Libmonster ID: TJ-343
Author(s) of the publication: Ю. Архипов

Битов А. Пушкинский дом М.: Вагриус, 2007 Моление о чаше. Последний Пушкин М.: Фортуна ЭЛ, 2007

"В жилах русской литературы течет кровь Пушкина", - сказал Набоков.

В самом деле, число русских писателей, вдохновлявшихся Пушкиным, писавших о нем, не поддается учету - имя им легион. Но ни в ком "донорство" Пушкина не сказалось так победительно, как в Андрее Битове - одном из наиболее приметных русских прозаиков последней трети двадцатого века. Его пушкиниана, несомненно, занимает самую вершину соответствующей тематической пирамиды. По уровню письма его пушкинские работы стоят сразу за работами Цветаевой и Набокова. По глубине проникновения в тему, по разнообразию интеллектуальной игры с текстами Пушкина Битов не уступает никому.

Об этом свидетельствует подавляющее большинство его произведений. И его первый роман "Пушкинский дом" (закончен в конце семидесятых годов, опубликован уже "после советской власти"), и его прелестная фантазия "Фотография Пушкина" (1990). И десятки статей, впервые собранных в книге "Статьи из романа" ("Советский писатель", 1986), и два его чрезвычайно интересных по замыслу и исполнению сборника комментированных текстов Пушкина за два важнейших в биографии поэта года (1825 и 1836), с отменным изяществом изданные "Независимой газетой": "Вычитание Зайца" (1993 и 2001) и "Предположение жить" (1999).

"Моление о чаше" примыкает к этому ряду. Оно и выстроено как раздумье писателя над откликами на две упомянутые его книги. Он вступает здесь в диалог со своими оппонентами из числа энтузиастов "народной пушкинистики". Реальны эти корреспонденты писателя или выдуманы, нам неведомо. Однако это не имеет к делу прямого отношения: важно лишь, что возражения их в деле понимания тех или иных фактов биографии или творчества Пушкина могут возникнуть у многих почитателей поэта. Да и всё, пожалуй, непреходящее значение жизненного труда Битова зиждется как раз на том, что он сумел выразить взгляд на Пушкина всего своего поколения - то есть суммировать взгляды, в этом поколении преобладавшие. Нередко он ссылается на чужие мнения - и авторитетнейших специалистов, как Сергей Бочаров или Юрий Лотман, и безымянных (выдуманных?) оппонентов "из народа", и каких-нибудь своих приятелей, не имеющих прямого отношения к литературе. Реакция этих последних бывает, кстати, поразительной по своей прямо-таки художественной силе. Так, Битов сообщает о некоем друге по фамилии Жуков, который знает из Пушкина одну только строчку "Мороз и

стр. 101


солнце - день чудесный", и эта самая строчка настолько слепит ему глаза своим немыслимым совершенством, что он боится читать Пушкина дальше - чтобы не сойти сума.

Вновь и вновь возвращается Битов к сцене роковой дуэли и последним часам жизни Пушкина, вновь и вновь заставляет нас переживать все заново, нас, и без того, по слову Цветаевой, на всю жизнь раненных в живот пулей пустоголового заезжего красавчика. Казалось бы, все детали события настолько известны, что и добавить тут нечего. Кто же не помнит подробностей этой кончины, этого небывалого соединения прямо-таки античного мужества (реплике умирающего поэта, стойко переносившего непереносимую боль: "Смешно же, чтобы этот вздор меня пересилил", могли бы воздать восхищенное должное и Эсхил с Софоклом, и Плутарх со Светонием) с поистине православным смирением, восхитившим исповедовавшего его настоятеля ближайшей Конюшенной церкви. Однако Битову удается взглянуть на событие по-новому, увидеть в нем акт невероятного Тождества - личности поэта и его созданий. "Об этом нельзя писать. Тут не выкрутишься и не уточнишь. Кто мог поставить такую точную точку в конце ВСЕГО? Мало сказать - гений, надо сказать: Пушкин".

Последовательно и неотвратимо логично Битов подводит нас к мысли о том, что этот конец Пушкина на самом деле был Рубеж, попытка его прорыва к инобытию, к которому его не допустили, может быть, за прежние, особенно ранней молодости, прегрешения. Все произведения Пушкина самой поздней его поры - "Медный всадник", "Капитанская дочка", евангельский "каменноостровский" цикл лирики 1836 года - все это, по Битову, только Пролог того иного Пушкина, о котором нам остается только догадываться. Знатоку литературы о Пушкине это не может не напомнить предположение Владимира Соловьева о том, что если бы Пушкин остался жив, он непременно стал бы православным священником. Во всяком случае, трудно не согласиться с Битовым, что если бы Пушкин остался жив и творил бы еще лет тридцать-сорок, то вся русская история пошла бы по иному пути.

Роман "Пушкинский дом", бывший в свое время одним из забивных гвоздей Самиздата, ныне признан едва ли не классикой новейшей русской литературы. Он нередко переиздается как у нас, так и за рубежом. Последнее обстоятельство не случайно - роман Битова вполне "европейский" по всей своей художественной оснастке и легко вписывается в панораму европейской (и американской) литературы новейшего времени. Там ведь так называемые "кампус-романы", то есть те, что повествуют о жизни ученых, в основном, университетских или академических гуманитариев, в большом ходу, начиная с Томаса Манна, Гессе, Музиля, Хаксли, Апдайка.

Битов вплетает в эту устойчивую структуру вполне русские реалии в позднесоветских декорациях. Его герой Лев Одоевцев, сотрудник Пушкинского дома в Ленинграде семидесятых годов - это вполне привычный нам русский "лишний человек", только новейшей формации, запутавшийся в собственных комплексах обломок былой ренессансной русской культуры. Богемная среда эпохи брежневского застоя воспроизведена Битовым с яркой выпуклостью, то и дело приближающейся к гротеску: особенно в сцене пожара в святая святых - архиве Пушкинского дома, где положенное в те годы по праздникам ночное дежурство одного из сотрудников увенчивается его пьяным бунтом с поджогом. Своего рода фига, извлеченная из кармана, которую

стр. 102


кто только не держал там тогда из подсоветских интеллигентов, - вот одна из возможных интерпретаций этого романа, пронизанного пушкинскими ассоциациями и пушкиноведческими мотивами. Тема Пушкина освоена Битовым основательно. Иной раз кажется, что он и рожден был затем, чтобы найти слова, соответствующие нашему времени в его влечении к вечному кумиру России.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/Моление-о-чаше-Последний-Пушкин

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Точикистон ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. Архипов, Моление о чаше. Последний Пушкин // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 29.12.2022. URL: https://library.tj/m/articles/view/Моление-о-чаше-Последний-Пушкин (date of access: 23.02.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. Архипов:

Ю. Архипов → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Точикистон Онлайн
Душанбе, Tajikistan
480 views rating
29.12.2022 (421 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
6 hours ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
18 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
21 days ago · From Точикистон Онлайн
IN SEARCH OF THE LOST EAST
Catalog: География 
23 days ago · From Галимжон Цахоев
MALALA: GIRL-A SYMBOL OF THE FIGHT AGAINST THE TALIBAN
26 days ago · From Галимжон Цахоев
WAR AND PEACE - IN AFGHANISTAN
28 days ago · From Галимжон Цахоев
АФГАНИСТАН: ПРОБЛЕМЫ СОВМЕСТНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВОД ТРАНСГРАНИЧНЫХ РЕК
Catalog: Экология 
28 days ago · From Галимжон Цахоев
99 EXHIBITS AND 1000 YEARS OF ISLAMIC CULTURE
34 days ago · From Галимжон Цахоев
МИРНЫЙ ПРОЦЕСС В АФГАНИСТАНЕ
Catalog: Право 
36 days ago · From Галимжон Цахоев
IRAN'S SOCIAL POLICY IN AN ISLAMIC CONTEXT
40 days ago · From Галимжон Цахоев

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

Моление о чаше. Последний Пушкин
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android