Libmonster ID: TJ-613

Экономический рывок Китая и Индии одних восхищает, других настораживает, но, как и почти все на свете, он имеет свою цену. А у сверхкрупных стран она, понятное дело, может быть немалой. Начнем, однако, с одного уточнения. Энергоемкость ВВП в КНР, в которой быстрыми темпами идут процессы индустриализации и урбанизации, в действительности не столь высока, как о ней иногда пишут.

Энергоотдача в Китае (в 2003 г. 4.5 дол. в ППС 2000 г. в расчете на килограмм потребления энергии в нефтяном эквиваленте) ненамного ниже, а в Индии (5.3 дол.) выше, чем в среднем по миру (4.7 дол.). И этот показатель в двух рассматриваемых странах вовсе не снижается, а растет, что называется, опережающим темпом. Если в среднем по миру в 1980 - 2003 гг. он увеличивался на 1.3 - 1.4%, то в Индии - на 2.1 - 2.2%, а в Китае по меньшей мере на 3.4 - 3.5% в год. При этом, разумеется, не следует сбрасывать со счетов, что среднегодовой темп прироста потребления энергии в КНР и Индии в 1980 - 1990 гг. (соответственно 3.9 - 4.0% и 4.2 - 4.3%) в 1.6 - 1.7 раза, а в 1990 - 2003 гг. (3.6 - 3.8 и 3.2 - 3.3%) уже в два-два с половиной раза оказался выше, чем среднем по миру (в 1980 - 1990 гг. 2.4 - 2.5% и в 1990 - 2003 гг. 1.4 - 1.6%). В результате если в 1980-е гг. на Индию приходилось 6 - 7%, а на Китай 14 - 15%, то в 1990 - 2003 гг. уже соответственно 9 - 11 и 28 - 29% прироста мирового энергопотребления [рассчитано по: World Development Indicators, 2003, p. 144 - 146, 186 - 188; 2006, p. 154 - 156, 158 - 160; World Development Report, 2007, p. 288 - 289, 294 - 295].

Доля чистого импорта в потреблении энергии в Китае пока еще не столь масштабна (в 2003 г. 2%) по сравнению, например, с Индией (где она увеличилась с 9% в 1990 г. до 18% в 2003 г.), США (показатель повысился с 14 до 28%), Германией (с 48 до 61%; во Франции он составляет ныне 50%, в Италии и Японии - свыше 80%) [World Development Indicators, 2006, p. 154 - 156]. Но доля Китая в мировом потреблении нефти и ряда других ресурсов стремительно растет: в 2003 - 2005 гг. на него пришлось свыше трети увеличения мирового спроса на нефть, половина прироста мирового потребления меди и алюминия, весь мировой прирост спроса на никель, олово, цинк и свинец. Это, как известно, сказывается на росте мировых цен на сырье, в том числе на углеводороды, и имеет, несомненно, важные, но неоднозначные последствия для экспортеров и импортеров сырья, а также, разумеется, и весьма весомые геополитические последствия [Reisen, 2005, Slide 25; More of Everything, 2006; Dancing with Giants..., 2007, p. 14].

Ускорение экономического роста при превалировании экстенсивных составляющих сопровождалось значительным ухудшением экологической обстановки. В принципе здесь нет ничего экстраординарного - так было и в странах Запада и Японии на

Окончание. Начало см.: Восток (Oriens), 2007, N 4, с. 113 - 128.


стр. 107

соответствующих этапах их развития. Однако дело в том, что ныне ускоренная модернизация происходит в огромных, чрезвычайно перенаселенных странах. Уровень их технологического совершенства невысок, а инфраструктурные возможности пока еще сравнительно ограниченны. Так что все это на фоне почти ежедневных сообщений о различных экологических происшествиях не может не вызывать серьезные опасения.

Совокупная доля двух крупнейших стран мира в приросте мирового населения стала уменьшаться: примерно с 37 - 39% в 1980 - 1990 гг. до 34 - 36% в 1990 - 2005 гг. (в Китае, проводящем более строгую политику ограничения рождаемости, показатель сократилсяс 18 - 19 до 14 - 15%, в Индии он вырос, но незначительно - с 19 - 20 до 20 - 21%). При этом их бурный и экологически затратный хозяйственный рост привел к тому, что их совокупная доля в приросте мирового выброса углекислого газа практически утроилась - с 15 - 17% в 1980 - 1990 гг. до 52 - 54% 1990 - 2002 гг. (в Индии - с 4 - 5 до 17 - 18%, в КНР - с 11 - 12 до 35 - 36%). По расчетам известного британского экономиста Н. Штерна, в 2002 - 2025 гг. на них будет уже приходиться примерно две трети прироста выброса углекислого газа в мире [рассчитано по: World Development Indicators, 1998, p. 42, 44, 146 - 148; 2004, p. 38 - 40; 2006, p. 46 - 48, 158 - 160; Stern, 2006, p. 3; Stern Review..., 2006].

В расчете на душу населения объем выбросов диоксида углерода в Индии (в 2003 г. 1.2 т в год) и Китае (3.2 т) все еще в 10 - 11 и примерно в четыре раза меньше, чем в среднем по группе развитых стран1. Но ситуация быстро меняется. Дело в том, что в последние два-три десятилетия рассматриваемый показатель в двух азиатских гигантах рос в среднем ежегодно на порядок быстрее (в Китае на 3.3 - 3.4%, в Индии - на 3.8 - 3.9%), чем в целом по развитым государствам (0.3 - 0.4% в год) [рассчитано по: UNDP..., 2006, р. 353 - 356]. Согласно обследованиям, проведенным в 1995 - 2001 гг., содержание двуокиси серы в воздухе крупнейших городов Индии и Японии2 было примерно в два раза, в Южной Корее - в три раза, а в КНР и Турции - в 4 - 5 раз выше, чем в среднем по крупнейшим городам США и Западной Европы [рассчитано по: World Bank. World Development Indicators, 2004, p. 146 - 148].

В Китае резкое ухудшение состояния трех сред обитания [см. также: Vermander, 2006, р. 24 - 27; Бергер, 2005, гл. 8; Ушаков, 2005, с. 76 - 85], способное, по мнению экспертов, стать детонатором серьезного социально-экологического кризиса, а также иметь серьезные последствия для многих стран мира, характеризуется следующим. Среднегодовой темп "опустынивания" земель вырос в последние 10 - 15 лет по сравнению с 1970-ми гг. вдвое. Пустыни составляют уже четверть территории КНР. Более 75% воды в реках, текущих через китайские города, непригодны для питья и рыболовства. Треть территории страны страдает от кислотных дождей. Шесть из десяти наиболее загрязненных городов мира расположены в Китае. По мнению замминистра КНР по экологии Пэн Юэ, китайское "экономическое чудо", вызывающее неимоверную перегрузку окружающей среды, может скоро закончиться [Friedman, 2005]. По данным госсоветника КНР, профессора Китайской академии наук Н. Веньюана, в последние два-три десятилетия среднегодовой темп прироста экологически скорректированного ВВП КНР был на 2.8 процентных пункта, или почти на треть, ниже официального [The Greening of China, 2005]. По более жестким оценкам, в Китае ежегодные экономические потери от экологической деградации могут достигать от 3 - 5 до 8 - 12% ВВП, а ее

1 В США эта "планка" в полтора раза выше, чем по обозначенной группе стран.

2 Уровень загрязнения в Токио и Осаке практически не отличается по данному критерию от "западного" стандарта, а вот в Иокогаме он, согласно приведенным данным обследований, в 4 - 5 раз выше. (Сравнительные характеристики экологической составляющей развития стран Востока и Запада хорошо представлены в серии работ Н. Г. Рогожиной.)


стр. 108

человеческая цена составляет не менее 300 тыс. смертей в год [China's Environmental Challenge, 2005, p. 278 - 279; Saltmarsh, 2006; Bremmer, 2006; China: Boom Today..., 2007]3.

He менее противоречива и социальная цена развития двух азиатских гигантов. Публикующиеся в мировой статистике данные о числе нищих и бедных в мире - предмет широких дискуссий. Они, вероятно, будут еще не раз уточняться, как и сами критерии, по которым они рассчитываются. В то же время вряд ли стоит сомневаться в том, что Китай за годы реформ сумел добиться существенного сокращения абсолютного и относительного показателя экстремально бедных людей. По данным Всемирного банка, число жителей КНР, дневное потребление которых в ППС 1993 г. не превышало 1 дол., в 1981- 2003 гг. уменьшилось с 630 до 180 млн. человек, или с 63 - 64% до 13 - 15% населения. В целом по Южной Азии этот показатель за отмеченный период практически не изменился, оставаясь на крайне высоком уровне - 470 - 480 млн. человек. При этом, поскольку экономический рост в странах региона привел к улучшению жизненных условий части населения, доля критически бедных среди жителей региона сократилась с половины до трети (в Индии, согласно обследованию 1999 - 2000 гг., -до 34 - 35% населения)4.

По уточненным оценкам, в 2006 г. доля критически бедных в Индии, возможно, даже выше - около двух пятых населения. По Китаю данные более противоречивы. Есть оценка, согласно которой этот показатель сократился до одной десятой. Но ряд экспертов, включая главного экономиста Всемирного банка по КНР Б. Хофмана, полагают, что и критерий бедности, и приведенная оценка по КНР занижены5. Вместе с тем заметим, что именно за счет Китая произошло масштабное уменьшение нищеты в мире. За вычетом эффекта этого глобально значимого достижения число нищих в периферийных и полупериферийных странах выросло примерно с 850 млн. в 1981 г. до 890 млн. в 2003 г.

Если применить более жесткий критерий (до 2 дол. в день на человека), число бедных в КНР в отмеченные годы также заметно уменьшилось (примерно с 870 - 880 млн. до 530 - 540 млн. человек), а их доля в численности населения страны сократилась с 87 - 89% до 41 - 42%. В странах Южной Азии этот показатель, в отличие от Китая, не снизился, а вырос более чем на треть (с 820 - 830 млн. до 1130 - 1140 млн. человек), а доля бедных от всего населения уменьшилась всего лишь на 10 процентных пунктов - с 89 - 90 до 79 - 80%. Уточним, что, согласно проведенным в 2000 - 2002 гг. обследованиям, по несколько иным критериям, в Индии этот показатель, оставаясь весьма высоким (52 - 53%), оказался все-таки намного ниже, чем в Пакистане (73 - 74%) и Бангладеш (82 - 83%). Снова возвращаясь к весьма значимой - в глобальном масштабе - роли Китая, подчеркнем, что без него численность бедных в мире резко выросла в 1981 - 2003 гг. почти на две пятых - с 1.5 - 1.6 млрд. до 2.1 - 2.2 млрд. человек [см.: World Development Indicators, 2006, p. 70 - 73; World Bank. Global Economic Prospects..., 2006, p. 60].

Судя по значениям обычного индекса человеческого развития (ОИЧР, среднее геометрическое невзвешенное относительных показателей подушевого ВВП, продолжительности предстоящей жизни и редуцированного по качеству числа лет обучения взрослого населения) из двух стран за последние два-три десятилетия наиболее дина-

3 В 2002 г. экологические потери в Шанси, центре угольного производства, были эквивалентны трети ВВП провинции. Ныне в Пекине относительный показатель содержания нездоровых частиц в воздухе втрое выше, чем в целом по КНР или по США [The Greening of China, 2005].

4 О различии в достигнутых уровнях развития двух рассматриваемых стран убедительно говорят следующие цифры. Согласно проведенным обследованиям, в 1995 - 2004 гг. в Китае голодал (или имел недостаточный вес) каждый десятый, а в Индии - почти каждый второй ребенок до пятилетнего возраста. Уровень младенческой смертности в Индии (в 2004 г. 62 промилле) почти в два с половиной раза выше, чем в КНР (26 промилле) [см.: World Development Indicators, 2006, p. 112 - 113, 120 - 121].

5 По данным Б. Хофмана, в 2001 - 2003 гг. реальный доход беднейших 10 процентов населения Китая упал на 2.4%, а реальный доход 10% богатейших жителей страны вырос более чем на 16%. [см.: Kurtenbach, 2006; McGregor, 2006].


стр. 109

Таблица 1

Динамика обычного и расширенного индекса развития в Китае, Индии и ряде других стран мира

Страна

1950

1980

2005

A

B

C

D1

A

B

C

D

A

B

C

D

T2

N3

G4

H5

КНР

690

35

1.7

9

1510

67

4.7

19

6600

72

8.4

39

11

18

14

26

Индия

930

35

1.4

9

1330

54

3.4

16

3500

64

6.7

28

6

36

15

22

Бразилия

2060

44

2.1

14

6420

63

4.5

30

8200

72

9.2

44

14

40

24

34

Россия

3230

55

5.4

25

7980

67

10.0

43

10600

66

12.9

52

18

14

16

32

Ю. Корея

1000

47

3.4

13

5330

67

8.7

36

21850

77

15.8

74

78

73

75

75

Тайвань

1190

54

3.6

15

7580

72

9.3

43

24200

77

16.2

77

68

79

73

75

Германия

5410

67

10.4

39

19680

73

12.0

64

29200

79

15.7

82

78

106

91

85

Япония

2720

63

9.1

29

19010

76

13.1

66

31400

81

16.6

87

95

92

93

90

США

12390

68

11.3

53

24000

74

15.8

76

42000

78

19.9

100

100

100

100

100


Примечания:

1. Обычный индекс развития (D) рассчитан по формуле:

, где Aij, Bij, Cij для каждой (i) страны и для каждого (j) года означает соответственно подушевой ВВП в ППС 2005 г., долл., среднюю предстоящую продолжительность жизни от рождения и среднее число лет обучения взрослого населения, скорректированное на качество. Ax, Bx, Cx - аналогичные показатели по США за 2005 г.;

2. T- показатель уровня технологического развития. Приближенно оценивается как среднее невзвешенное двух индикаторов (интернетизации населения и подушевых расходов на НИОКР), отнесенных к уровню США;

3. N - индекс качества институтов, рассчитанный как среднее арифметическое из шести компонентов (см. исходные данные Д. Кауфмана, А. Крэя, М. Маструзи), включающих индикаторы политической стабильности, степени соблюдения законности, эффективности государства, качества регулирования, контроля за коррупцией, подотчетности государства обществу;

4.

5. Модифицированный индекс развития рассчитан по формуле . Ax ... Nx - соответствующие показатели по США за 2005 г.

Рассчитано по: IMF. World Economic Outlook, 2006, p. 190, 197, 198; World Bank. World Development Indicators..., 2004, 2006; World Development Report..., 2007, p. 288 - 289; UNDP. Human Development Report..., 1991 - 2006; Maddison, 2003, p. 62 - 65, 134, 144; Meliantsev, 2004, p. 64; Heston, Summers, Aten, 2006; Kaufmann, Kraay, Mastruzzi, 2006, p. 90 - 107; National Statistics. Republic of China (Taiwan).

мично продвигался вперед Китай (см. табл. 1). В 1980 - 2005 гг. ОИЧР Китая вырос вдвое, или на 20 процентных пунктов (с 19 до 39% от показателя США за 2005 г.), тогда как, например, по Индии рост не превысил 12 пунктов (соответственно с 16 до 28% от американского показателя), по Бразилии - 14 пунктов (с 30 до 44%). В России его рост составил всего 9 пунктов (индикатор вырос с 43 до 52%). Подчеркнем, однако, что рассматриваемый показатель сравнительно быстро увеличивался и в более "продвинутых" странах. Рост ОИЧР составил по Германии 18 процентных пунктов, по Японии -21, по США - 24 пункта. Но больше всего обычный индекс человеческого развития вырос в азиатских НИС - по Тайваню на 34 пункта (с 43 до 77% от показателя США) и в Южной Корее - на 38 пунктов (с 36 до 74% ОИЧР США).

Несмотря на ряд серьезных достижений в макроэкономике (высокие темпы экономического роста, низкий уровень инфляции), Китай по сводному индексу международной конкурентоспособности 2006 г. (версия Всемирного экономического форума) занимает весьма средние позиции (54-е место из 125), существенно уступая Индии (43-е), азиатским НИС первого и второго эшелонов (Сингапур - 5-е место, Сянган - 11-е, Тайвань - 13-е, Южная Корея - 24-е, Малайзия - 26-е, Таиланд - 35-е место). Для КНР, в которой до сих пор весьма сильны позиции государства, характерен невысокий рейтинг экономической (и один из самых низких рейтингов политической) свободы [The

стр. 110

Heritage Foundation..., 2006, p. 13 - 16, 143 - 145; Fraser Institute..., 2006, p. 13, 15 - 17, 19 - 21, 69; Freedom House..., 2006], крайне невысокое качество общественных институтов (80 место из 109, в Индии - 34, у Тайваня - 32 место) [World Economic Forum..., 2006. p. XVII-XVIII]. Во многом именно поэтому расширенный индекс человеческого развития, включающий наряду с другими и показатель качества институтов, в Китае, в отличие от Индии и ряда других стран мира, оказался намного ниже обычного индекса развития (см. табл. 1). К тому же, судя по нашим расчетам, в отличие, например, от Индии, показатель качества государственных институтов по Китаю за последнее десятилетие имел явную тенденцию к снижению (см. граф. 2).

График 2

Примечание. Индекс качества институтов - среднее невзвешенное по шести характеристикам (см. исходные данные Д. Кауфмана, А. Крэя, М. Маструзи), включающие индикаторы политической стабильности, степени соблюдения законности, эффективности государства, качества регулирования, контроля за коррупцией, подотчетности государства обществу. Использовав массивную базу обзоров и обследований, авторы по приведенным выше индикаторам ранжировали страны мира в диапазоне от минус 2 (низкое качество институтов) до плюс 2 (высокое качество).

Рассчитано по: [Kaufmann, Kraay, Mastruzzi, 2006, p. 90 - 107].

В Индии и Китае остаются нерешенными и обостряются многие социальные проблемы и диспропорции. О масштабах этих проблем можно в определенной мере судить, например, по показателю относительной производительности аграрного сектора ((Ya/La)/(Y/L)). Для Китая, в котором в пореформенный период доля занятых в сельском хозяйстве уменьшилась почти на две трети, но все еще составляет не менее двух пятых самодеятельного населения страны, упомянутый показатель снизился с 0.39 - 0.40 в 1978 г. до 0.30 - 0.31 в 2005 г. В Индии, где в 1980 - 2005 гг. динамика производительности труда в аграрном секторе была существенно ниже, чем в Китае, а удельный вес занятых в упомянутом секторе сократился едва ли на одну шестую (этот показатель, как уже отмечалось, все еще ненамного ниже трех пятых активного населения), относительная производительность аграрного сектора уменьшилась намного больше - с 0.59 - 0.60 в 1980 г. до 0.32 - 0.33 в 2005 г. В Китае производительность труда в сельском хозяйстве соответственно в 3.6 и 7 раз ниже, чем в услугах и промышленности, в Индии аналогичные показатели разрыва составили 6 и 5.6 раза6.

6 Рассчитано на базе относительных цен 2005 г. по: [World Bank. World Development Report, 2006, p. 294; ADB. Key Indicators.... 2005, p. 214, 237; Болотин, Шейнис, 1988, с. 292; Xy Анган, 2005, с. 52 - 53].


стр. 111

Эти диспропорции, а также разрывы в доходах между богатыми и бедными регионами, городами и сельской периферией, усиливающиеся социально-классовые контрасты [см.: Roach, 2006; Kochhar, Kumar, Rajan, Subramanian, Tokatlidis, 2006, p. 39 - 40; Purfield, 2006, p. 4, 21], распространение потогонной системы труда, прежде всего в быстро индустриализирующемся Китае7, обусловили рост обобщающих показателей неравенства доходов. В последние два-три десятилетия коэффициент Джини8 имел тенденцию к увеличению в ряде стран Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии: в Индии с 0.38 - 0.39 в 1977 - 1978 гг. до 0.42 - 0.43 в 1999 г., в Индонезии - с 0.41 в 1976 г. до 0.44 в 2002 г., в Таиланде - с 0.44 - 0.45 в 1981 г. до 0.49 - 0.50 в 2000 г. [см.: World Development Report, 1983, p. 200 - 201; 2005, p. 258 - 259; 2006, p. 280 - 281; World Development Indicators, 1997, p. 54 - 57; 1998, p. 68 - 71; 2003, p. 64 - 67; 2004, p. 60 - 63; UNDP..., 2005, p. 271 - 272; Мельянцев, 1998, с. 39 - 40].

Как известно, некоторый рост неравенства не всегда контрпродуктивен. Но в Китае, начинавшем реформы с весьма умеренного уровня неравенства и, по заверению руководства страны, продолжающем строить социализм, произошло весьма резкое увеличение коэффициента Джини. Показатель вырос с 0.26 - 0.26 в 1975 - 1976 гг. до 0.31 - 0.32 в 1980 - 1981 гг., 0.37 в 1992 г., 0.40 в 1998 г., 0.45 - 0.46 в 2002 г. и ныне, по имеющимся данным, достиг или даже превысил отметку в 0.5 (в среднем по странам Тропической Африки и Латинской Америки - 0.5 - 0.6)9. Эти данные свидетельствуют о серьезных перекосах в общественном развитии, усилении поляризации в гигантской, перенаселенной стране, народ которой лишен многих политических прав. В стране со второй половины 1990-х гг. стремительно нарастало число социальных протестов населения10. Только по официальным данным, оно увеличилось с 10 тыс. в 1993 г. до 58 тыс. в 2003 г., 74 тыс. в 2004 г. и 87 тыс. в 2005 г. [Li Lianjiang, 2006, p. 250], т.е. темпами (19 - 20% в год), почти втрое превосходящими темпы экономического роста.

В Индии, как мы видели, дифференциация доходов также углубляется, а уровень бедности выше, чем в КНР. Избегать особо острых социальных конфликтов до сих пор удавалось отчасти в силу сохранения значительной социально-культурной фрагментации индийского общества, но главное, конечно, благодаря тому, что в стране на протя-

7 Согласно недавно проведенным обследованиям, в Китае в результате распространенной практики сверхурочной работы, в том числе и прежде всего на экспорториентированных и субподрядных фирмах, длина рабочей недели часто достигает 70 - 90 часов. Острая конкуренция на рынке труда ввиду массового притока мигрантов из деревень и отсталых регионов приводит к тому, что рабочие вынуждены соглашаться на заработок, не превышающий двух третей минимальной оплаты труда. Независимые профсоюзы запрещены. Смертность на китайских шахтах в десять раз выше, чем, например, в США [см.: Roberts, Engardi, 2006].

8 Рассчитано по формуле: где G10 - коэффицент Джини, рассчитаный по децилям ранжированного ряда, ΣQi - сумма накопленных частостей по (n - 1), т.е. в данном случае 9, значениям. Измеряется от 0 (полное равенство) до 1 (все достается одному).

9 Согласно данным, опубликованным в декабре 2006 г. Китайской Академией социальных наук, беднейшая квинтиль населения имела всего 4.7%, а богатейшая квинтиль - примерно половину суммарного дохода страны [Brenner, 2006]. Высокий коэффициент неравенства во многом обусловлен тем, что в прибрежных районах Китая, в которых проживает 22 - 23% населения, производится 70% китайского ВВП, разрыв в подушевых доходах между провинциями достигает семикратной величины, 66% всех банковских депозитов принадлежит 10% населения КНР. По критерию равенства в получении медицинских услуг Китай, по оценке ВОЗ, находится на 181-м месте (из 191) в мире [Sisci, 2005; Friedman,, 2005; Belloq, Chaponniere, 2006, p. 3; Pei, 2006, p. 39; Beech,, 2006, p. 22.; World Bank. Sharing Rising Incomes..., 1997, p. 8; World Bank. World Development Indicators, 1997, p. 54; 1998, p. 68; 2003, p. 64; World Bank. East Asia. 2006, p. 56; Dyer, 2006; Ли Пэйлинь, 2005, с. 107].

10 Особенно тревожно положение в деревне. Крестьян, у многих из которых нечеткие права на собственность, местные власти нередко сгоняют с земель. При отъеме земли крестьянам компенсируют не более десятой части ее реальной рыночной стоимости. В то же время торговля земельной собственностью стала важнейшим фактором обогащения. Из 50 крупнейших китайских олигархов половина сколотила капитал на сделках с землей и другими формами недвижимости [см.: Fat of the Land, 2006].


стр. 112

жении уже почти трех поколений более или менее эффективно функционирует демократический режим, а сменяющие друг друга правительства продолжают выделять субсидии на поддержку бедных и отсталых районов, идя при этом на значительные бюджетные дефициты. Поскольку безработица, бедность, нищета, неравенство и социальная несправедливость никуда не исчезают, поводов для недовольства населения немало. Но пока что масштаб социальных выступлений в демократической Индии в целом ниже [Giridharadas, 2007], чем в коммунистическом Китае.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Очень непохожие друг на друга, две сверхкрупные бедные азиатские страны, проведя серию либеральных экономических реформ, масштаб которых в Китае больше, чем в Индии, глобализируясь и в определенной мере глобализируя мир, совершили за последние два-три десятилетия мощный экономический рывок [см.: The New Titans, 2006]. Он заставляет вспомнить об успехах Японии 1950 - 1960-х гг., азиатских НИС 1970-х - первой половины 1990-х гг.

Тем не менее, несмотря на впечатляющие темпы роста экономики, повышение долей этих стран в приростах глобального ВВП, промышленного производства, экспорта, притока ПИИ и других макроагрегатах, а также на возможность того, что в ближайшие десять лет при прочих равных условиях Китай по абсолютному объему валового продукта станет первой, а Индия прочно займет позицию третьей после США страны мира, два азиатских гиганта по-прежнему остаются преимущественно бедными странами. По нашим расчетам, в 1980 - 2005 гг. их подушевой ВВП, отнесенный к уровню США, вырос в Китае в два с половиной раза, в Индии - всего в полтора раза. При этом Китай в 6 - 7, а Индия все еще в 12 раз отстают по этому относительному показателю от лидера мирового хозяйства. Абсолютный разрыв в ВВП на душу населения в 1980 - 2005 гг. по двум странам не уменьшился, а вырос в 1.6 - 1.7 раза - соответственно по Китаю с 22.5 тыс. дол. (в ППС 2005 г.) до 35.4 тыс. дол. и по Индии - с 22.7 тыс. дол. до 38.5 тыс. дол. (см. табл. 1).

Полагаю, что еще рано подводить "окончательные итоги" хозяйственного подъема двух азиатских исполинов. Их рост, при всей его феноменальности, отличается отраслевой, секторной и региональной диспропорциональностью, сохраняет черты хрупкости и несбалансированности. Особенно непомерна норма накопления в Китае, в котором также серьезнейший риск связан с возможностью трансформации его политической системы [см.: Harr, Bjorn, 2006, р. 6]. Вклад эффективности в прирост ВВП в Китае в целом невелик. Его финансовая система сравнительно более уязвима.

Индии, несмотря на существенное ускорение ее экономической динамики в последние три года (она почти сравнялась с Китаем по темпам роста ВВП) [см.: Mahapatra, 2007], придется, если она не хочет "финансово перегреться" [см.: Indian Market..., 2007; China Right..., 2007; Summers, 2007; Chinese Stocks..., 2007], много вкладывать в инфраструктуру, отсталые отрасли и неперспективные штаты, что может в краткосрочном и даже среднесрочном плане притормозить рост производительности в этой стране.

Экологическая и социальная цена развития двух крупнейших стран мира настораживает многих, включая даже не близких их соседей. Однако нельзя не видеть и того, что относительные масштабы нищеты стали в последнее время сокращаться в Индии, а Китай своим успехом внес существенную лепту в преодоление глобальной бедности.

Подъем двух стран - предмет всевозможных дискуссий, опасений и тревог [подробнее см.: Мельянцев, 2007]. Но есть и положительные новости для мировой экономики. Китай и чуть в меньшей мере Индия благодаря своему росту и интенсивному импорту расширяют экспортные возможности не только для стран, специализирующихся на вывозе сырья и энергии. Быстро развивающиеся внутренние рынки двух гигантов и энергично растущие экспорториентированные сегменты их экономик предъявляют

стр. 113

огромный спрос на комплектующие, промежуточные и капитальные товары, всевозможные технологии и услуги [Prasad, 2004, р. 8; Lampton, 2007; World Bank. Global Economic Prospects, 2006, p. XX]. Дешевый экспорт китайских товаров и индийских инфоуслуг в определенной мере сдерживает рост цен и производственных издержек, увеличивает прибыли корпораций, прежде всего в развитых, постиндустриализирующихся странах [см.: Weapons of Mass Disinflation, 2006]11. Китай, напомним, размещая свои немалые валютные резервы в бумагах США и ряда других развитых стран, сильно подпирает их финансовые системы.

Вместе с тем Китай и чем дальше, тем больше Индия могут представлять и уже представляют определенную угрозу, прежде всего для среднеразвитых государств с аналогичной специализацией - в производстве готовых потребительских товаров разной степени сложности и пока еще не самых "продвинутых" инфоуслуг [Kramer, 2006; Lall, Albaladejo, 2004, p. 1447; UNCTAD..., 2005, p. 50, 55; Humphrey, Schmitz, 2006, p. 12, 18; Summers, 2006]. Есть также оценки, что в среднесрочной перспективе в зоне риска может оказаться до одной пятой рабочих мест и в странах Запада. Это связано со стремительным увеличением числа выпускников инженерно-технических вузов в Китае и Индии. Правда, по оценкам, пока еще лишь одна пятая часть индийских и одна десятая часть китайских выпускников инженерно-технических вузов способны работать в международных компаниях на требуемом уровне [см.: Lucas, Heines, 2005, p. 4; Prestowitz, 2006, p. 149; Gilbert, 2006]. В то же время эксперты Всемирного банка полагают, что службы занятости развитых стран недооценивают величину потерь рабочих мест в развитых государствах, связанную с аутсорсингом в пользу стран Юга [см.: World Bank. Global Economic Prospects, 2006, p. 121, 133].

Опасения в определенной мере оправданны еще и потому, что Китай и Индия сильно нацелены на наращивание своего научно-инновационного потенциала и в ближайшие 10 - 15 лет намерены довести удельные расходы на НИОКР до 2 - 2.5% ВВП [Sirkin, 2007]. Средняя "планка" их научных разработок еще невысока, но обе страны расширяют сеть исследовательских университетов и инновационных кластеров, мобилизуют свои большие диаспоры, привлекая к перспективным проектам научную элиту, обучавшуюся и работающую в ведущих зарубежных университетах и компаниях [см.: Einhorn, 2006; Einhorn, 2007].

Подрастает и их военный потенциал. По нашим ориентировочным подсчетам, объем официальных военных расходов Индии от соответствующего показателя США, возможно, вырос с 11 - 12% в 1990 г. до 22 - 23% в 2004/2005 гг., а аналогичный индикатор по Китаю увеличился с 18 - 19% до 41 - 42% [рассчитано по: Maddison, 2003, р. 86, 174; World Bank. World Development Report, 2006, p. 288 - 289; UNDP..., 2006, p. 348 - 350]. Американские эксперты, оценивающие динамику и масштабы модернизации китайской армии, с тревогой для себя обнаружили, что ежегодные темпы наращивания реальных военных расходов КНР в последние 15 лет, оказывается, по меньшей мере, в полтора раза опережали рост китайского ВВП [Kahn, 2006; The Financial Times, 2006, December 29].

В развитых странах, как известно, много проблем, связанных со старением населения и исчерпанием демографического "дивиденда", определенной склеротизацией социальных институтов, объективной сложностью в короткий период "пересесть" на чисто инновационную модель развития, компенсировав тем самым исчерпание простых способов повышения производительности труда, которое в прошлом во многом было связано с межсекторным и межотраслевым перемещением основных производствен-

11 Однако все-таки не стоит чрезмерно преувеличивать китайский фактор в потребительских расходах развитых стран. По одной из оценок, в 2004 - 2005 гг. в США на китайский импорт приходилось примерно одна десятая потребительских затрат американских семей на одежду и обувь и лишь 2% общих расходов по графе личного потребления [см.: Asia Times, 2005, July 14].


стр. 114

ных ресурсов, наращиванием вооруженности труда физическим и человеческим капиталом, уходом высокопродуктивных бизнесов на азиатские рынки и др. [см.: U.S. Labor Productivity Growth..., 2007; Denis, McMorrow, Roger, 2006, p. 58; Blanchard, 2004, p. 3 - 26, p. 3; The American Economy..., 2006; Fackler, 2006]. Но целесообразно отдавать отчет в том, что страны авангарда, что бы там ни говорили, в целом вовсе не "слабаки", реформируются [Coy, 2006; Wolf, 2007] и в общем способны остановить "прорывающуюся полупериферию", если это будет в их интересах12.

Хотя относительный уровень инвестиций (в процентах от ВВП) в основной капитал и базовое образование в развитых странах уже долгое время не увеличивается [см.: Мельянцев, 2006(2), с. 37, 46], совокупные расходы на высшее образование, науку и информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) в 2003/2004 гг. достигли в Японии и азиатских НИС 11.3 - 11.8% ВВП, в скандинавских странах 12 - 13%, в США 14.3% ВВП. Они были, таким образом, в 2 - 2.5 раза выше, чем в Китае (6.4%) и Индии (5.5% ВВП) [рассчитано по: World Development Indicators, 2006, p. 302 - 304, 306 - 308; Expenditure on Educational Institutions..., 2006]. В расчете на душу населения совокупный объем расходов на развитие наиболее активных элементов физического и человеческого капитала в развитых странах по меньшей мере в 10 раз (на порядок) выше, чем в Китае и в 21 - 23 раза больше, чем в Индии. В начале 2000-х гг. число исследователей в расчете на миллион жителей в развитых странах было в 5 - 6 раз больше, чем в Китае и в 30 раз больше, чем в Индии. В расчете на миллион жителей в Китае было опубликовано в 34, а в Индии - в 55 раз научных статей меньше, чем в развитых государствах [рассчитано по: World Development Indicators, 2006, p. 306 - 308].

В связи со сказанным можно вспомнить и о России, стране Менделеева-Королева-Перельмана, которая, увы, превратилась в сырьевой/"петрогазовый" придаток не только Запада, но уже и Востока. В истории, конечно, были случаи, когда страны с первоначальной сырьевой специализацией своего экспорта (США и Япония последней трети позапрошлого века) осуществляли быстрое догоняющее-перегоняющее развитие. Там сработали рынки, конкуренция, человеческий фактор, а главное - "качественная" элита, нацеленная на инновационно-технологический рывок, что, как известно, явилось причиной "экономического чуда" и маленьких "азиатских драконов" и вовсю начинает работать в поднимающихся Китае и Индии.

В условиях благоприятной ценовой конъюнктуры российский ВВП, как мы знаем, увеличивается13, но интенсивная составляющая роста, а следовательно, его долгосрочная устойчивость минимальна14. Без стремительного наращивания инвестиций в основные производственные фонды (норма которых в РФ в полтора раза меньше, чем в Индии и вдвое меньше, чем в Китае), а также в инфотехнологии, науку и развитие высшего образования, совокупные расходы на нужды которых в России (5.3 - 5.4% ВВП) - в два-три раза ниже, чем в развитых странах и даже ниже, чем в более бедных, чем мы, Китае и Индии, без выстраивания надежных правовых, финансовых и социально-политических институтов, пользующихся доверием в обществе, и выработки стратегии ускоренного формирования динамических сравнительных преимуществ Россия через некоторое время по уровню развития может, как и два-три века тому назад, оказаться

12 В частности, нетарифными ограничениями, финансовыми и иными технологиями [см.: Merk, 2006; Summers, 2007].

13 Реальные темпы роста экономики, скорее всего, меньше официальных, поскольку, как отмечают исследователи, дефляторы и индексы цен занижены [см.: Ваша личная инфляция..., 2007].

14 Если адекватнее учесть применение природных и трудовых ресурсов (в том числе рабочую силу мигрантов), повышение степени использования мощностей в период после дефолта, можно обнаружить, что в экономике преобладает экстенсивный рост, связанный с динамикой совокупных затрат [см.: Мельянцев, 2005, табл. 2]. Между тем доля инновационной продукции в РФ менее 1% (в Финляндии - более 30%, в Италии, Испании и Португалии - от 10 до 20%) [см.: Ваганов, 2007].


стр. 115

ниже одновременно и стран Запада и Востока [см.: Мельянцев, 2003, с. 85 - 86, табл. 1]. В этом случае один из почти забытых ныне национальных проектов России - достижение Португалии по уровню подушевого ВВП - раньше нас сумеет реализовать Китай.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бергер Я. М. Экологическая безопасность и ресурсообеспеченность // Китай: угрозы, риски, вызовы развитию / Под ред. В. В. Михеева. М.: Московский Центр Карнеги, 2005.

Болотин Б. М., Шейнис В. Л. Экономика развивающихся стран в цифрах. М., 1988.

Ваганов А. Инновационная матрица // НГ-наука. 24.01.2007.

Ваша личная инфляция зашкалила // Известия. 12.02.2007.

Ли Пэйлинь. Построение общества "сяокан" в Китае // КНР: проблемы построения общества сяокан. М.: РАН, ИДВ, 2005.

Мельянцев В. А. Россия за три века: экономический рост в мировом контексте // Общественные науки и современность. 2003. N 5.

Мельянцев В. А. Россия, крупные страны Востока и Запада: сравнительная оценка индексов международной конкурентоспособности, производительности и качества жизни // Ломоносовские чтения. Востоковедение. М.: Гуманитарий, 2005.

Мельянцев В. А. "Восточноазиатская модель" экономического роста: важнейшие составляющие, достоинства и изъяны. М.: Гуманитарий, 1998.

Мельянцев В. А. Азиатский экономический рывок: масштабы, эффективность, последствия // Глерию Широкову: я хотел бы с тобой поговорить. Сборник статей / Отв. ред. С. В. Сопленков, А. М. Петров. М.: Институт востоковедения РАН; Гуманитарий, 2006(1).

Мельянцев В. А. Развивающиеся страны: рост, дифференциация, экономический вызов // Вестник Московского ун-та. Сер. 13. Востоковедение. 2006(2). N 2.

Мельянцев В. А. Китайская модель развития: общие контуры, внешние эффекты, международные сравнения // Подъем Китая: значение для глобальной и региональной стабильности. М.: Гуманитарий, 2007.

Ушаков И. В. Китай: экологический вызов // Мировая экономика и международные отношения. 2005. N 12.

Ху Анган. Чем объясняются высокие темпы развития китайской экономики? // Проблемы Дальнего Востока. 2005. N 1.

ADB. Key Indicators of Developing Asian and Pacific Countries. Hong Kong, China, 2005.

The American Economy - Slow Road Ahead // The Economist. 2006. October 26 .

Asia Times. 2005. July 14.

Asian Development Bank. Key Indicators of Developing Asian and Pacific Countries. Manila, 2005, 2006.

Beech Hannan. Inside the Pitchfork Rebellion // Time. 2006. March, 13.

Belloq F. -X., Chaponniere J. -R. Chine: la croissance et ses desequilibres // Problemes economiques. 2006. 26 avril. N 2898.

Blanchard O. The Economic Future of Europe // The Journal of Economic Perspectives. 2004. Vol. 18. N 4.

Bremmer B. The Dirty Secret of China's Economy // Business Week. 2006. June 16.

Brenner B. Five Megatrends for Asia in 2007 // Business Week. 2006. December, 29.

China: Boom Today, Bust Tomorrow // Business Week. 2007. February 5.

China Right to Worry about Bubble Trouble // The Financial Times. 2007. January 30.

China's Environmental Challenge // Current History. 2005. Vol. 104. N 683.

China's Growth and Integration into the World Economy. Prospects and Challenges / Ed. by E. Prasad II IMF. Occasional Paper. N 232. Washington, D.C., 2004.

Chinese Stocks Post Biggest Fall in Decade // Reuters. 2007. February, 27.

Coy P. Is the US Losing Its Competitive Edge? // Business Week. 2006. September 27.

Dancing with Giants. China, India and the Global Economy / Ed. by L.A. Winters, S. Yusuf. The World Bank. Washington, D.C., 2007.

Denis C., McMorrow K., Roger W. Globalization: Trends, Issues and Macro Implications for the EU // European Commission. Economic Paper. N 254. Brussels, 2006. July.

Dyer G. China's Income Gap Grows Despite Pledges // The Financial Times. 2006. December 27.

Einhorn B. China, R&D Superpower? Think Again // Business Week. 2006. December 12.

Einhorn B. Cure Needed for Indian Science // Business Week. 2007. January 4.

Expenditure on Educational Institutions as a Percentage of GDP; Statistics on Research and Development // UNESCO Institute for Statistics. P., 2006 (www.uis.unesco.org)

Fackler M. Japanese Economic Growth Is Slower Than It Looked // The International Herald Tribune. 2006. December 8.

Fat of the Land // The Economist. 2006. March 23rd.

The Financial Times. 2006. December, 29.

The Fraser Institute. Economic Freedom of the World. 2006 Annual Report. Vancouver, B.C., 2006 (www.free-theworld.org)

стр. 116

Freedom House. Freedom in the World Country Ratings, 1972 - 2006. N.Y., 2006 (www.freedomhouse.org)

Friedman Th.L. How to Look At China // The New York Times. 2005. Monday. November 21.

Gilbert M. The Next Job Outsourced to India Could Be Yours. Bloomberg, 2006, October 26 (http://www.bloomberg.com)

Giridharadas Anand. Rising Prosperity Brings New Fears to India // The Business Week. 2007. January, 25.

The Greening of China // The Economist. 2005. October 20th.

Harr Т., Bjorn N.H. Global China's Growth Miracle - Is It Sustainable // Danske Bank. Danske Research. 2006. November 21.

The Heritage Foundation. 2006 Index of Economic Freedom. Washington, D.C., 2006 (www.heritage.org)

Humphrey J., Schmitz H. The Implications of China's Growth for Other Asian Countries // Institute of Development Studies. University of Sussex. Brighton, U.K. 2006. April.

Indian Market 'Correction' Looms // The Financial Times. 2007. January 28.

Kahn J. China Opens Public Discussion of Its Rising Power // The International Herald Tribune. 2006. December 8.

Kochhar K., Kumar U., Rajan R., Subramanian A., Tokatlidis J. India's Pattern of Development // IMF. Working Paper. WP/06/22. Washington, D.C., 2006. Kurtenbach E. China and India Strive to Keep Economies Booming // The International Herald Tribune. 2006. December 26.

Kramer Ch. Asia's Investment Puzzle // Finance and Development. 2006. June. Vol. 43. N 2.

Lall S., Albaladejo M. China's Competitive Performance: A Threat to East Asian Manufacturing Exports // World

Development. 2004. Vol. 32. N 9.

Lampton D. The Faces of Chinese Power // Foreign Affairs. 2007. Vol. 86. N 1.

Li Lianjiang. Driven to Protest: China's Rural Unrest // Current History. Vol. 105. N 692. 2006. September.

Lucas C, Heines C. Europe's High-Tech Future: The Last Colonial Delusion. L., 2005.

Maddison A. The World Economy: Historical Statistics. P.: OECD, 2003.

Mahapatra R. India's Economy Likely to Sustain Growth // Business Week. 2007. February 27.

McGregor R. China's poorest worse off after economic boom // The Financial Times. 2006. November 21.

Merk A. China: Embrace the Competition II Asia Times. 2006. May 23.

More of Everything // The Economist. 2006. September 14th.

The New Titans // The Economist. 2006. September 14th.

Pei Minxin. The Dark Side of China's Rise // Foreign Policy. 2006. March / April.

Prestowitz C. "Chindia" Tilts the Paying Field // Current History. 2006. Apri.

Purfield C. Mind the Gap: Is Economic Growth in India Leaving Some States Behind? // IMF. Working Paper. WP/06/103. Washington, D.C., 2006.

Reisen H. China's and India's Implications for the World Economy. P.: OECD Development Centre, 2005. Slide 25 (www.oecd/dev/reisen).

Roach St. Globalization's New Underclass II Asia Times. 2006. April 26.

Roberts D., Engardi P. Secrets, Lies, and Sweatshops II Business Week. 2006. November 27.

Saltmarsh M. Getting in Early as China Cleans Up // The International Herald Tribune. 2006. January, 6 .

Sirkin H. India and China Wise Up to Innovation // Business Week. 2007. January 30.

Sisci F. Is China Headed for a Gini 'Red Alert'? // China Business. 2005. October, 20th (http://atimes.com)

Stern N. What Is the Economics of Climate Change // World Economics. Vol. 7. 2006. N 2.

Stern Review: The Economics of Climate Change. L., 2006.

Summers L. The Global Middle Cries Out for Reassurance // The Financial Times. 2006. October 29.

Summers L. History Holds Lessons for China and Its Partners // The Financial Times. 2007. February 25.

UNDP. Human Development Report. N.Y., 2005; 2006.

Weapons of Mass Disinflation // The Economist. 2006. September 14 .

Vermander B. La Chine face a la crise ecologique // Problemes economiques. 2006. 26 avril.

Wolf M. European Corporatism Must Embrace Change // The Financial Times. 2007. January 23.

World Bank. East Asia. Update. Washington, D.C., March, 2006.

World Bank. Global Economic Prospects, 2007. Washington, D.C. 2006. December.

World Bank. World Development Indicators, 1997; 1998; 2003; 2004; 2006.

World Bank. World Development Report, 1983; 1998; 2005; 2006; 2007.

World Bank. Global Economic Prospects, 2007. Washington, D.C., 2006.

World Bank. Sharing Rising Incomes. Disparities In China. Washington, D.C., 1997.

World Economic Forum. Global Competitiveness Report, 2006 - 2007. N.Y., 2006.

UNCTAD. China in a Globalizing World. N.Y., 2005.

UNDP. Human Development Report, 2006. N.Y., 2006.

U.S. Labor Productivity Growth in 2006 was the Lowest in More than a Decade // The Conference Board. Press Release. 2007. January 23 (http://www.conference-board.org/economics/research.cfm)


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/ДВА-АЗИАТСКИХ-ГИГАНТА-ОСНОВНЫЕ-КОНТУРЫ-ЭКОНОМИЧЕСКОГО-РАЗВИТИЯ-ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ-И-СОЦИАЛЬНАЯ-ЦЕНА-РАЗВИТИЯ

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Faridun MahmudzodaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Mahmudzoda

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. МЕЛЬЯНЦЕВ, ДВА АЗИАТСКИХ ГИГАНТА: ОСНОВНЫЕ КОНТУРЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ЦЕНА РАЗВИТИЯ // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 06.07.2024. URL: https://library.tj/m/articles/view/ДВА-АЗИАТСКИХ-ГИГАНТА-ОСНОВНЫЕ-КОНТУРЫ-ЭКОНОМИЧЕСКОГО-РАЗВИТИЯ-ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ-И-СОЦИАЛЬНАЯ-ЦЕНА-РАЗВИТИЯ (date of access: 23.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. А. МЕЛЬЯНЦЕВ:

В. А. МЕЛЬЯНЦЕВ → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
К 70-ЛЕТИЮ ВИКТОРА ГРИГОРЬЕВИЧА КОРГУНА
3 days ago · From Faridun Mahmudzoda
А. Б. ПОДЦЕРОБ. ИСЛАМ ВО ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ СТРАН МАГРИБА
3 days ago · From Faridun Mahmudzoda
БУХАРСКИЕ ЕВРЕИ И ТОРГОВЫЕ СВЯЗИ РОССИИ С ХАНСТВАМИ СРЕДНЕЙ АЗИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII-XIX в.
3 days ago · From Faridun Mahmudzoda
ТРУДНЫЕ ДОРОГИ НЕЗАВИСИМОЙ ИНДОНЕЗИИ
3 days ago · From Faridun Mahmudzoda
ИСЛАМО-ФУНДАМЕНТАЛИЗМ В СУДАНЕ: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ
5 days ago · From Faridun Mahmudzoda
ТРИДЦАТЬ ЛЕТ ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИРАН
6 days ago · From Faridun Mahmudzoda
А. В. РЯСОВ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ М. КАДДАФИ В СПЕКТРЕ "ЛЕВЫХ ВЗГЛЯДОВ"
6 days ago · From Faridun Mahmudzoda
VI ОРГАНИЗАЦИОННО-НАУЧНЫЙ СЪЕЗД РОССИЙСКИХ ВОСТОКОВЕДОВ
8 days ago · From Faridun Mahmudzoda

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

ДВА АЗИАТСКИХ ГИГАНТА: ОСНОВНЫЕ КОНТУРЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ЦЕНА РАЗВИТИЯ
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android