Libmonster ID: TJ-425
Author(s) of the publication: А. САВАТЕЕВ

А. САВАТЕЕВ

Кандидат исторических наук

Ночь. Из динамика микроавтобуса "Хендэ" слышится приглушенный голос Лучано Паваротти. За рулем - танзаниец с повадками и речевыми оборотами русского человека - наш любимец Перси, проживший в Советском Союзе более пятнадцати лет. И мы, небольшая группа российских ученых, проезжающая по еще темным улицам спящего Дар-эс-Салама в сторону африканской саванны... Эта картина почему-то осталась в памяти как одно из заметных впечатлений о Танзании.

Мы - это пять исследователей из Института Африки Российской академии наук и поддержке Института стран Азии и Африки при МГУ имени М. В. Ломоносова, которые благодаря инициативе Российско-танзанийского культурного центра во главе с его директором Р. К. Патеевым и поддержке Института Африки РАН провели целый месяц в научной командировке в одной из интереснейших стран континента. А поскольку Танзания, в отличие от соседних с ней Бурунди, Руанды, Демократической Республики Конго и Уганды, длительный период живет в мире и согласии между населяющими ее народами и конфессиями, то над темой нашего исследования - "Межрелигиозные отношения в Танзании" - долго думать не пришлось. Однако автор сознательно предпочел отойти от темы исследования и в данном очерке попытался ограничиться отдельными зарисовками из жизни этой страны.

КЛИМАТ И ОБРАЗ ЖИЗНИ

Первое ощущение, которое испытываешь, когда выходишь из салона самолета в аэропорту Дара (так обычно именуют танзанийцы свою столицу), как будто ты оказался в горячей сауне. Казалось, ты попал в пелену парного молока: настолько влажным и вязким был теплый воздух, хотя во время нашего приземления еще не было и десяти утра.

Каков климат в Танзании? Его сразу же почувствуешь, когда, скажем, в полуденное время проходишь два-три километра пешком под палящим солнцем. Ощущаешь буквально физическое давление светила, и горе тому, кто оказался без головного убора на открытом воздухе: тепловой удар неминуем.

Мы находились в Танзании в апреле - первой половине мая. В это время в заэкваториальной стране наступает сезон дождей, температура падает, достигая минимума в июне-июле: 20°С. Однако в 2003 году желанные дожди все не наступали, и жара стояла необычная для этого времени года -ежедневно столбик термометра поднимался выше 30°, а на Занзибаре и того больше - до 36°С. И вот в такое "погожее" время мы оказались на этом живописнейшем острове. Выдержать влажный зной довольно трудно, человек стремится найти тень или укрыться в прохладе офиса, оснащенного кондиционером. С 12 до 16 часов любая активная физическая работа становится проверкой на прочность любого человеческого организма. В этот период, когда жара становится изнуряющей, нередко можно видеть африканцев, поодиночке и группами спящих прямо на земле. И это далеко не всегда бомжи; среди людей, побежденных зноем, - и уборщики мусора, и солдаты, и прочий люд, предпочитающий сдаться на милость жаре и оказаться в объятиях теплой земли. Даже ночью царит такая духота, что без кондиционера (хвала создателям этого аппарата!) спать почти невозможно.

Однако климат меняется по мере углубления в материковую часть страны. Уже в 300 километрах к западу от Дар-эс-Салама, расположенного на берегу Индийского океана, заметно прохладнее. В горной же, отдаленной части страны температуры и того умереннее, в сезон дождей в этих местах ночью уже не обойтись без пальто или куртки.

Разумеется, жаркий климат наложил свой отпечаток на образ жизни и чередование периодов отдыха и труда местных народов. Дневной перерыв в работе в период пика температур (а это январь-февраль) для представителей многих профессий - дело обычное, хотя рынки, офисы, учебные заведения и в это время продолжают функционировать.

Дожди облагораживают красные латеритовые почвы Танзании. Обычно в сезон они непродолжительные, но интенсивные - идут несколько раз в день. Неудивительно, что на такой земле произрастают самые могучие в мире деревья - баобабы, диаметр ствола которых достигает пяти метров, а травы, например, такие, как в заповеднике Микуми, почти скрывают взрослого слона.

Обилие тепла и света (солнечных дней на материковом побережье в год не менее 300, а на островах - Занзибар, Пемба, Тамбату и того больше), достаточное количество осадков и плодородные почвы дают возможность выращивать практически весь ассортимент тропических фруктов и овощей, начиная с экзотических манго и анана-

стр. 51


сов и кончая прозаической картошкой. А танзанийский кофе и чай (а их немалое количество сортов!) соперничают с лучшими сортами мира. Если вы, читатель, встретите в магазине кофе, например, сорта "Африкафе" - покупайте, не пожалеете.

ПРЕДПРИИМЧИВОСТЬ ИЛИ БЕЗАЛАБЕРНОСТЬ: ЧТО СИЛЬНЕЕ?

В климатических условиях Танзании многие культуры дают по два, а то и три урожая в год. Природа здесь настолько щедра, что можно не только обеспечить себя продовольствием, но и экспортировать многие виды сельхозпродуктов. Подтверждением этого служит давно налаженный экспорт занзибарских пряностей: корицы, имбиря и т.д. Препятствие на этом пути - сложившиеся социально-экономические и культурные стереотипы: производить для собственного потребления - достойное занятие, делать же на этом бизнес в глазах общества считается не очень пристойным, равносильным практике наживы на незаконной деятельности. Мешает и косность: превалирует привычка к одному определенному роду деятельности; считается, что за пределы унаследованной от родителей профессии лучше не выходить и что следует довольствоваться малым. И, самое главное, нет той страсти к обогащению, которая сформировалась в духовно-религиозной среде Запада для оправдания предпринимательской деятельности, которую М. Вебер охарактеризовал как "протестантскую этику труда".

Однако это не значит, что предпринимательская жилка у африканцев совсем отсутствует. Мешает другое - необязательность, отсутствие пунктуальности. Дать обещание и не выполнить его - обычное дело. Увы, но это - черта национального характера. Если вы договорились о встрече с чиновником или даже директором фирмы, не удивляйтесь, если он не появится в оговоренное время. Хорошо, если секретарь сообщит о причине задержки, но можете прождать и напрасно. "Ничего страшного, - сообщит ваш партнер, - я был на похоронах (на крестинах, за городом, заболела бабушка" и т.д.). В связи с нашим исследованием мы анкетировали танзанийцев, а для этого вручали вопросники знакомым имамам мечетей и настоятелям церквей, руководителям частных и государственных предприятий и организаций. Ответственные лица заверяли, что "через 2 - 3 дня вы получите заполненные документы". Приезжали в указанное время, и что же? В 95 процентах случаев возвращались без драгоценных анкет: либо начальник "на совещании", "на похоронах" и т.д., либо "не собрали анкеты". И нет уверенности, что в следующий раз искомые бумаги получишь. Не исключено, что придется приехать в третий и в четвертый раз. Так что перед иностранцем стоит дилемма: набраться терпения, если он намерен вести здесь какое-то дело, или отказаться от проекта.

Среди объективных обстоятельств, препятствующих развитию бизнеса, конечно, следует назвать недостаток капитала. Однако есть масса примеров, которые свидетельствуют об обратном, о предприимчивости и трудолюбии танзанийцев. На окраинах Дар-эс-Салама много как кустарных, так и оснащенных техникой мастерских по переработке древесины и изготовлению из нее и плетеной лозы мебели - от самой невзыскательной, рассчитанной на покупателя с тощим кошельком, до полированной, с великолепной резьбой на сюжеты местных легенд, с изображениями животных, деревьев и т.д. -такие шедевры многие с удовольствием поставили бы в квартире или офисе. А если пожелаете, скажем, иметь эксклюзивный портфель из кожи буйвола, - пожалуйста: местные умельцы выполнят заказ: "Какой рисуночек пожелаете?", и будет выглядеть этот портфель отнюдь не хуже изделий известных итальянских фирм, а стоить в несколько раз дешевле. Во многих местах вдоль дорог мы видели мешки с древесным углем. Его специально готовят жители сел и пригородов, а горожане используют его как топливо для приготовления пищи дома и при выездах на природу. Повсеместно продаются орехи кола, кукурузные початки, апельсины и лимоны, а на сувенирном рынке - предметы резьбы по дереву, маски, ожерелья, статуэтки или раковины (от малых до огромных, в человеческую голову). Продавцы будут нахваливать свой товар, подносить поближе, давать пощупать - лишь бы клиент купил. Но при этом никто не станет, хватая покупателя за рукав, назойливо приставать к нему: неприлично! Это поведение, кстати, резко отличает танзанийского продавца от, скажем, каирских торговцев сувенирами, которые где-нибудь возле пирамид могут буквально "висеть" на туристах.

В последние десять лет здесь стали перерабатывать сельскохозяйственное сырье: появились йогурты, расфасованные в пакеты, и коробки каш, сахар, печенье - все собственного производства. Есть мастерские по ремонту любой бытовой техники, вплоть до компьютерной. Однако европейцы, давно обитающие в Танзании, не спешат обращаться к местным умельцам, если выходит из строя сложная электронная техника: могут и доломать. Масса офисов, где вам скопируют документ. В лавках и лавчонках, разбросанных по всему городу, продают товары буквально со всего мира (но в первую очередь - из Юго-Восточной Азии). Есть даже частные архитектурные мастерские, не говоря о строительных предприятиях, авторемонтных мастерских и т.д.

Налицо строительный бум. Прямо под открытым небом рабочие изготовляют серые блоки, из которых здесь сооружается большинство жилых зданий. Работа на таких предприятиях, где иногда занято всего 5 - 8 рабочих, начинается с раннего утра и может продолжаться при электрическом свете. Такси - только сделай жест: тут как тут. Поднести вещи - тоже не проблема. С утра до позднего вечера по городу разъезжают на велосипедах продавцы орехов кола, воды и снеди. На перекрестках продавцы предлагают газеты и телевизионные антенны, носовые платки и автомобильные ключи, мороженое и косметику, - все это они берут со склада у индийских и арабских оптовиков. В общем, народ выживает, как может.

О БЕДНЫХ...

А выжить в современной Танзании не всегда и не везде просто. Переход к рыночной экономике там начался, пожалуй, раньше, чем у нас, а частные магазины, предприятия существовали и при первом президенте Джулиусе Ньерере. Делая акцент на государственном регулировании и госсобственности, здесь все же не душили частную инициативу. Сейчас средний доход на душу населения в месяц 38 тысяч танзанийских шиллингов, то есть примерно 38 долларов США. Конечно, в Дар-эс-Саламе заработки сравнительно со всей страной заметно выше. Прислуга (кухарка, дворник, слесарь-сантехник) может получать 35 долларов в месяц. А охранник в фирме, банке - 70 - 80 долларов. Учителя школ, преподаватели вузов оплачиваются лучше. У некоторых из них хватает средств, чтобы купить подержанный автомобиль. И, надо сказать, что автомобилей, главным образом японских марок, притом не битых и не громыхающих от старости, на дорогах Танзании так много, что это даже вызывает удивление. Да, если смотреть на поток сверкающих лаком машин на городских улицах, то можно подумать, что жители ее отнюдь не бедствуют. Увы, это далеко не так.

стр. 52


Деревня живет в нищете и в условиях, какие были 100 и 400 лет назад. Те же традиционные жилища, какие, на наш взгляд, и домом-то назвать нельзя: обмазанные глиной или обложенные соломой стволы деревьев, крышей служат листья пальм или солома, а полом - голая земля, на которой стоят сбитые или сплетенные из подручных материалов низкие топчаны-кровати. Электричество далеко не в каждом селе, поэтому под низким сводом хижин царит сумрак даже в полдень - окон, как правило, нет. Пищу готовят на костре возле дома; хорошо, если есть очаг, сложенный из кирпичей или глины. Правда, кое-где встречаются и дома посолиднее - из кирпичей или каменно-бетонных блоков.

Бедняки встречаются и в столице. Их выдают поношенная, мятая, а то и грязная одежда, отсутствие обуви. Видно, что ночь накануне они провели не в уютной постели. Однако нищих на улицах большого города немного. И мне не доводилось видеть, чтобы люди рылись в поисках съестного в мусорных контейнерах. Правда, попадаются и голодные, среди которых особенно тягостное впечатление производят дети. Порой эти исхудавшие существа подходят и просят что-нибудь поесть. Но делают это ненавязчиво, не хватая за руки и не маяча перед глазами. Получив отказ, молча отходят в сторону. Запоминаются глаза этих людей: в них тоска и боль, смешанные с чувством унижения. И некоторым несчастным, наверняка, никогда не выбиться из состояния нищеты. И все же попрошайничество - не для танзанийцев. Они, скорее, предложат что-либо купить или поднести ваши вещи, помыть машину, показать дорогу и т.д., чтобы заработать. Но унижаться не будут - ни перед европейцем, ни перед собратом-африканцем.

...И БОГАТЫХ

На другом полюсе - индо-пакистанская торгово-промышленная буржуазия: владельцы гостиниц, многочисленных магазинов и лавок, небольших предприятий по переработке древесины и сельхозсырья, ремонтных мастерских, частных банков - это, в большинстве случаев, индийцы из штатов Гуджарат и Пенджаб, предки которых начали переселяться в Восточную Африку еще в середине XIX века. Их потомки прекрасно адаптировались к местным социокультурным условиям и теперь составляют социальную базу предпринимательства. Попробуй-ка, предположим, национализировать их предприятия, что будет? История сохранила такой пример. В Уганде в 1971 году генерал Иди Амин выслал из страны "азиатов", а через два года экономика страны рухнула. Индийцы составляют и значительную часть местной интеллигенции - интеллектуальной и художественной.

Уровень и образ жизни индо-пакистанцев резко выделяют их из танзанийской среды. Они и общаться предпочитают в своем кругу - на отдыхе или на работе. И в конфессиональном плане они стараются держаться вместе: большинство индо-пакистанцев принадлежит к исмаилитским сектам "ходжа" и "бохра", имеют свои мечети и школы, демонстрируя многие признаки кастовости. Их дети тоже сызмальства приучаются держаться вместе. Немало среди них и приверженцев христианства, прежде всего различных протестантских течений. Есть адепты и индуизма, встречаются и джайнисты, но их совсем мало.

Да, значение индо-пакистанцев для Танзании (как и для соседних восточно- африканских стран) трудно переоценить. Многие из них здесь родились, связали с этой страной свою судьбу. Будучи ее гражданами, они, вероятно, желают ей счастья и процветания. Но еще больше - процветания самим себе... В последние годы наметилась тенденция перевода индо-пакистанских капиталов из Танзании за рубеж, а именно - в Англию. Дело в том, что в связи с либерализацией экономики в последние 13 - 15 лет появилась возможность свободного вывоза капиталов, чем они и не замедлили воспользоваться. Многие молодые индо-пакистанцы теперь по окончании школы предпочитают уехать на учебу в Англию, США, Германию, чтобы затем осесть там, благо у многих в этих странах есть родственники. Туда же переводится ныне часть капитала.

КИТАЙСКОЕ ПРИСУТСТВИЕ РАСШИРЯЕТСЯ

Впрочем, свято место пусто не бывает: взамен индо-пакистанского идет южноафриканский капитал. Ему принадлежат практически все высокотехнологичные отрасли экономики, в частности, мобильные телефонные линии связи, ряд предприятий перерабатывающей и горнодобывающей промышленности.

Китай, традиционно сотрудничавший с Танзанией, тоже расширяет здесь свое присутствие. Помимо совместных предприятий с участием государственного капитала (обслуживание и ремонт автотехники и тракторов, возделывание ряда сельскохозяйственных культур, добыча полезных ископаемых и строительство дорог, поставки оружия и обучение гражданских и военных кадров), в этой далекой от Поднебесной стране стали появляться частные китайские предприятия: еще лет пять назад в Даре, говорят, не

стр. 53


было ни одного китайского ресторана, а сейчас их уже три - с прекрасной китайской кухней и очень неплохим, по местным меркам, обслуживанием, при традиционно невысоких ценах. Заведения китайского "общепита" есть и на Занзибаре, и в Аруше. Пока немного, но это только начало. Перспективы у потенциальных китайских рестораторов есть, поскольку местный уличный общепит при чрезвычайной дешевизне качеством продукта похвастать не может, зато наградить желудочным расстройством вполне способен. Холодильников-то в уличных лавочках нет.

Впрочем, интересы Китая в Танзании экономикой да кухней не исчерпываются. В октябре 2002 года буквально за два дня до президентских выборов на рейде Дар-эс-Салама внезапно появился большой десантный корабль военно-морских сил КНР, прибывший с дружественным визитом, и на улицы главного города страны ступили бравые китайские морские пехотинцы: осматривали город, ели мороженое и т.д. Случайно ли совпал визит с выборами? Возможно... Выборы прошли, Бенджамин Мкапа стал главой государства, а китайский корабль растворился в далях Индийского океана. А ведь когда-то и наши боевые корабли, дозаправившиеся, скажем, в Адене, демонстрировали свой флаг...

СОЗНАЕМ ЛИ МЫ СВОЮ ИСТОРИЧЕСКУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ?

А что же российское государство, чем оно может похвастать здесь? На дорогах в многочисленных стадах японских авто, может быть, раз в два-три дня увидишь родную "Ниву", да у солдат местного гарнизона на груди знакомый "Калашников" (хотя и тот, утверждают, китайского производства) -вот и все видимые признаки российского присутствия. Исчезли советские "Ракеты" и "Метеоры", когда-то с ветерком, за 50 - 60 минут доставлявшие пассажиров из порта Дар-эс-Салама на Занзибар. Их место заняли британские паромы "Си лайн", они вместительны, но идут 2,5 часа. В 60 - 80-х годах здесь работало немало наших специалистов, которые помогали становлению целых отраслей национальной экономики и социально-образовательной сферы. Советские офицеры делились своим опытом и учили танзанийцев обращению с нашим оружием, благодаря чему армия Танзании в 1979 году в считанные недели одолела зарвавшегося Иди Амина, когда он вторгся в пределы Танзании. Сейчас, по существу, в Танзании работают только геологи, исследующие перспективные западные области страны.

И уж совершенный обвал в области образовательной: если прежде в Советский Союз ежегодно отправлялись на учебу несколько сотен человек, то сейчас Танзания не выбирает даже ту мизерную квоту, которую выделило для нее российское министерство образования. А это - меньше десятка человек в год. Дело доходит до того, что "совгражданки" - наши соотечественницы - и их мужья, обучавшиеся в советских и российских вузах, уже не связывают будущее своих детей с учебой в России, хотя там дедушки-бабушки остались, которые присмотрели бы за внуком-внучкой... И причина отнюдь не в качестве преподавания (российское образование по-прежнему в цене) и даже не в плате за учебу: гораздо больше родителей беспокоят вал преступности в России, предрассудки и недоброжелательность в российском обществе по отношению к чернокожим. В чем-то эти опасения преувеличены, но во многом они, увы, оправданны. Поэтому состоятельные танзанийцы - даже бывшие российские граждане - стремятся обучать своих чад в университетах США или Западной Европы, но не в России. А ведь в Танзании ныне работают примерно две тысячи специалистов с дипломами советских и российских вузов. И все наши выпускники, с которыми автору доводилось встречаться, с большой теплотой и уважением вспоминали студенческие годы, советских друзей и преподавателей. С интересом расспрашивали о жизни в России, но далеко не все происходящее в ней одобряли.

Однако следует вдуматься: сколько лет Россия, Советский Союз готовили этих людей, ставших нашими друзьями, сердцем и умом принявших далекую северную страну, сколько материальных и духовных ценностей вкладывали в развитие Танзании и других подобных ей стран (ведь это же колоссальное человеческое и экономическое богатство - подготовленные нами люди!), а сейчас, что же - отказаться от всего сделанного, бросить друзей?! Отношения в долларах выстраивать? Проиграем непременно, да и африканцы, грустя об утерянных отношениях, рационально осознают свои и наши финансовые интересы и возможности.

А вот Китай, похоже, еще более усилил свои позиции в этой стране. Поднебесная, тоже подготовив немало специалистов для Танзании, продолжает поддерживать связи с выпускниками китайских вузов: раз в несколько лет их приглашают на переподготовку или по другим поводам. Как и американцы, китайцы стараются отслеживать судьбы своих питомцев и по мере сил способствовать их карьерному продвижению. Неприятно было слушать упрек, высказанный без обиняков имамом кадиритской мечети в районе Маньема, который в 70-е годы получил в Китае образование инженера-электрика: "Вот Китай нам помогает и финансами, и участием в экономике, а что же Россия? Где она?" Об этом же в завуалированной форме (среди танзанийцев не принято говорить в лоб неприятные вещи, как и давать прямой отказ в ответ на просьбу, поэтому, если собеседник мнется, когда вы задали ему конкретный вопрос, считайте, что получили отказ) говорили наши выпускники.

стр. 54


Но есть и примеры иного рода. Белоруссия направила сюда своих инженеров и знаменитые трактора "Беларусь", и дело идет к подписанию крупного договора между двумя странами о поставках и обслуживании автотракторной техники специалистами - нашими соседями. Где же наше министерство "экономики и развития"?

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ СТОРОНЫ БЫТИЯ

Можно ли назвать танзанийцев практичными, предпочитающими пользу, выгоду ценностям духовного, морального порядка? Однозначно, пожалуй, едва ли... А вот деликатными, сдержанными - несомненно. Дружелюбие, приветливость, легкость в общении - тоже характерная черта местных жителей. Обнаружить среди них угрюмых - дело сложное. Разговорить, пожалуй, можно каждого. Но при этом индийцы все же "держат дистанцию": они, неизменно улыбаясь в разговоре, все-таки более рациональны, сдержанны.

Однако не следует идеализировать танзанийцев. На трезвый лад настраивает уже одно количество охранников, которые дежурят почти в каждом учреждении. Замкнутые металлические ворота в любом более или менее богатом доме и колючая проволока (порой под электрическим напряжением), или битое стекло поверх высокой (2 - 3 метра) стены, окружающей участок, выразительно свидетельствуют о нравах в местном обществе. В темное время в одиночку в некоторых местах лучше не появляться, предупреждали нас дар-эс- саламские обитатели. Рассказывали, как раздели американского посла, который по привычке совершал пробежку в районе дипломатических представительств. И случилось это не ночью. Но мы гуляли и ночью, и никто нас не тронул.

Но есть вещи и пострашнее, которые, на первый взгляд, кажутся заурядными. Странной смертью порой кончали свою жизнь вполне здоровые совгражданки после того, как умирали их состоятельные мужья. Людям оставалось только шептаться, что отправиться в мир иной нашей бывшей соотечественнице, скорее всего, "помогли" не кто-нибудь, а заинтересованные родственники покойного. Отношения в ряде семей далеки от идеальных: нарицательным в местной среде стал образ мужчины-гуляки, сексуальная свобода женщины - тоже одно из ее "завоеваний" (не в мусульманских семьях). Вспоминается, как один из охранников нашего культурного центра (кстати, все они, как и остальная прислуга, очень приятные люди) робко попросил администратора центра не назначать его на дежурство в ночное время: "Жена другого приведет". Супруга может оставить мужа, вернувшегося с работы, без ужина, потому что несколько часов болтала с соседками, завивая и расплетая косички. При этом жены в большинстве танзанийских семей по сложившейся традиции распоряжаются заработком. Семейные ссоры, бывает, перерастают и в потасовку, где обе стороны спуску друг другу не дают.

Украсть? И здесь не "заржавеет". В учреждениях воруют как бы в два этапа: сначала облюбованную вещь прячут, а через несколько дней, если нет большого шума, выносят за пределы территории. Если же возникают негодование и претензии к персоналу, то "пропажу" "находят" и с ликованием вручают боссу. Однако умыкание предметов обычно происходит там, где отсутствуют четкий порядок и учет материальных ценностей, а персонал не ощущает должного контроля.

ПРОКЛЯТИЕ СПИДА

Свобода нравов - главное условие распространения СПИДа. В ряде деревень, в частности, в западной части страны, населенной главным образом христианами, люди просто вымирают. Страшные трагедии, вызванные этой болезнью, которая свирепствует и в других африканских странах, случаются и в благополучных семьях. В одной из них, принадлежащих к интеллигентной среде, заболел вначале муж, который заразил жену, нашу соотечественницу. Когда она обнаружила это, отправила одного из своих детей к дедушке с бабушкой на Украину, а на организацию поездки второго ребенка средств уже не хватило, и он стал свидетелем кончины отца, а затем и матери. Государственная статистика по этому поводу фактически закрыта, врачам не рекомендуют афишировать истинный диагноз. Однако в местностях, населенных мусульманами, эта страшная болезнь, если и встречается, то гораздо реже: суровость установленных отношений между полами компенсируется физическим и психическим здоровьем верующих. Хотел бы обратить на это внимание тех, кто пытается представить мусульман приверженцами феодального прошлого, и заодно спросить: а им не приходили в голову мысли о Высшей воле, которая как бы определяет пределы дозволенного, предупреждая сторонников безудержной свободы, что и у нее есть границы? И что СПИД есть тот самый грозный знак этой воли?

Ныне приверженцев той и другой религии в Танзании примерно поровну, но численность мусульман растет быстрее.

Кстати, бросалась в глаза разница в проведении свадебных церемоний между мусульманами и христианами, свидетелями которых нам довелось бывать неоднократно. Если на христианских помолвках, свадьбах состоятельных танзанийцев гремит эстрадная, в том числе западная музыка, гости пьют шампанское и вино, то на мусульманских церемониях - более сдержанная атмосфера: мелодии - в основном мусульманские с незначительной примесью танзанийских и кенийских мотивов, напитки - исключительно безалкогольные; танцы - спокойные, а не взрывающие плоть, как на христианских торжествах. Это различие не означает, что среди приглашенных на христианскую свадьбу нет мусульман, а на мусульманскую церемонию не приходят христиане. В иноконфессиональном окружении мусульмане, например, ведут себя, как и полагается добрым соседям: разделяют радость молодых христиан, но тем не менее не пьют вина, ну а христиане на мусульманской свадьбе поют, пьют и пляшут, радуясь за молодых, за себя, благодаря Бога за счастье жить на этой земле, дышать воздухом Индийского океана, видеть лица своих близких. Слишком многое объединяет мусульман и христиан, чтобы эти доверчивые люди со своими достоинствами, слабостями и недостатками, с примерно одинаковыми заботами, радостями и печалями могли польститься на посулы "пастырей", спекулирующих на исключительности своих религиозных учений. Хотелось бы на это надеяться, как и на то, что мир и согласие не покинут приветливый народ Танзании, что он будет избавлен, несмотря на все этноконфессиональные различия, от участи, постигшей народы соседних Руанды, Конго и Бурунди.

Однако изменчива ситуация на Африканском континенте: там, где вчера царил покой, сегодня могут возникнуть неурядицы. Тем не менее, есть надежда, что нынешнее правительство во главе с Бенджаменом Мкапой и дальше будет продолжать ту политику, которая обеспечивала Танзании мир и покой в течение четырех десятилетий независимого существования, и что глобализация будет выражать себя не только внедрением Интернета и международных банков на набережных Дара, но и в искусстве Лучано Паваротти, "битлов", которым будут вторить жизнеутверждающие мелодии местных композиторов.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/СВЕТЛЫЕ-И-СУМРАЧНЫЕ-ЛИКИ-ДАР-ЭС-САЛАМА

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. САВАТЕЕВ, СВЕТЛЫЕ И СУМРАЧНЫЕ ЛИКИ ДАР-ЭС-САЛАМА // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 21.05.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/СВЕТЛЫЕ-И-СУМРАЧНЫЕ-ЛИКИ-ДАР-ЭС-САЛАМА (date of access: 21.04.2024).

Publication author(s) - А. САВАТЕЕВ:

А. САВАТЕЕВ → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
18 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
19 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
29 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
29 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
46 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
56 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
59 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
76 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
80 days ago · From Точикистон Онлайн
IN SEARCH OF THE LOST EAST
Catalog: География 
81 days ago · From Галимжон Цахоев

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

СВЕТЛЫЕ И СУМРАЧНЫЕ ЛИКИ ДАР-ЭС-САЛАМА
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android