942 году. - Ю. Т.) предусматривал насаждение обширной агентуры на территории Советского Союза, в частности в южных районах Туркменской ССР, Таджикской ССР и, насколько помню, в Уз.ССР" 5 . Особое внимание, по словам Г. Пильгера, Витцель уделял созданию в Туркмении подпольной националистической организации, которая должна была бы выполнять задания абвера. В 1942 году басмачество готовилось возобновить нападения на советскую территорию. Численность отрядов туркменских басмачей, сконцентрированных в трех-пяти километрах от советской границы, выросла в два раза.

Духовный лидер туркмен Афганистана Кызыл Аяк, которого с 1937 года финансировала японская разведка, с готовностью пошел на сотрудничество с Германией. Вероятнее всего, именно при содействии японцев абверу в конце 1941 года удалось установить с ним контакт и договориться о совместных действиях против СССР. В декабре 1941 года Кызыл Аяк собрал своих сторонников и приказал им готовиться к вторжению в советскую Среднюю Азию ближайшим летом.

Главой узбекской эмиграции в Афганистане формально считался бывший бухарский эмир Сеид Алим-хан. Но он был уже старым, неизлечимо больным человеком, которому уже недолго оставалось жить. Лишь в 1942 году Сеид Алим-хан под давлением своего окружения решился пойти на сотрудничество с Германией и разрешил своему сыну Умар-хану войти в антисоветскую организацию "Фаал", главой которой был Мубашир-хан Тирази. В руководящий центр "Фаала" входили также: известный басмаческий лидер Курширмат, Нурмамад (Нур Мухаммед), Абдул Ахад Кары и личный представитель бухарского эмира Хаджи Бафа 6 . Чтобы получить необходимые средства для возобновления басмаческих набегов на советские среднеазиатские республики, бывший бухарский эмир продал несколько крупных драгоценных камней из своей знаменитой коллекции.

В 1942 - 1943 годах при содействии абвера Мубашир-хан Тирази готовил басмаческие отряды к походу на Бухару. Согласно его плану, к весне 1943 года, когда откроются горные проходы на Памире и на севере Афганистана, планировалось собрать и вооружить 20 - 30 тысяч басмачей, чтобы "освободить" Бухару. Германия обязалась оказать "Фаалу" помощь не только деньгами, но и вооружением, которое планировалось доставить немецкими самолетами.

Широкомасштабная подготовка басмачества к нападению на советские среднеазиатские республики не могла долго оставаться тайной как для афганского правительства, так и для советской и британской разведок. Всем заинтересованным сторонам было известно, что абвер использовал среднеазиатских эмигрантов как против СССР, так и в своих операциях в Британской Индии. В феврале 1943 года британская разведка получила достоверную

стр. 60


информацию о подготовке разведками стран "оси" нового восстания в Вазиристане. В связи с этим британскими и советскими спецслужбами были приняты меры, чтобы сорвать возможную высадку немецких диверсантов в Вазиристан и вторжение басмаческих банд в СССР.

12 января 1943 года британские агенты совершили покушение на лидера вазиров. Однако тяжело раненый в результате взрыва ручной гранаты Факир выжил. Но пока он был прикован к постели, британская разведка могла не опасаться, что немцы высадят свою разведгруппу в Вазиристан.

В апреле афганские власти арестовали Тирази и многих других членов организации "Фаал". В мае-июне 1943 года афганская полиция провела новые массовые аресты среди эмигрантов из Средней Азии, в результате чего деятельность "Фаал" прекратилась, хотя на свободе и осталось несколько сот ее членов.

В июне 1943 года Германия, чтобы избежать закрытия своей миссии в Кабуле, дала афганскому правительству обещание не использовать ее для прикрытия шпионской деятельности против СССР и Индии. Тем не менее, в сентябре афганские власти выслали из страны Витцеля и радиста Доха. В ноябре 1943 года из Афганистана бежал Расмус. Попытки стран "оси" превратить Афганистан в надежный плацдарм для подрывной деятельности своей агентуры против СССР и Британской Индии потерпели крах.

ТАНДЕМ ДАЕТ ЭФФЕКТ

Большую роль в провале в Афганистане спецслужб стран "оси" сыграло сотрудничество на этом направлении разведок СССР и Великобритании. Резидент британской разведки в Кабуле военный атташе подполковник Ланкастер, как свидетельствуют архивные документы, задолго до 22 июня 1941 года понял, что интересы Великобритании требовали тесного сотрудничества с СССР в Афганистане.

Однако идея взаимодействия, пусть и временного, Интеллидженс сервис с советской разведкой в Афганистане имела много влиятельных противников и в Лондоне, и в Москве. Сказывалось вековое англо-русское противостояние в этой восточной стране и атмосфера шпиономании, царившая в советском руководстве. Так, с 20 июня 1941 года глава британской военной миссии в Москве Макфарлан настойчиво пытался передать своим российским коллегам развединформацию о Германии, но все его усилия были тщетны, пока посол С. Криппс не встретился с В. Молотовым.

29 сентября 1941 года в Москве полковник внешней разведки В. Зарубин и британский представитель Гиннес подписали соглашение, ставшее юридической базой для координации действий союзных спецслужб 7 .

Афганистан в подписанных в Москве документах не упоминался, но материалы фонда В. Молотова свидетельствуют, что события, связанные с "логарским инцидентом", ускорили установление сотрудничества между разведками СССР и Англии. Надо заметить, что в период Второй мировой войны лишь в Афганистане советские и британские спецслужбы смогли успешно провести столь крупную совместную контроперацию против абвера. За все годы войны ни в одной другой стране подобных многолетних оперативных "игр" не осуществлялось.

Координация совместной деятельности разведок Советского Союза и Англии в Афганистане осуществлялась: в Москве через представительство Интеллидженс сервис, возглавляемое полковником Хиллом, а в Кабуле резидент советской внешней разведки М. Аллахвердов (работавший в качестве первого секретаря советского посольства под именем М. Алмазова) поддерживал связь с военным атташе А. Ланкастером и первым советником британской дипломатической миссии Коннор-Грином. Довольно часто эти английские разведчики устно сообщали информацию и послу К. Михайлову.

Резидентуре в Кабуле быстро удалось поставить под свой контроль деятельность фашистской агентуры в Афганистане, так как М. Аллахвердов перевербовал Бхагата Раму Тальвара, который согласился работать на советскую разуведку. Своему новому агенту М. Аллахвердов дал псевдоним "Ром".

Советской разведке удалось добиться такого крупного успеха в Афганистане в частности потому, что абвер с начала 1941 года привлекал к сотрудничеству индийских националистов, тесно связанных с Коминтерном. Эти люди, дезориентированные коминтерновскими директивами о приоритете борьбы с внутренней реакцией, а не с фашистскими державами, пошли на сотрудничество с Германией и Италией. Кроме этого, в коммунистической группе "Кирти", представителем которой в Кабуле являлся Бхагат Рам Тальвар, были члены, некоторые из которых успешно сотрудничали с Германией еще в период Первой мировой войны. В результате к моменту нападения Гитлера на Советский Союз коминтерновские структуры в Афганистане и северо-западной Индии фактически работали за деньги и оружие на абвер.

Нападение фашистской Германии на Советский Союз заставило пенджабских коммунистов прозреть. В том же месяце к Тальвару в Кабул прибыл один из руководителей "Кирти" Харнам Синхг Соди, которому удалось установить контакт с посольством СССР. Б. Р. Тальвар и Соди направили генеральному секретарю Исполкома Коминтерна Г. Димитрову письмо, в котором они оправдывались за свое сотрудничество с абвером и заверяли, что "остаются преданными делу компартии (Индии. - Ю. Т. ) и ожидают инструкций от ИККИ, ... тактических указаний в связи с нападением фашистской Германии на СССР". С осени 1941 года вся деятельность Тальвара направлялась М. Аллахвердовым, что позволило советской разведке занять лидирующее положение в совместной с Интеллидженс сервис операции по ликвидации фашисткой агентуры в Афганистане.

Советские и британские спецслужбы длительное время не могли преодолеть взаимное недоверие. Совместная работа против германской разведки в Афганистане налаживалась медленно. Так, лишь в июне 1942 года советская сторона сообщила Интеллидженс сервис о том, что Таль-вар является двойным агентом. Английская разведка, в свою очередь, после выдворения германских и итальянских подданных из Афганистана длительное время не предоставляла внешней

стр. 61


разведке обещанной информации о подрывной деятельности фашистских спецслужб в этой стране. В начале 1942 года такая информация была все же передана, но оказалась устаревшей. По этому поводу в одной из служебных записок первого заместителя наркома госбезопасности СССР В. Меркулова говорилось: "Некоторые факты имеют трех-четырехлетнюю давность и ряд существенных неточностей, за которыми, по нашему мнению, скрываются какие-то интересы англичан. Однако прямой дезинформации в этих сведениях мы не находим. Поэтому дальнейшее получение подобной информации от англичан в Кабуле считаем целесообразным..." 8

Сотрудничество спецслужб СССР и Великобритании в Афганистане не ограничивалось только обменом развединформации. Но обе стороны стремились действовать, не раскрывая своих агентурных сетей. Поэтому Афганистан был разделен на сферы ответственности: советская разведка проводила операции против абвера в Северном Афганистане, Интеллидженс сервис - в зоне пуштунских племен. Данная практика позволила союзникам по антигитлеровской коалиции избежать лишних трений и обеспечивать свои интересы.

Благодаря такому взаимодействию спецслужб двух стран планы абвера спровоцировать антибританское восстание пуштунов были предотвращены. В мае 1942 года Интеллидженс сервис раскрыла каналы связи между фашистскими дипломатическими миссиями в Кабуле и Факиром из Ипи. Обладая неопровержимыми доказательствами, англичане заставили афганское правительство провести массовые аресты лиц, сотрудничавших с Германией и Италией. В их число входили и некоторые лидеры узбекской иммиграции, бежавшие из Советского Союза.

С помощью Б. Р. Тальвара советская внешняя разведка поставила под контроль деятельность Расмуса и его коллеги офицера абвера Витцеля. Все попытки абвера реанимировать в Туркестане басмаческое движение терпели провал. Германские агенты регулярно пересекали советско-афганскую границу, но в редких случаях кто-то из них смог вернуться в Кабул.

В начале 1943 года Великобритания, убедившись, что часть лидеров среднеазиатских эмигрантов сотрудничает с Германией не только против Советского Союза, но и Индии, решилась одним ударом пресечь деятельность разведок стран "оси" в Афганистане.

15 мая английский посол в Москве А. Керр вручил министру иностранных дел В. Молотову памятную записку, в которой уведомил советское правительство о подрывной деятельности фашистской агентуры в зоне пуштунских племен и Бухаре. В этом документе указывалось на стремление немцев "способствовать беспорядкам на территориях, населенных индийскими племенами, через Факира из Ипи. Британские власти имеют в своем распоряжении список 36 афганских подданных, участвующих в этом замысле". В записке А. Керра также подчеркивалось, что организация Тирази помогает немцам "в обмен на германскую помощь против советских властей в Бухаре". В качестве приложения к своей памятной записке А. Керр вручил В. Молотову инструкцию своего правительства английскому посланнику в Афганистане. В ней ему поручалось потребовать от афганцев немедленного ареста 33 фашистских агентов, связанных с Факиром из Ипи.

Чтобы убедить правительство СССР в необходимости совместного демарша в Кабуле, англичане передали советской стороне фотокопии писем Тирази. Москва 19 мая 1943 года дала свое согласие на совместные с англичанами действия в Афганистане. Однако было решено, что советский посол вручит Хашим-хану ноту протеста только после своего британского коллеги и независимо от него. Это было продиктовано интересами политики: Англия требовала выдворения из Афганистана не только фашистских разведчиков, но и агентов Японии, с которой СССР еще не был в состоянии войны.

26 мая, выполняя полученные из Лондона инструкции, Ф. Уай-ли встретился с Хашим-ханом и потребовал от него ареста фашистских агентов и высылки из Афганистана Витцеля, Доха, Э. Анцилотти и четверых японцев. Афганский премьер отказался выполнить требования англичан. После этой встречи Ф. Уайли сообщил послу К. Михайлову, что афганский премьер-министр ему заявил: "Немецкий посланник Пильгер не ведет себя в Афганистане хуже, чем Папен ведет себя в Турции".

Хашим-хан попытался убедить Ф. У аи л и не добиваться высылки членов германского и итальянского посольств, но англичане были непреклонны. Даже начавшиеся в Афганистане аресты фашистских агентов не заставили Лондон снять свои требования о выдворении Э. Анцилотти, Витцеля, Доха и их японских коллег по шпионскому ремеслу.

Советская сторона решительно поддержала демарш Великобритании в Кабуле. 8 июня 1943 года советский посол К. Михайлов был принят по его просьбе Хашим-ханом и заявил ему протест в связи с враждебной СССР деятельностью посольств Германии и Италии в Афганистане. Советская нота протеста была составлена с использованием достоверных разведданных о деятельности организации "Фаал". Обилие документов, имевшихся у советской резидентуры в Кабуле, позволило послу К. Михайлову отказаться от использования в тексте своей ноты Хашим-хану информации, содержавшейся в фотокопиях писем Тирази. Во время визита к главе афганского правительства К. Михайлов не предъявил Хашим-хану и сами фотокопии этих писем, чем очень обрадовал британских разведчиков, работавших в Кабуле.

В ноте протеста посольства СССР в Кабуле указывалось, что советское правительство располагает достоверными сведениями о враждебной Советскому Союзу деятельности германской миссии среди басмачества. В ней также приводился список лиц, возглавлявших "Фаал", хотя само название этой антисоветской организации не упоминалось. Далее в ноте фактически пересказывалось содержание письменного обращения к Германии одного из лидеров узбекского басмачества Курширмата, входившего в руководство "Фаала". В этом письме говорилось, что "весной 1943 года эмигранты намерены организовать восстание в советской Средней Азии и развернуть диверсионную деятельность на со-

стр. 62


ветской территории, обратив свое внимание (так в документе. - Ю. Т. ), в первую очередь, на разрушение железных дорог, линий связи и т.п. Эмигрантский центр наметил районами организации повстанческого и басмаческого движения ряд областей Узбекской и Таджикской ССР". В документе, зачитанном послом К. Михайловым Хашим-хану, также перечислялись многочисленные примеры активизации басмачества в Северном Афганистане и приводились факты, свидетельствующие о том, что дипломатическая миссия Германии ведет подрывную работу против СССР. По этому поводу в ноте отмечалось: "Германская миссия финансирует и руководит враждебной Советскому Союзу деятельностью эмигрантов из СССР в Афганистане. Активную работу в этом направлении ведут, кроме... Расмуса, члены и сотрудники германской миссии: Шмидт, Фишер, Витцель, Дох и др. [...] Германская и итальянская миссии в Кабуле совместно с некоторыми афганскоподданными (так в документе. - Ю. Т. ), из числа белоэмигрантов, намечали распределение среди туркменских, узбекских и киргизских басмаческих организаций на Севере Афганистана вооружения, которое по их плану должно сбрасываться немецкими самолетами в Афганистане. Это вооружение предназначалось к использованию против Советского Союза. Имеются также сведения о наличии в Афганистане организованных немцами радиоточек, получающих ... указания непосредственно из Берлина для организации враждебной СССР подрывной работы".

Далее, сославшись на советско-афганский договор о нейтралитете, согласно которому афганское правительство взяло на себя обязательство не допускать подрывной деятельности против СССР, К. Михайлов от имени советского правительства потребовал ликвидировать организацию среднеазиатских эмигрантов и предать суду ее руководство. Для этого Хашим-хану был вручен список с именами 51 члена "Фаала". Советский посол также заявил афганскому премьеру о необходимости срочно ограничить состав германской и итальянской миссий посланником и одним секретарем.

Хашим-хан спокойно выслушал заявление советского посла и заверил его, что в течение двух лет афганское правительство делало все возможное, чтобы не допустить любой антисоветской акции. Однако он усомнился в наличии у К. Михайлова данных, подтверждающих правоту советской стороны, о которых Москва могла бы "сообщить всему миру". В ответ на это советский посол сказал Хашим-хану, что посольство СССР готово предоставить афганскому правительству все необходимые документы о враждебной Советскому Союзу деятельности миссий стран "оси" в Афганистане. Это заявление К. Михайлова смутило афганского премьер-министра, и он был вынужден принять советскую ноту.

После совместного и хорошо обоснованного демарша Англии и СССР афганское правительство было вынуждено выполнить требования Великобритании и СССР. В конце июня 1943 года афганские власти потребовали от Э. Анцилотти, Витцеля и Доха покинуть Афганистан. Из-за различных неурядиц и проволочек германского посольства Дох и Витцель покинули Афганистан только в сентябре 1943 года. Э. Анцилотти так и остался в Кабуле, поскольку в Италии рухнул фашистский режим (25 июля 1943 года), и 3 сентября она заключила перемирие со странами антигитлеровской коалиции.

Несмотря на высылку своих сотрудников, Расмус пытался продолжить работу с Б. Р. Тальваром, которого он незадолго перед своим бегством из Афганистана передал на связь японской разведке, а та попыталась с помощью его организации осуществить заброску в Белуджистан нескольких диверсионных групп. Все эти попытки провалились, так как Б. Р. Тальвар заранее передавал политической разведке Британской Индии координаты их высадки. Но японцы сразу же заподозрили германского резидента в Индии в двойной игре и в 1944 году прекратили с ним связь.

П. КВАРОНИ "РАСКАЛЫВАЕТСЯ"

Одной из последних совместных акций английской и советской внешней разведки стала работа с итальянским посланником П. Кварони. После выхода Италии из войны он мог стать ценным источником информации о деятельности стран "оси" в Афганистане. П. Кварони и советник итальянской миссии Э. Анцилотти, подчиняясь приказу постфашистского правительства во главе с Бадольо, оказались вынужденными вести многочасовые "беседы" с представителями Англии и США, а затем и СССР.

Надо отдать должное дальновидности итальянского посланника: получив из Рима сообщение о свержении Муссолини, он сразу же опубликовал в афганских газетах заявление о своей верности итальянскому королю Виктору-Эммануилу III. Однако на какие-либо контакты с дипломатическими миссиями стран антигитлеровской коалиции в Кабуле П. Кварони долгое время не шел, так как опасался, что ему придется ответить за его подрывную деятельность против Британской Индии. Понимая, что по своей воле он не расскажет о сотрудничестве разведок "оси" в Афганистане, Лондон заключил с правительством Бадольо соглашение, согласно которому Англия брала на себя все расходы на содержание итальянской миссии в Кабуле, а связь П. Кварони с итальянским правительством осуществлялась только через британское посольство. За это итальянский посланник должен был сообщить английским представителям в Кабуле все о его работе с немцами.

29 сентября 1943 года британский посланник Джеймс Сквайр, сменивший Ф. Уайли 9 , посетил советское посольство и сообщил К. Михайлову, что недавно получил из Лондона две телеграммы с приказами привлечь членов итальянской миссии к сотрудничеству с целью "получить от них все сведения, которые могут быть полезными для союзников в войне против Германии". Он также уведомил посла СССР о своей предстоящей первой встрече с П. Кварони, которая должна была состояться вечером этого же дня.

В беседе со своим советским коллегой Дж. Сквайр отметил: "Афганцы всем этим очень напуганы и боятся, что союзники установят хорошие связи с итальянцами. Итальянцы могут, очевидно, многое рассказать об афганском правительстве и отдель-

стр. 63


ных афганцах". Действительно, трудно было не заметить, что в официальных кругах Кабула царило сильное беспокойство в связи с возможными "откровениями" итальянских дипломатов. Афганские власти сделали все от них зависящее, чтобы прервать связь итальянской миссии с внешним миром, но помешать встречам П. Кварони с англичанами было не в их власти.

На протяжении трех недель после этого разговора с К. Михайловым британский посланник трижды встречался с П. Кварони и задал ему в общей сложности более 100 вопросов о деятельности миссий стран "оси" в Афганистане и Индии в годы Второй мировой войны. Но наиболее детально с итальянским дипломатом (почти каждый день) в сентябре-октябре 1943 года "беседовал" первый секретарь британского посольства Коннор-Грин.

Во время своих встреч с англичанами П. Кварони подробно рассказал им о подрывной деятельности германской и японской разведок в Афганистане. О своей роли в создании разведсети стран "оси" в Афганистане и Индии он, разумеется, говорил мало и с большой неохотой. К тому же он долго не соглашался назвать имена членов афганского правительства, которые сотрудничали с Германией и Италией. Только получив от Дж. Сквайра гарантии, что Англия не будет преследовать этих лиц, П. Кварони сообщил англичанам их имена. Британская разведка провела проверку информации, поступившей от П. Кварони, и сделала вывод, что итальянский посланник говорил правду. Однако этими сведениями Дж. Сквайр не хотел делиться с советской стороной. Поэтому назначенному поверенным в делах СССР в Афганистане И. Самыловскому 10 в ноябре 1943 года пришлось оказать давление на англичан, чтобы британская миссия "рекомендовала" итальянскому посланнику встретиться с советскими представителями.

30 ноября 1943 года П. Кварони нанес визит И. Самыловскому. Оба дипломата вели себя крайне осторожно, и никаких ценных сведений от итальянца И. Самыловский не получил. П. Кварони долгое время не хотел сообщить советскому представителю информацию о подрывной деятельности стран "оси" на севере Афганистана. Лишь 21 декабря 1943 года итальянский посланник поделился сведениями об Аманулле-хане и попытках Дауд-хана и Наим-хана в 1942 году заключить тайное соглашение с Германией и Италией о создании в Афганистане нового правительства, готового "содействовать немцам и итальянцам в их движении на Индию".

На встрече 8 января 1944 года итальянский дипломат сообщил И. Самыловскому сведения о бывшем бухарском эмире Алим-хане и о его окружении, а также о попытках германской разведки использовать в своих интересах узбекских и туркменских эмигрантов в Афганистане.

12 и 17 февраля 1944 года итальянский посланник встретился уже с М. Аллахвердовым, которого более детально проинформировал о сотрудничестве итальянской разведки с немецкими спецслужбами в Афганистане. П. Кварони также перечислил советскому резиденту имена тех афганцев, которые тайно работали на фашистскую Италию. Среди этих лиц П. Кварони назвал министра экономики Абдул Меджида и министра здравоохранения Яхья-хана, о сотрудничестве которых с итальянцами советская разведка подозревала. Однако в целом многое из сообщенного П. Кварони было уже известно внешней разведке СССР. В связи с этим ценность этой информации для Москвы была невелика.

В своих беседах с английскими и советскими представителями П. Кварони неоднократно указывал, что резидентом германской разведки в Афганистане является Расмус. Но к удивлению афганского правительства Англия и СССР не требовали выдворения его из страны. Секрет заключался в том, что британская и советская разведки были заинтересованы в его пребывании в Кабуле. Политической разведке Британской Индии было выгодно, чтобы Расмус продолжал руководить работой Тальвара, так как между ними установились дружеские отношения.

Внешняя разведка СССР также не хотела высылки Расмуса из Афганистана, но по другой причине: советские разведчики в Кабуле еще не были готовы к вербовке германского резидента. В октябре 1943 года в Кабул с этой целью прибыл советский разведчик А. Коротков - большой мастер вербовки немецких офицеров высокого ранга. 24 октября советским разведчикам удалось заманить Расмуса на одну из своих конспиративных квартир. Там А. Коротков предъявил ему документы на все деньги, переданные Тальваром в советское посольство, шифры и коды для радиосвязи между Берлином и Индией, а также две немецкие рации. Чтобы советские разведчики выпустили его живым, Расмус пообещал 26 октября встретиться с ними и дать свой ответ на их предложение работать на советскую разведку. Но на встречу он не явился. А 5 ноября 1943 года английский посланник Д. Сквайр сообщил И. Самыловскому, что германское правительство отзывает Расмуса. Через три недели немецкий резидент при содействии британской стороны тайно выехал из Афганистана. Случай с бегством Расмуса лишний раз продемонстрировал, что острое соперничество между спецслужбами СССР и Великобритании в Афганистане не было до конца изжито: британская разведка фактически вывела из-под удара германского резидента, который был в западне.

Неудача советской разведки при вербовке Расмуса, как это ни удивительно, не скомпрометировала Тальвара. Немецкий резидент обвинил в своем провале одного из руководителей басмачества в Афганистане Махмудбека, который действительно сотрудничал с советской разведкой. Поэтому немцы, уверенные в надежности своего резидента в полосе "независимых" пуштунских племен Британской Индии, передали его японцам и тем самым обрекли на провал все попытки японской разведки развернуть подрывную работу среди восточных пуштунов.

Благодаря сотрудничеству СССР и Великобритании все попытки стран "оси" спровоцировать мятеж в зоне пуштунских племен в 1942 - 1943 годах потерпели неудачу. Германии и ее союзникам не удалось в годы Второй мировой войны превратить Афганистан в плацдарм для подрывной деятельности против СССР и Британской Индии.

стр. 64


ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ АККОРДЫ "БОЛЬШОЙ ИГРЫ"

После капитуляции фашистской Германии перед Англией, США и СССР встала задача -определить дальнейшую судьбу и сотрудников германской миссии в Кабуле, и их архива. При решении этого вопроса между СССР и Великобританией возникли серьезные разногласия. В этой ситуации американский посланник в Афганистане Энгерт стал посредником, что позволило заинтересованным сторонам найти компромисс.

В первую очередь Москву и Лондон интересовали документы, хранившиеся в сейфах немецкого посольства. Разумеется, компетентные ведомства СССР и Великобритании понимали, что после высылки Витцеля и бегства Расмуса наиболее секретные материалы были уничтожены, но и уцелевшие документы представляли большую ценность для стран антигитлеровской коалиции.

30 апреля 1945 года Энгерт получил указания от госдепартамента США об изъятии содержимого сейфов германской миссии в Кабуле. Поэтому в начале мая 1945 года британский и американский посланники сделали совместное заявление афганскому министерству иностранных дел о необходимости опечатать сейфы и служебные помещения посольства Германии. Афганские власти выполнили это требование без проволочек. В результате, Сквайр и Энгерт опередили советского посла И. Бакулина, который лишь 8 мая получил директиву из Москвы с санкцией на совместное изъятие "архива и ценностей немецкой миссии". 12 мая 1945 года Энгерт получил от секретаря германской миссии Шмидта ключи от всех помещений и сейфов, где хранилось девять ящиков с документами и крупная денежная сумма в валюте 11 .

Наиболее острая дискуссия между советским и британским дипломатическими представительствами возникла из-за условий депортации Г. Пильгера, радиста А. Цугенбюллера и секретаря Э. Шмидта. Английская сторона настаивала, чтобы они были вывезены для допросов в Индию, но советскому послу после трех месяцев споров, вновь при американском посредничестве, удалось настоять на том, чтобы бывшие дипломаты Третьего рейха и все германские материалы были отправлены в Москву, а лишь потом переданы в распоряжение властей британской зоны оккупации в Германии. В августе 1945 года Пильгер и его подчиненные были доставлены в Ташкент, где 17 августа их арестовали. Оттуда они были доставлены в Москву, а вместе с ними 344 папки документов из германского посольства в Кабуле 12 .

Во Внутренней тюрьме НКГБ СССР наиболее часто допросам подвергался кадровый сотрудник абвера радист А. Цугенбюллер. Вскоре у него появилось много работы. Ему пришлось расшифровывать многочисленные депеши, отправленные в период войны руководством германской разведки в Афганистан. В конце 1946 года бывшие сотрудники немецкой миссии в Кабуле были отправлены в Германию.

С 1945 года советские контрразведчики из "Смерша" предпринимали в Германии энергичные меры по задержанию офицеров абвера и вермахта, а также мидовских чиновников, связанных с фашистскими интригами в Афганистане. Так, в Москву были доставлены соратник Амануллы-хана Сиддик-хан, командир "Туркестанской дивизии", куда входил "Индийский легион", генерал О. фон Нидермайер и др. Однако Расмуса, несмотря на все усилия советских контрразведчиков, схватить не удалось. Не обнаружился его след и через десятилетия после окончания войны.

Повышенная активность советской разведки в данном случае была оправданна. К концу войны в Афганистане сохранилась довольно многочисленная шпионская сеть абвера и итальянской разведки. Аресты 1942 - 1943 годов затронули лишь верхушку антисоветских организаций, сотрудничавших со странами "оси", а сотни рядовых членов остались на свободе. Афганские власти лишь ждали удобного момента выпустить на свободу их вожаков. Как показали дальнейшие события, это и случилось. Смело можно предположить, что в условиях наступившей вскоре "холодной войны" лица, сотрудничавшие с фашистскими державами, нашли себе новых покровителей.

Таким образом, внутриполитическая ситуация в Афганистане в 1939 - 1943 годах была очень благоприятной для развертывания подрывных операций спецслужб стран "оси" против СССР и Британской Индии. Недостаток финансовых и материальных средств у абвера и итальянской разведки с избытком компенсировался ненавистью среднеазиатских эмигрантов к советской власти, а пуштунов - к Великобритании. В этих сложных условиях спецслужбы стран антигитлеровской коалиции в Афганистане смогли - во многом благодаря сотрудничеству - переиграть абвер, своевременно срывая его операции еще на стадии их подготовки.

---------

1 Телеграмма Витцеля в Берлин от 9.12.41. // Schnabel R. Tiger und Schakal. Wien, 1968. S. 160.

2 Телеграмма Пильгера в Берлин от 13.03.42. // Архив Службы внешней разведки РФ (далее - Архив СВР). Дело "Индия". Л. 6.

3 Телеграмма Расмуса в Берлин 30.05.42. // Там же. Л. 13.

4 Hauner M. India in Axis Strategy. Germany, Japan and Indian Nationalists in the Second World War. Stuttgart, 1981. P. 516.

5 Протокол допроса Г. Пильгера от 31.1.1946. // Архив СВР. Дело "Мародеры". Т. I. Л. 105.

6 Запись беседы К. Михайлова с афганским премьер-министром Хашим- ханом от 8.6.1943. // Архив внешней политики РФ (далее - АВП РФ). Ф. 06 (Секретариат В. Молотова). 1943. Оп. 25. П. 203. Д. 5. Л. 174.

7 Очерки истории российской внешней разведки. Т. 4. М., 1999. С. 385 - 386.

8 АВП РФ. Ф. 071. 1942. Оп. 24. П. 200. Д. 8. Л. 2.

9 Ф. Уайли был отозван английским правительством с поста посланника в Кабуле, так как он выполнил возложенную на него задачу добиться от Хашим- хана выдворения из Афганистана разведчиков стран "оси". Будучи до своего назначения в Кабул губернатором Объединенных провинций в Индии, Ф. Уайли и с членами афганского правительства вел себя также высокомерно, как и с индийцами. Чтобы не осложнять отношений с Кабулом, английское правительство заменило Ф. Уайли.

10 К. Михайлов был назначен послом в Иран, но там смог проработать лишь несколько месяцев, так как за время пребывания в Афганистане сильно подорвал свое здоровье. Это было типичным явлением для всех зарубежных представительств СССР, сотрудники которых к 1944 году из-за многолетней работы "на износ" буквально падали от усталости.

11 Запись беседы советского посла И. Бакулина с американским посланником Энгертом от 14.5.1945 г. //АВП РФ. Ф. 071. 1945. Оп. 27. П. 208. Д. 2. Л. 93.

12 Кузнец Ю. Л. "Мародеры" выходят из игры. М., 1982. С. 91.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/АФГАНИСТАН-ТАЙНАЯ-ВОИНА-СО-СТРАНАМИ-ФАШИСТСКОЙ-ОСИ-2

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. ТИХОНОВ, АФГАНИСТАН. ТАЙНАЯ ВОИНА СО СТРАНАМИ ФАШИСТСКОЙ "ОСИ" (2) // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 07.05.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/АФГАНИСТАН-ТАЙНАЯ-ВОИНА-СО-СТРАНАМИ-ФАШИСТСКОЙ-ОСИ-2 (date of access: 15.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. ТИХОНОВ:

Ю. ТИХОНОВ → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
290 views rating
07.05.2023 (344 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
11 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
13 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
23 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
23 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
40 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
50 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
52 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
70 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
74 days ago · From Точикистон Онлайн
IN SEARCH OF THE LOST EAST
Catalog: География 
75 days ago · From Галимжон Цахоев

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

АФГАНИСТАН. ТАЙНАЯ ВОИНА СО СТРАНАМИ ФАШИСТСКОЙ "ОСИ" (2)
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android