Libmonster ID: TJ-401
Author(s) of the publication: Э. ШАУРО

Кандидат исторических наук

В последнем десятилетии XX в. в странах Африканского Рога произошли серьезные социально-политические изменения. Внутренние и межстрановые социально-политические и военные конфликты носили характер межэтнического (Эфиопия, Эритрея, Джибути) или межплеменного (Сомали) антагонизмов, в меньшей степени - межконфессионального (Эфиопия, Эритрея) антагонизма. В действительности причины конфликтов обусловлены спецификой исторического развития каждой из этих стран - эволюцией эфиопского феодализма вплоть до формирования обширной многонациональной империи и абсолютизации монархической власти (Эфиопия, Эритрея) или отсутствием национальных государственных образований на территориях Джибути и Сомали до колонизации.

В социально-культурной жизни общества стран Африканского Рога исламский фактор играет определяющую (в Сомали и Джибути) или важнейшую (в Эфиопии и Эритрее) роль.

В VI-V вв. до н.э. на плато Тигре переселились семитские племена Южной Аравии. Переселенцы, смешавшись с аборигенным кушитским населением, образовали древнеэфиопский этнос, или "народ агази", название которого происходит от одного из этнополитических объединений I тысячелетия до н.э. с древнеэфиопским языком - геэз. К III в. до н.э. это государственное образование распалось на небольшие княжества. Во II в. до н.э. эти племенные группы создали ряд городов-государств1 . Каждая племенная группа переселенцев сохраняла самостоятельность до того, как произошло их объединение в Аксумское царство (предтеча Эфиопской империи), существовавшее еще в I в. до н.э. на территории нынешней Эфиопии.

В IV в. н.э. сюда проникает христианство. Но уже в VII-VIII вв. арабы укрепляли свои позиции на африканском побережье Красного моря, ими были захвачены острова Дахлак и побережье залива Массауа. С VII в. с проникновением ислама на территории Джибути возникают арабские султанаты. В VIII-IX вв. Аксум приходит в упадок, среди основных причин которого - общий упадок красноморской торговли и стремительная волна исламской экспансии.

Сомалийцы возводят свое происхождение к южноаравийским арабам, названия племен восходят к именам их легендарных основателей, потомками которых считают себя все сомалийцы. В IX в. арабские торговцы, поселившиеся в торговых городах Сомали, принесли с собой ислам, распространившийся в XII-XIII вв. В XIV в. на севере Сомали образовалось несколько султанатов, наиболее известный из них - султанат Адаль - вел успешную борьбу с португальцами, пытавшимися колонизировать эти земли. До колонизации на территории Сомали не было единого государственного образования. В XVI-XIX вв. на этой территории существовало несколько султанатов - Раханвейн, Миджуртини, Геледи, Тунни и др. В XIX в. появились новые султанаты на религиозной основе, например, Бар Дера, теократический султанат2 .

Приведем некоторые данные, характеризующие роль исламского фактора в современной политической жизни стран региона.

Эфиопия. В современной Эфиопии исламский фактор наглядно проявляется в увеличении доли мусульман в составе населения, что в значительной мере связано с ростом численности оромо (одного из крупнейших наряду с амхара этносов Эфиопии), большинство которых исповедуют ислам. Эта тенденция подтверждается официальными и оценочными данными о количестве и составе населения Эфиопии за последние десятилетия. В 80-е гг. XX в. христиане в Эфиопии составляли 50 - 60%, мусульмане -около 30%. К началу нового века первые составляли - 40%, вторые -не менее 45%3 - 4 . В многочисленных коранических школах обучение ведется на арабском языке.

На протяжении долгой истории развития и становления Эфиопской империи миф о христианском острове в море исламского окружения не отражал фактического соотношения христиан и мусульман в населении обширной территории, где на протяжении столетий сосуществовали исламские феодальные государства наравне с христианскими и "языческими". Миф возник в результате развития эфиопской цивилизации, идеологией которой являлась культура монофиситского христианства.

В конце XX в. ситуация в Эфиопии принципиально изменилась. Феодальная система отношений была дезинтегрирована, рухнул тоталитарный режим "командной экономики", отделилась Эритрея, а традиционно унитарное государство строит федеральную государственность на этнорегиональной основе. Определяющим фактором политической жизни Эфиопии в последнее десятилетие были и остаются межэтнические отношения5 .

стр. 28


Ислам безусловно играет важную роль в культурной и социальной жизни эфиопского общества, но не в политической. Взрыв политического плюрализма после падения режима Менгисту (1991 г.) выразился в возникновении более сотни политических партий, движений, фронтов и т.д., большая часть которых строилась на этнической или региональной основе6 . Среди них - лишь несколько на религиозной, в частности, исламской основе. Старейшая (с 1973 г.) и влиятельная оппозиционная (в том числе и к новой власти) организация, Фронт освобождения оромо (ФОО), в своей политической доктрине не отводит исламу определяющую роль. Всего организаций оромо - больше десяти и среди них лишь одна, где исламский фактор заявлен - Исламский фронт освобождения оромо (ИФОО), созданный в 1969 г. ИФОО ведет вооруженную борьбу против правительства при поддержке Сомали, выступает за создание "независимой исламской демократической республики Оромия" в единой Федерации Эфиопии. Фронт имеет не много сторонников и не пользуется каким-либо значительным политическим весом среди других оромских организаций.

Одна из старейших организаций оромо - Освободительный демократический фронт единства оромо (ОДФЕО), образованная в 1965 г. хаджи Мухамедом, начала вооруженную борьбу с императором Хайле Селассие I за самоопределение оромо в рамках Эфиопии, выступала против отделения Эритреи и в настоящее время находится в оппозиции к правящему Революционно-демократическому фронту эфиопских народов (РДФЭН). Цель большинства организаций оромо - защита прав и интересов своего народа, "ликвидация многовекового угнетения оромо", как записано в программе одной из них, Объединенного фронта народа оромо (ОФНО). Демократическое движение эфиопских мусульман (ДДЭМ), образованное в Вашингтоне в 1982 г., ставит конкретную задачу защиты интересов и прав мусульман, но осуждает идеи мусульманского фундаментализма и те эфиопские организации, которые пытаются их распространять в стране. Организация единства мусульман Эфиопии (ОЕМЭ), основанная в 1992 г, как общее движение в защиту прав и интересов мусульман, с момента образования делится на фракции и отличается несогласованностью действий. Из 105 партий, фронтов и т.п., имевшихся в Эфиопии в 1994 г., мусульманских не насчитывалось и пяти.

Общая политика амхаризации населения, господство ортодоксальной христианской церкви в эфиопской империи независимо от веротерпимости или, наоборот, нетерпимости к иной вере сменяющих один другого императоров, действительно, определяло более бесправное и угнетенное положение нехристиан и периферийных народов, что отражалось на обыденном уровне отношений (например, в поговорках проживающих вместе разных народов разных конфессий). И все-таки несколько столетий соседского проживания разных народов определило мирный, сотрудничающий характер отношений между ними, несмотря на иерархичность эфиопского феодального общества и устоявшиеся формы межэтничных и межконфессиональных отношений. Эти формы, как показывают многочисленные эмпирические исследования, претерпевали и претерпевают изменения, особенно в городах, в сторону большего сотрудничества.

Примером к сказанному может служить переселенческий центр Кише-Мечи, который был основан в 1984 г. в провинции Иллубабор в 75 км к юго-западу от г. Джимма. По информации, полученной мною от координатора центра Алемайеху Бекеле, в феврале 1991 г. он состоял из восьми деревень. В этих деревнях жили тиграйцы и амхара, переселенные из районов засухи (Тыграй и Уолло), а также местные оромо, в других - выселенные со своих хуторов местные крестьяне, оромо, кулло, каффа и др. В одной из деревень особняком поселились крестьяне народа йем, переехавшие сюда добровольно из родных мест, находящихся не так далеко от Центра. Причиной переселения был острый земельный голод, усилившийся в связи со строительством плотины на реке Гибе в районе их проживания. Среди тиграйцев было много католиков. Йем, как и амхара и некоторые представители других этносов, были христиане, посещавшие церковь примерно в четырех километрах от Кише. Мне показали и хижину-молельню для мусульман в одной из деревень. Местные жители занимались своей традиционной хозяйственной деятельностью. Переселенцам выделили землю и приусадебные участки, но запущенность их хозяйств и хижин-времянок (это после пяти-восьми лет проживания здесь) откровенно бросалась в глаза особенно в сравнении с добротными хижинами и аккуратно возделанными участками позже переселившихся сюда крестьян йем. Дело в том, что последние переселились в эти места надолго, навсегда, а первые долго и упорно ждали случая вернуться в родные края.

Так и случилось. В 1992 г. в Джимме мне довелось видеть временные палаточные лагеря северян, стекавшихся с округи в ожидании отправки на автобусах в родные места. Я разузнала о судьбе тиграйцев из Кише-Мечи, они все покинули центр. Таким образом, на территории проживания традиционно мусульманского населения коллизию отношений сселенных вместе людей разной этнической и конфессиональной принадлежности определяли вовсе не религиозные мотивы. Многие полевые исследования подтверждают тот факт, что поведение эфиопских мусульман, в частности оромо, не отличается фанатизмом, в том числе и по причине присутствия в их системе ценностей более древних культурных стереотипов поведения. Кстати, такие выводы делаются специалистами и относительно мусульман других стран Африканского Рога, в том числе и Сомали, в системе ценностей которых сохраняются традиции родоплеменных отношений.

Что касается социальной и культурной жизни эфиопского общества в целом, роль ислама не только растет, но и меняется. С 90-х гг. наблюдается процесс трансформации, "реконструкции исторического сознания эфиопских мусульман"7 . Представляются два варианта развития этого процесса: экономическая и социальная интеграция эфиопских мусульман в плюралистическое федеративное общество или усиление их политизации8 , что повлечет за собой и усиление политической роли ислама.

Эритрея. Эритрея, отделившись в 1993 г. от Эфиопии, представляет собой президентскую республику с однопартийной системой и признаками авторитарности власти. Хотя почти столетнее и относительно недавнее колониальное прошлое эритрейской территории способствовало формированию эритрейского национального самосознания, совре-

стр. 29


менное эритрейское общество не едино в культурно-историческом срезе. В Эритрее население по вероисповеданию делится примерно пополам на христиан и мусульман. Половина населения - это земледельческие общины тиграйцев - христиан, другая - многоэтничное (часть тиграйцев и большинство всех других этносов - тигре, сахо, афары, беджа, билин, кунама и др.) мусульманское кочевое и полукочевое население, в большинстве сохраняющее племенную структуру9 .

Заметим, однако, что на первом этапе борьбы за независимость население колониальной Эритреи раскалывалось в поддержке возникавших по конфессиональному признаку партий. В 1946 г. вожди племен кочевых народов объединились в Мусульманскую лигу (Рабита аль-Исламия), выступив не только за независимость от Эфиопии, но и за создание эритрейского мусульманского государства. В 1947 г., по оценкам комиссии ООН, изучавшей положение дел в Эритрее, около 40% ее населения (в большинстве, мусульмане) поддержали требование Мусульманской лиги об отделении от Эфиопии, а 45% населения, среди которых преобладали христиане, выступали за воссоединение Эритреи с Эфиопией. В 50-е гг. происходили кровавые столкновения между сторонниками Юнионистской партии и Мусульманской лиги. С 1962 г. помощь в вооружении Эритрее оказывали Саудовская Аравия, Египет, Судан, Ирак, Сирия, Кувейт, Северный Йемен и др.

В 1971 г. произошел раскол Фронта освобождения Эритреи (ФОЭ) на племенной и религиозной основе. Руководители-мусульмане, имевшие большинство в Революционном совете ФОЭ, опираясь на поддержку националистических арабских кругов, направили борьбу эритрейцев в сторону панисламизма и панарабского движения. Старым лидерам, опиравшимся на племенные военные организации, удалось отстоять свои позиции, уничтожить или изгнать большинство леворадикально настроенных членов ФОЭ, как христиан, так и мусульман, объединившихся в Национальный фронт освобождения Эритреи (НФОЭ). Ухудшение отношений НФОЭ с арабскими монархиями из-за отказа от объединения с лидерами консервативно-исламского толка не ослабило Фронт благодаря поддержке со стороны Ирака, Ливии, Судана и Сомали10 .

В дальнейшем борьба эритрейцев за отделение от Эфиопии десятилетиями сопровождалась внутриполитической борьбой за власть и влияние, где исламский фактор был важным, но не главным, и в результате победила левомарксистская идеология НФОЭ. Однако проблемы межэтнических, межплеменных и, в особенности, межконфессиональных противоречий продолжали существовать и в первые годы независимости и установления тяготеющей к авторитаризму президентской власти с однопартийной системой и запретом всякой политической деятельности. Противоречия загонялись вглубь, проявляясь в виде миграции части населения в другие страны и деятельности оппозиционных организаций вне страны. Отметим, что в независимой Эритрее рабочими языками объявлены тигринья и арабский.

Кровопролитная пограничная война с Эфиопией (1998 - 2000 гг.), сопровождавшаяся с двух сторон широкими пропагандистскими кампаниями, вопреки надеждам или расчетам власти привела не к единению эритрейского общества, а к обострению межэтнических и межконфессиональных трений. Например, мусульманские кочевые народы воспринимали войну как конфликт, касающийся только тиграйцев-христиан, издавна проживающих на территориях по обеим сторонам границы. Именно в годы конфликта активизировала свою деятельность зарубежная оппозиция, предпринявшая серьезные попытки к объединению отдельных противоборствующих организаций. Полагая, что исламский фактор в сегодняшней Эритрее не играет определяющей роли в политической жизни страны, отметим, что его роль уже была и может оказаться вновь более активной.

Сомали. Изучение проблем беженцев из стран Африканского Рога в Швеции в 1994 г. привело автора этих строк в землячества эфиопов и сомалийцев в Гетеборге. Оказалось, что у эфиопов в городе действовало одно землячество, а у единоверных сомалийцев таких землячеств на то время насчитывалось 11, естественно, разделенных по родоплеменной принадлежности. Лидер одного из них уверял меня, что объединить сомалийцев может только единая вера - ислам. Как известно, до сих пор ислам их так и не объединил - ни в Гетеборге, ни в Сомали. Напомним, что официальные языки в Сомали - сомалийский и арабский11, 12 .

Политических партий как таковых в Сомали нет, есть клановые военно-политические группировки, борьба которых за власть ввергла страну в состояние многолетней гражданской войны, начавшейся в 1991 г. Межплеменные вооруженные конфликты привели к разрушению общенациональных государственных структур и, наконец, к обособлению, автономизации одних районов (Сомалиленд, Пунтленд и др.) и к многочисленным попыткам компромиссного объединения других со столицей в Могадишо. В 2000 г. в Джибути проходила 13-я по счету мирная конференция, на которой было сформировано временное правительство с переходным президентом Абдикасимом Салад Хасаном. Однако, как не раз бывало прежде, договориться о единении удалось не со всеми военно-политическими группировками.

Еще в конце декабря 1999 г. лидеры пяти крупных военных формирований договорились создать единые органы власти в Могадишо. В коалицию вошли Хуссейн Айдид, Али Махди Мохамид, Осман Али Хасан (Атто), Мохамед Ханьяре и Хусейн Хаджи Бод. К началу 2000 г. в Сомали насчитывалось примерно 20 автономных районов, которыми руководят лидеры клановых вооруженных группировок.

Совет по восстановлению и примирению Сомали (СВПС) как альянс оппозиционных сил возник в марте 2001 г. при активном участии Эфиопии. В начале ноября 2001 г. в столице Кении Найроби на четырехдневных переговорах переходный президент Сомали А. С. Хасан и генеральный секретарь СВПС Мовлид Маан Мохамуд договорились сотрудничать и созвать общенациональную конференцию с целью создания единой администрации. На переговоры в Найроби прибыли также официальные лица Эфиопии и Джибути, глава СВПС, член так называемой большой пятерки лидеров военно-политических группировок "Атто". Однако отсутствовали другие ключевые фигуры - Х. Айдид и Муса Суди Йалаху.

14 декабря 2001 г. в Аддис-Абебе Х. Айдид заявил, что бойцы "Аль-Каиды" и других экстремистских групп начали прибывать в Сомали с целью вербовки

стр. 30


нищих сомалийцев. Действительно, массовая хроническая безработица - следствие гражданской войны, массовых переселений, миграции и разрушения системы наемного труда и государственной службы - служит питательный средой для создания и пополнения криминальных банд, в том числе террористических и пиратских. Лидеры военных группировок, оппозиционные переходному правительству и вошедшие в СВПС, поставили под угрозу срыва переговоры по мирному урегулированию в Кении. Но все же стороны договорились 24 декабря 2001 г. о создании коалиционного правительства в Сомали и о последующем разоружении под наблюдением ООН. Сомали-ленд, сохраняя свою целостность, выразил готовность к единению, но в будущем, когда ситуация в стране стабилизируется.

Несмотря на экономическую разруху, на юге Сомали бывшая государственная банковская система преобразовалась в частное предпринимательство. В 1996 г. сомалийские бизнесмены открыли в Могадишо "Баракат Банк Сомали", а затем его филиалы в других районах страны. В ноябре 2001 г. США заморозили зарубежные фонды банка, подозревая его в связях с "Аль-Каидой". 4 февраля 2002 г. Х. Айдид в интервью представителям межрегиональной информационной службы в Африке заявил, что нынешнее Переходное правительство национального единства (ППНЕ) в Сомали создано исламскими фундаменталистами и финансируется реакционными арабскими режимами. Хуссейн Айдид, глава клана хавийя, руководит одной из группировок - Национальным союзом Сомали и является сопредседателем СВПС. Политический и экономический хаос в стране дает почву для подобных подозрений, но в данном случае речь идет о борьбе за власть.

Политизация сомалийского общества на протяжении всех лет государственного строительства (с 1960 г.) подняла межплеменную вражду на уровень ожесточенной борьбы за власть военно-политических группировок и их лидеров, что привело, в свою очередь, к дезинтеграции государства. Таким образом, актуализируется задача преодоления традиций родоплеменных противоречий, гипертрофированных в результате борьбы за политическую власть. Нынешняя ситуация не дает больших оснований считать исламский фактор важнейшим, тем более, решающим в политической жизни современного Сомали.

Джибути. В Джибути ислам олицетворяет официальную идеологию государства. Религиозная деятельность, религиозные учреждения находятся под покровительством государства. В Джибути официальные языки - французский и арабский, в повседневной жизни: сомалийский и афарский. Две основные этнические группы населения - афары и сомалийское племя исса - придерживаются ислама, однако в их традиционном общественном устройстве, в культуре не меньшее значение сохраняет приверженность к родоплеменной организации и к кочевому образу жизни, которые определяют их систему социально-культурных ценностей. Более строгое следование нормам ислама характерно для горожан, причем для пожилого населения. По свидетельствам очевидцев, городской молодежи свойственна большая свобода в поведении13 . Официальная исламская идеология не стала фактором, стабилизирующим политическую ситуацию или смягчающим межэтнические конфликты.

После 27 лет независимого существования страна развивается в условиях относительной политической стабильности и структурных экономических реформ. Джибути перешла к многопартийности после авторитарного по сути правления президента Хасана Гулида Аптидона. Давно существовавшие и загонявшиеся вглубь противоречия между исса (большинством) и афарами (меньшинством) приняли форму открытого вооруженного противостояния в 1993 - 1999 гг. Имевшие место в далеком прошлом столкновения кочующих родов и племен двух народов (за источники воды, за кочевья) на самом деле были не столь антагонистичны, как противоречия современных военно-политических группировок. (Это же касается и ситуации в Сомали.) Легализация и деятельность четырех оппозиционных партий подтвердили наличие разногласий не среди населения, а на уровне разных групп политической элиты общества. Соперничающие и раскалывающиеся на фракции как новые, так и старые группировки демонстрируют вульгарную борьбу за власть лидеров этнических и клановых групп. Что же касается исламского фундаментализма, президент Джибути Исмаил Омар Геллех в декабре 2001 г. высказался против отождествления ислама и терроризма в его стране. В 2002 г. Германия и Джибути подписали соглашение о размещении на территории Джибути германских войск для борьбы с международным терроризмом.

* * *

Проблемы конфликтности этноконфессиональных отношений в современном мире имеют глобальный характер. Примеры жестоких межгосударственных и внутриполитических конфликтов последних десятилетий в регионе Африканского Рога требуют специального изучения предложенной темы. Исторически сложилось так, что для всех стран Африканского Рога характерна определяющая (Сомали, Джибути) или важнейшая (Эфиопия, Эритрея) роль ислама в культурно-социальной жизни обществ этих стран. Однако обозначенные выше социологические штрихи общественной жизни стран региона на сегодняшний день не дают оснований говорить об определяющей, преобладающей или усиливающейся роли исламского фактора в их политической жизни.

-----

1 Кобищанов Ю. М. Исторический очерк. "Современная Эфиопия". М., 1988, с. 72.

2 Кобищанов Ю. М. Сомали. Исторический очерк. "Энциклопедический справочник Африка". М., 1987.

3 Country Report. 1st Quater 1998. Ethiopia. Eritrea. Somalia. Djibouti. L. 1998.

4 The Middle East and North Africa. L, 2002.

5 Pausewang S. Is Federalism Promoting Ethnic Conflict or Inter-Ethnic Cooperation & Peace? The XIV-th International Conference of the Ethiopian Studies. Abstracts. A. -A., 2000.

6 Шараев В. И. Политические организации Эфиопии. М., 1995.

7 Gori, Alessandro. Contemporary and Historical Muslim Personages as Portrayed by Ethiopian Islamic Press of the 90ties. In: 15th International Conference of Ethiopian Studies. Hamburg University, 21 - 25 July 2003. Abstracts.

8 Erlich, Haggai. Islam and Revolution in Today's Ethiopia. The 15th International Conference... 2003.

9 Illaypo Э. Эритрея. Хрупкий мир. "Азия и Африка сегодня", 2002, N 10.

10 Чернецов С. Б. Эфиопия: этнополитическая ситуация (40 - 70-е годы). "Расы и народы", М., 1983.

11 //news.bbc.co.uk/hi/Russian/news/newsid_1927000/1927468.stm).

12 //www.cia.gov/cia/publications/ factbook/geos/er.html The World Factbook 2002.

13 Журавлев В. Л. Джибути. Справочник. М., 2003.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/РОЛЬ-ИСЛАМА-В-СОВРЕМЕННОЙ-ПОЛИТИЧЕСКОЙ-ЖИЗНИ-СТРАН-АФРИКАНСКОГО-РОГА

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Э. ШАУРО, РОЛЬ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ СТРАН АФРИКАНСКОГО РОГА // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 18.05.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/РОЛЬ-ИСЛАМА-В-СОВРЕМЕННОЙ-ПОЛИТИЧЕСКОЙ-ЖИЗНИ-СТРАН-АФРИКАНСКОГО-РОГА (date of access: 21.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Э. ШАУРО:

Э. ШАУРО → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
222 views rating
18.05.2023 (339 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
17 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
19 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
28 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
28 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
46 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
55 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
58 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
76 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
80 days ago · From Точикистон Онлайн
IN SEARCH OF THE LOST EAST
Catalog: География 
81 days ago · From Галимжон Цахоев

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

РОЛЬ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ СТРАН АФРИКАНСКОГО РОГА
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android