Libmonster ID: TJ-367

В 90-х годах в Афганистане сформировался плацдарм для трансграничной экспансии религиозно-политического экстремизма и терроризма. Установившие контроль над большей частью афганских провинций лидеры движения "Талибан" (ДТ) и обосновавшиеся в Афганистане "пришлые" исламские радикалы, прежде всего из организации "Аль-Каида", не скрывали своих планов насильственного изменения под религиозными лозунгами политических режимов в Центральной Азии, перекройки карты региона с целью создания "халифата" и последующего распространения "джихада" на другие районы мира, в том числе и на Россию.

С прибытием в 1997 году в Афганистан на "постояннее место жительства" Усамы бен Ладена* начался процесс консолидации экстремистских сил под единым политико-идеологическим и организационным началом и создания общих военизированных формирований, своеобразных террористических "интербригад". Ключевую координирующую и мобилизующую роль в этом играли возглавлявшиеся бен Ладеном организации "Аль-Каида" и "Всемирный фронт джихада" (ВФД), а также руководство ДТ. К ним примкнуло большинство других обосновавшихся в Афганистане центров зарубежных экстремистских организаций, в том числе "Исламское движение Узбекистана" (ИДУ), лидер которого Т. Юлдашев был заместителем бен Ладена по ВФД.

ПРЕДЫСТОРИЯ: БРАТОУБИЙСТВЕННАЯ ВОЙНА

Этнически пестрое население Афганистана составляют пуштуны, таджики, хазарейцы, узбеки, туркмены, чараймаки и т.д.

Исторически основателями афганской государственности были пуштуны. Именно из их среды, как правило, традиционно формировалась правящая элита, включая высшее офицерство и генералитет. Другие народы болезненно реагировали на свое неравноправное положение, о чем свидетельствуют, в частности, случаи создания этнических группировок, выступавших против пуштунской гегемонии, в том числе и довольно задолго до переворота 1978 года.

Со времени этого драматического поворота в новейшей истории Афганистана произошли значительные перемены в его этнодемографическом балансе и расстанов


* Усама бен Ладен - саудовский миллионер, вставший на путь международного терроризма. В 80-е годы тесно сотрудничал с ЦРУ. Затем стал врагом США. С 1997 года обосновался в Афганистане. С его именем в США связывают нападения на американских военнослужащих в Сомали и Йемене (1992 - 1993), организацию взрыва в Международном торговом центре в Нью-Йорке (1993), подготовку покушения на Б. Клинтона во время его визита на Филиппины (1995), взрывы у посольств США в Кении и Танзании (1998). Известны его резкие антиамериканские высказывания, в частности, о том, что мусульмане должны положить конец "легенде о так называемой сверхдержаве Америке", а также его признания о стремлении получить доступ к ядерному и химическому оружию.

стр. 19


ке политических сил. Во-первых, к периоду падения режима М. Наджибуллы, прихода к власти моджахедов и создания Исламского государства Афганистан (ИГА) вес пуштунов из-за их массовой эмиграции в общей численности населения уменьшился. Во-вторых, активное участие в многолетней военно- политической борьбе против кабульского режима позволило опиравшимся на национальные меньшинства партиям и группировкам моджахедов укрепиться и стать серьезным политическим фактором. К тому же, в государственных структурах кабульского режима особенно силовых, непуштуны заняли весьма видное место. Так, например, таджикский элемент устойчиво преобладал в управленческом аппарате и вооруженных формированиях Министерства госбезопасности; военной опорой режима Наджибуллы на некоторое время стали также не пуштунские, а узбекские вооруженные формирования под командованием генерала А. Р. Дустума и т.д. В непуштунской среде крепло убеждение в невозможности возврата к прежнему доминированию пуштунов.

Назревшие межэтнические противоречия сыграли заметную роль в падении режима Наджибуллы. Именно этнический фактор определил ориентацию анти- наджибовской оппозиции, преимущественно непуштунской по своему составу, на крупную организацию моджахедов во главе с Б. Раббани - "Исламское общество Афганистана", опиравшуюся прежде всего на таджиков и ее ведущего полевого командира Ахмад Шаха Масуда. Пуштунская же часть тогдашнего афганского истеблишмента активизировала контакты с пуштунским крылом оппозиции режиму, прежде всего с Исламской партией Афганистана Г. Хекматьяра. После вывода советских войск из Афганистана кризис в отношениях президента Наджибуллы с непуштунскими влиятельными военными руководителями, которые укрепляли свои позиции на севере страны, населенном преимущественно таджиками и узбеками, стал одной из главных причин, ускоривших падение его режима.

Приход к власти моджахедов в конце апреля 1992 года, провозгласивших создание Исламского государства Афганистан (ИГА), не привел к установлению мира и спокойствия в стране. У власти в Кабуле оказалась некая коалиция влиятельных лиц - лидеров моджахедских партий, принадлежавших к разным этносам. Внутри коалиции как в центре, так и на местах тотчас же разгорелась борьба за власть. Силовой фактор оставался определяющим в политической жизни страны. Положение осложнялось еще и тем, что едва ли не за каждой из соперничавших партий стояли внешние силы, в частности, США, Пакистан, Иран и Саудовская Аравия, претендовавшие занять главенствующее положение в новом Афганистане. К тому же с падением прежнего режима перестала функционировать та, пусть весьма несовершенная и ограниченная, система центрального контроля за ходом дел на местах, которая все же существовала ранее. Пришедшие к власти моджахеды не располагали соответствующими структурами, и их власть отнюдь не распространялась на страну в целом.

Необходимо отметить, что за годы междоусобной войны состав элиты в Афганистане заметно изменился. Если прежде она в основном состояла из знати племен и религиозных авторитетов, чье влияние во многом основывалось на традициях, то в военные годы в нее вошли и выдвинулись на передний план полевые командиры, опиравшиеся на военную силу и далеко не всегда принадлежавшие по своему происхождению к верхушке местного общества. Существуя параллельно и независимо друг от друга, они не были связаны отношениями управления-подчинения.

Таким образом, местная власть была чрезвычайно разобщена, не являясь по сути гражданской администрацией. Беспрецедентное укрепление представителей новой местной элиты, чье влияние и самоуправство ни в коей мере не сдерживались организованной административной и военной силой государства, в значительной мере питало центробежные автономистские тенденции по всей стране, что ослабляло и без того непрочные позиции моджахедов. В условиях, когда после образования ИГА не сложилась единая центральная власть и все шире разгоралась братоубийственная война, на политической арене появились талибы.

ПОД КРЫЛОМ ЦРУ И ПАКИСТАНСКОЙ РАЗВЕДКИ

Учитывая создавшуюся в Афганистане обстановку, пакистанское руководство при активнейшей поддержке США стало исподволь готовить новую военную силу, способную навести "порядок" в Афганистане, объединить всех пуштунов в борьбе за создание пуштунского государства, лояльного Пакистану и США. Не следует исключать, что при этом, возможно, имелись в виду и другие, в том числе такие далеко идущие цели, как, к примеру, создание афгано-пакистанской конфедерации, тем более, что идеи такой конфедерации еще в 50 - 70-х годах неоднократно обсуждались в высших эшелонах власти Вашингтона и Исламабада.

Сформировав Афганское бюро, деятельность которого финансировалась в основном США, а также Саудовской Аравией, влиятельные круги Пакистана, особенно Межведомственная разведка (Объединенное разведуправление), МВД и праворадикальная исламская партия "Джамаате ислами" приступили к созданию этой новой силы. ЦРУ закупало в США, Англии, Египте, Израиле и других странах оружие, которое затем переправлялось в Пакистан, в основном в места расселения афганских беженцев и в военные лагеря, где готовились отряды талибов. Эти отряды вначале формировались из молодежи, обучавшейся в религиозных учебных заведениях (медресе), отсюда и название - талиб, что означает "ищущий знаний". Затем отряды пополнили пуштуны из зоны пограничных племен Пакистана и, наконец, пакистанские военнослужащие. Талибы оснащались современным оружием, имели в своих частях вертолеты и самолеты. В конце 1994 года их вооруженные отряды вступили на афганскую территорию. Они практически не встретили сопротивления и вскоре заняли ряд пограничных с Пакистаном провинций. Затем они направились к Кабулу, овладеть которым им удалось лишь в конце сентября 1996 года. Укрепив свои позиции в занятых районах, талибы двинулись к областям, примыкающим к границам Ирана и центральноазиатских государств СНГ.

На захваченных территориях талибы в первое время после утверждения в Кабуле выдвигали лозунги прекращения войны, установления мира, борьбы со злоупотреблением властей на местах. Затем они приступили к разоружению борющихся за власть полевых командиров моджахедов, ликвидации ряда установленных ими контрольных фискальных постов на дорогах и т.д.

С приходом талибов в Афганистан в состав их отрядов влились отдельные военные части, служившие ранее режиму Наджибуллы, ряд воинских формирований некоторых полевых командиров. Вместе с тем, талибов практически не

стр. 20


признали хорошо известные в мусульманском мире влиятельные религиозные авторитеты и лидеры партий моджахедов, такие как С. А. Гилани, С. Моджаддеди, А. Р. Саяф (располагавшие довольно крупными по афганским масштабам военными силами), а также лидер в основном пуштунской по своему составу "Исламской партии Афганистана" Г. Хекматьяр. Отметим, что в руководстве ДТ нет влиятельных и широко известных как в Афганистане, так и за его пределами богословов.

Реальный вооруженный отпор талибам дал Северный альянс (Объединенный фронт) под руководством (до сентября 2001 года) Ахмад Шаха Масуда. К нему примкнула часть сохранивших боеспособность отрядов некоторых других антиталибских группировок, в том числе и состоявших из пуштунов. Они не составили единого фронта против талибов, но более или менее прочно удерживали позиции в провинциях севера страны. В сентябре 2000 года талибы при активной поддержке пакистанских военнослужащих и арабских боевиков (сторонников Усамы бен Ладена), усилили военное давление на силы А. Ш. Масуда. Сумев занять ряд важных районов северных провинций, они вышли на некоторых участках к афгано-таджикской границе.

ЦАРСТВО ТЕРРОРА И МРАКОБЕСИЯ

Захватив большую часть территории Афганистана, талибы не только не стабилизировали военно-политическую ситуацию, но еще больше обострили ее, гальванизировав межэтнические противоречия. Религиозная и политическая нетерпимость руководства ДТ, пуштунский национализм и экстремизм, геноцид в отношении шиитов-хазарейцев, жестокая расправа с Наджибуллой, укрывавшимся в здании представительства ООН в Кабуле, расстрел иранских дипломатов в Мазари-Шарифе, попрание норм гуманитарного международного права в целом, особенно в отношении женщин, а также установление в быту и управлении жестких норм ислама в талибской интерпретации и беспрецедентный рост производства и контрабанды наркотиков и многие другие беззаконные действия вызывали резко негативную реакцию ряда стран Запада и мирового сообщества в целом. Генеральная Ассамблея ООН, Европарламент, Совет Европы, ОБСЕ, ряд крупнейших международных правозащитных организаций осудили талибов. Реакция мирового сообщества не могла не оказать влияния на их зарубежных "спонсоров", прежде всего на США и Пакистан, ставших все более четко осознавать, что их протеже выходят из-под контроля. Отказ в экстрадиции в США бен Ладена, который был обвинен в организации взрывов американских посольств в Кении и Танзании, вызвал жесткие меры со стороны Вашингтона. Летом 1998 года США подвергли ракетным ударам некоторые опорные пункты бен Ладена на территории Афганистана и ввели торгово-экономические санкции против талибов.

Уклонение руководства "Талибана" от конструктивных переговоров с представителями правительства ИГА, нежелание принимать предложения ООН, Организации Исламская конференция (ОИК), "Группы соседей и друзей Афганистана", другие посреднические инициативы в политическом урегулировании ситуации путем создания представительного многоэтнического правительства вынудили мировое сообщество пойти на принятие адекватных мер против "Аль-Каиды" и ДТ.

15 октября 1999 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1267, которая содержала требование к талибам о выдаче Усамы бен Ладена и вводила международные санкции, включавшие запрет на международные полеты самолетов афганской авиакомпании "Ариана" и замораживание зарубежных банковских счетов и денежных авуаров ДТ, за исключением случаев, связанных с оказанием гуманитарной и другой помощи. Поскольку "Талибан" эти требования полностью проигнорировал, 19 декабря 2000 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1333, которая ввела эмбарго на прямую или косвенную продажу талибам оружия и другого военного имущества, а также оказание им консультативного содействия по военным вопросам. Средства и финансовые активы бен Ладена в иностранных банках были заморожены. С целью борьбы с наркобизнесом и использованием доходов от наркодеятельности для финансирования терроризма запрещались поставки талибам химических веществ, необходимых для производства наркотиков. Был введен также запрет на полеты иностранных самолетов на территорию Афганистана, кроме как по отдельным разрешениям Комитета ООН по санкциям (под данный запрет не подпадали самолеты, перевозившие в Афганистан гуманитарные грузы).

ДИВЕРСИОННЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ

Полностью проигнорировав санкции Совета Безопасности ООН и бросив вызов международному сообществу, бен Ладен и его приверженцы в 2000 - 2001 годах создали на контролировавшейся талибами территории сеть из примерно 80 опорных баз, тренировочных центров, лагерей по идеологической, военной и военно-диверсионной подготовке. В лагерях подготовки террористов обучались

стр. 21


не только афганцы, но и граждане Пакистана, арабских стран, Бангладеш, Филиппин, выходцы из Чечни и Центральной Азии, в том числе активисты радикального крыла таджикской оппозиции и представители экстремистских группировок из Узбекистана и Киргизии, а также уйгурские сепаратисты из КНР.

Свыше 20 лагерей и баз были расположены в Кабуле и его предместьях. Только на крупнейшей базе в казармах у населенного пункта Ришхор под руководством Кари Сайфуллы Ахтара (пакистанского соратника Усамы бен Ладена) и более ста инструкторов было налажено обучение нескольких тысяч боевиков. В тренировочном центре самого Ришхора проходили подготовку около 600 человек. В другом лагере, размещенном в Чарасьябе, тренировались несколько сотен арабов, уйгуров и филиппинцев. В военном центре населенного пункта Айнак (провинция Логар) наряду с арабами методы диверсионно-подрывной практики постигала небольшая группа граждан Чехии и Болгарии. Боевики Исламского движения Узбекистана (ИДУ) и чеченцы проходили подготовку в лагерях как с многонациональным, так и моноэтническим составом. Наиболее крупные узбекские и чеченские учебные центры и базы были сосредоточены в Мазари-Шарифе. С середины 1999 года бен Ладен стал финансировать некоторые военные операции на Северном Кавказе и направлять туда боевиков, в основном арабов и афганцев.

Значительное число тренировочных центров функционировало в провинциях Нангархар, Кандагар, Хост, Пактия, Гильменд, Логар, Кундуз и Балх, около 15 - в провинциях Герат, Джаузджан, Заболь, Урузган, Газни и Вардак. В дополнение к имеющимся командным пунктам У. бен Ладена в Кандагаре (по соседству с резиденцией лидера ДТ М. Омара), в Джалалабаде (гостиница "Спингар"), Урузгане и Хосте (пещеры в районе Жавара) велось строительство его новой подземной штаб-квартиры в районе Спинбулдака.

В августе 2000 года в пакистанском городе Музаффарабад состоялось закрытое совещание приверженцев бен Ладена из организаций "Аль-Каида" и пакистанских "Харакат уль-ансар", "Хезбе ислами", "Харакат уль- моджахеддин", "Джамаате таблиг ва даава", "Лашкаре таиба" и "Аль-Бадр" при участии лидера "Исламского движения Узбекистана" Т. Юлдашева и эмиссара чеченских сепаратистов. На нем было принято решение об усилении материальной помощи и создании "Штаба содействия" ИДУ, рассматривавшегося на совещании как единственная сила, способная вести эффективную вооруженную борьбу против правительственных сил центральноазиатских государств.

На совещаниях экстремистов с участием У. бен Ладена, лидеров ИДУ и пакистанцев в Урузгане и Кандагаре в начале 2001 года было решено активизировать проведение диверсионно-террористических акций против инициаторов и сторонников антиталибских санкций. Вскоре был создан специальный разведорган для сбора информации, проведения подрывных действий против граждан и объектов в США, России и странах Центральной Азии, организации вербовочной работы среди служащих правоохранительных органов государств СНГ. Тогда же некоторые лагеря, в том числе Аль-Фаррухи и Аль-Бадр, были переориентированы прежде всего на подготовку диверсантов, а также специалистов по ведению боевых действий в горных условиях и вербовке наемников. Центр "Имам Бухари" (провинция Газни) был специально выделен для обучения выходцев из государств Центральной Азии и Кавказа.

На совещании пакистанских исламистских радикалов в поддержку "Талибана" в январе 2001 года в медресе "Хакания" в Пешаваре с участием руководителей "Джамаате улемайе Пакистан", "Джамиате ахль аль-хадис", "Аль-ихван", "Тахрике ислами", "Тахрике нафазе шариат", "Харакат уль-джихад", "Харакат уль-моджахеддин", "Джамиат уль-моджахеддин" был сформирован "Совет в поддержку движения "Талибан", который принял, кроме всего прочего, решение о бойкоте американских товаров. Ряд участников совещания открыто призывали к проведению вооруженных диверсионных акций против стран Запада.

Руководство ДТ тогда же приняло решение о передаче "Джамаате улемайе Пакистан" одной из крупнейших баз подготовки боевиков - "Спина Шага" (провинция Пактия) с целью военной подготовки выпускников пакистанских медресе, которых затем планировали задействовать на севере Афганистана. Делая главную ставку на терроризм, У. бен Ладен и М. Омар в январе 2001 года направили совместное обращение к радикальным исламистским группировкам Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии с призывом ответить на принятие санкций против "Талибана" проведением диверсионно-террористических акций на военных объектах и у дипломатических представительств США и некоторых других государств. Среди адресатов этого обращения - "Аль-Джамаат аль- исламийя" (Египет), йеменские радикальные исламские оппозиционные группировки, вооруженные формирования Алжира, Пакистана и Кашмира, филиппинская сепаратистская организация "Абу Саяф". Диверсии и теракты планировалось осуществлять против различных американских объектов, включая военные, в Исламабаде, Дели, Сингапуре, Маниле и Джакарте, в Саудовской Аравии, некоторых государствах Персидского залива, Иордании, Египте, Йемене, Алжи-

стр. 22


ре, Тунисе и Марокко, а также на американских базах в ряде названных стран. Тогда же представители "Аль-Каиды" и ДТ подписали в Кандагаре протокол о совместных действиях с двумя египетскими вооруженными радикальными группировками.

СРАЩИВАНИЕ С НАРКОБИЗНЕСОМ

Террористические структуры все более сращивались и взаимодействовали с международным наркобизнесом и другими разновидностями трансграничной организованной преступности, занимавшимися контрабандой оружия, нелегальной эмиграцией и т.п.

По данным Программы по контролю за незаконным оборотом наркотиков ООН, в 1999 году в Афганистане было произведено 4580 тонн опиума (три четверти общемирового объема), что эквивалентно примерно 460 тоннам героина. "Лидерами" по занятым под маковые посевы площадям были провинции Гильменд и Нангархар (соответственно 44552 и 22990 гектаров). Крупными производителями опиумного мака стали также провинции Кандагар, Урузган, Балх, Бадахшан и Баглан.

На юге страны производство и переработка опиума-сырца приобрели промышленные масштабы, чему способствовали прочные связи афганских и пакистанских наркодельцов с международной наркомафией. Об этом свидетельствовали, в частности, и факты централизованных поставок в Афганистан семян высокопродуктивных сортов опиумного мака и практика закупки на корню урожая будущего сезона.

Производство наркотиков было практически узаконено. Руководство "Талибана" установило десятипроцентный налог с производства и продажи опиума-сырца, а также морфина и героина. Контролировавшаяся режимом наркосеть объединяла более трех десятков основных наркогруппировок, возглавлявшихся преданными талибам людьми.

Лидеры ДТ установили контакты и с некоторыми европейскими наркоструктурами. Их основными партнерами по транспортировке наркотиков в Европу в последнее время стали албанские наркодельцы, значительно оттеснившие итальянские и турецкие криминальные кланы. Переработка сырья осуществлялась в более чем 200 лабораториях, большинство которых было расположено в провинциях Нангархар, Хост, Пактия, Гильменд, Кунар, Балх и Кундуз. Основные лаборатории и склады были расположены в подземных убежищах в районе города Хост. Для работы в них приглашались специалисты- химики, в том числе и из стран Европы.

Специалисты джалалабадской лаборатории по переработке опиума-сырца в сильнодействующие наркотики разработали методику маркировки героина под чай и сахар. Афганские наркоплантаторы проводили эксперименты с целью получения наиболее высокоурожайных и стойких к климатическим изменениям сортов опиумного мака. Они создали новый жидкий вид героина под названием "слезы Аллаха", отличавшийся высокой концентрацией (из 50 килограммов опиума-сырца вырабатывалось около одного литра) и очень быстро приводящий к наркозависимости.

В конце 2001 года предполагалось ввести в строй финансировавшиеся У. бен Ладеном новые производственные мощности в провинции Кандагар, даже несмотря на то, что в июле 2000 года под давлением мирового сообщества лидер ДТ М. Омар был вынужден подписать указ, запрещавший выращивание опиумного мака.

Значительным источником финансовой подпитки международных террористических структур в Афганистане были и многочисленные исламские благотворительные фонды. Среди них: саудовские "Международная организация исламской помощи", "Исламский комитет благочестия", "Фонд двух святых мест", "Фонд согласия", "Лига исламского мира", кувейтские "Общество социальных реформ", "Общество возрождения исламского наследия", "Объединенный кувейтский комитет спасения", йеменские "Исламское объединение в защиту реформ", "Джихад аль-исламий", эмиратская "Благотворительная ассоциация", суданское "Агентство исламской помощи", турецкие религиозные объединения "Нурджулар" и фонд "Ихлас", пакистанские "Всемирный исламский комитет благотворительности" (в Афганистане известен под названием "Исламский институт Абу Ханифа"), "Благотворительный фонд двух святых мест и мечети "Аль-Акса", "Служба оказания экстренной помощи Афганистану", "Ар-Рашид траст". Этот перечень можно было бы дополнить названиями еще десятка-другого аналогичных структур.

Складывавшаяся картина свидетельствовала о формировании на территории Афганистана агрессивного сообщества религиозных экстремистов разных стран, сращивавшегося, кроме всего прочего, и на почве общих интересов с международным наркобизнесом.

В первой половине 2001 года на стороне талибов воевало около 15 тысяч человек, не являвшихся гражданами Афганистана, в основном пакистанские "добровольцы", арабские, филиппинские боевики, члены экстремистских организаций ряда других стран. Талибы беспрепятственно рекрутировали живую силу в Пакистане через многочисленные медресе и радикальные религиозные организации. Нередко пакистанские кадровые военнослужащие фиктивно увольнялись в запас из рядов вооруженных сил и вливались в талибское войско для осуществления общего руководства, планирования и координации военных действий в Афганистане. Публиковались сообщения и о прямом участии в боевых операциях в этой стране подразделений регулярной пакистанской армии.

БЕСПРЕДЕЛ

Эскалация военных действий и поразившая Афганистан в 2000 году сильнейшая засуха значительно обострили и без того сложную гуманитарную ситуацию в стране. В северо-восточных районах, мало доступных для доставки международной гуманитарной помощи, ввиду активных боевых действий положение в 2000 - 2001 годах вплотную приблизилось к катастрофическому уровню. По некоторым оценкам, бои в провинции Тахар вызвали исход свыше 100 тысяч местных жителей, часть которых сконцентрировалась в афгано- таджикском приграничье.

Все более кровавым и разрушительным становился разгул талибского произвола. На захваченных территориях талибы зачастую прибегали к насильственному перемещению местного непуштунского населения, уничтожению жилья, хозяйственной инфраструктуры и реквизиции продовольствия.

Резня хазарейцев в начале 2001 года в Бамиане и обнаружение в районе Талукана массового захоронения убитых талибами таджиков и узбеков, включая многих детей и женщин, свидетельствовали об усилении этнических чисток. В провинциях с преобладающим таджикским, узбекским и хазарейским населением лидеры ДТ пытались укрепить свою власть, переселяя пуштунов из других районов, предоставляя им лучшие земельные участки, различные льготы и пособия.

стр. 23


Талибские власти прибегали к крайним формам дискриминации в отношении приверженцев индуизма, обязывая их, в частности, носить на одежде отличительные знаки. В самих пуштунских районах страны женщины были лишены доступа к образованию, медицинскому обслуживанию и трудоустройству.

Разрушение статуй Будды в Бамиане, разгром экспозиций всемирно известных уникальных экспонатов Кабульского музея и уничтожение многих видов редких животных зоопарка Кабула показали всему миру степень духовной деградации и фанатизма талибов.

В самом лагере талибов усиливались разногласия на региональной, племенной, клановой почве. Радикальная часть "Талибана" во главе с муллой М. Омаром жестоко подавляла малейшие проявления оппозиции, в том числе и в руководстве. В январе 2001 года был издан указ, согласно которому за ним оставлялось исключительное право единолично решать вопросы назначения командиров воинских соединений и частей, а также чиновников высшего и среднего звена аппарата ДТ. Находившиеся на этих должностях лица обязывались в месячный срок пройти проверку специальных комиссий на знание законов шариата и Корана, а также сдать экзамены для получения духовного сана муллы. По причине "служебного несоответствия" со своих постов были освобождены более 25 высших военных командиров, в том числе начальники штабов погранвойск и тыла вооруженных сил, управления дорожного строительства и ряд других.

Последние два года "Талибан" сталкивался с определенными трудностями и при наборе рекрутов в пуштунских племенах. На этой почве имели место серьезные инциденты, вплоть до вооруженных столкновений между отдельными племенами и талибами в провинциях Хост, Пактия, Урузган и Фарах. Это во многом было связано с недовольством вождей племен и полевых командиров узурпацией их прерогатив верхушкой талибов.

Усиливалось разочарование пуштунов резким расхождением между завоевавшими первоначально популярность лозунгами "Талибана" и реальным положением вещей. Так, претензии руководства талибов на роль восстановителей централизованного афганского государства на основе пуштунского господства опровергались усиливающимся влиянием, особенно в воинских частях, пакистанцев и арабов. Кроме того, талибы в своих установках и на практике отрицали многие принципы кодекса поведения пуштунов ("Пуштунвалай"), в частности, некоторые нормы, регулирующие внутрисемейные и межродовые отношения.

Негативно относились лидеры ДТ и к идее созыва традиционной для пуштунов ассамблеи - Лоя джирги как инструмента внутри-афганского политического урегулирования. Видимо, они понимали, что при соблюдении установленной традицией представительности такого форума в общем-то малоизвестный М. Омар окажется в меньшинстве и уступит пуштунским вождям - представителям прежней афганской элиты, которые неизменно играли ключевую роль на этих ассамблеях.

ЗАПОЗДАЛАЯ РЕАКЦИЯ

Превращение Афганистана в центр мирового терроризма и героинового бизнеса вызывало растущую обеспокоенность международного сообщества. В 2000 году были созданы российско-американская и российско-индийская рабочие группы по противодействию терроризму и наркоугрозе, исходящим из Афганистана, в рамках которых были определены совместные и параллельно осуществляемые меры, способствующие демонтажу созданных талибами опорных баз и других инфраструктур международного терроризма. Заинтересованность в налаживании такого сотрудничества демонстрировали ряд европейских государств, Китай и другие страны.

При этом мировое сообщество стремилось привлечь к разблокированию внутриафганского конфликта, подавлению очага терроризма и наркоугрозы в Афганистане возможно более широкие слои афганского общества, в том числе такого его потенциально значимого и обширного сегмента, как афганская диаспора (около пяти миллионов человек). В начале 2001 года по инициативе личного представителя Генсекретаря ООН по Афганистану Ф. Вендрелла в Женеве состоялись консультации представителей США, Италии, Франции, Германии и Ирана, в ходе которых обсуждались возможные варианты консолидации афганской диаспоры в интересах содействия урегулированию ситуации в Афганистане.

Наибольшую активность проявляли римская и кипрская инициативные группы афганской эмиграции, пытавшиеся сформировать на национально- патриотической основе "третью силу". Римская группа, объединяя вокруг себя главным образом представителей промонархических и либеральных кругов, ориентирующихся на экс-короля Захир Шаха, предлагала найти решение афганской проблемы через созыв Лоя джирги. В качестве ее внешних спонсоров выступали итальянцы и американцы, которые намеревались преобразовать эту группу в своеобразный общеафганский координационный центр диаспоры. Кипрская группа, поддерживавшаяся Ираном, стремилась вовлечь в орбиту своего влияния представителей мелкобуржуазных слоев афганского общества, ранее поддерживавших моджахедов. Она также выступала за поиск выхода из тупика на путях достижения консенсуса через проведение всеафганского форума.

Однако лидеры "Талибана" и "Аль-Каиды" оставались непримиримыми.

Летом 2001 года они сосредоточили на северо-востоке Афганистана 15- тысячную ударную группировку (в составе которой было пять тысяч выходцев из других стран), располагавшую боевыми самолетами, танками и тысячами реактивных снарядов. Готовясь к решительному наступлению на Северный альянс, руководство ДТ выделило средства на подготовку нескольких госпиталей для приема раненых в Пакистане у афганской границы. Для налаживания производства боеприпасов и ремонта стрелкового оружия были приглашены иностранные специалисты. Такие мастерские функционировали в Дар уль-амане (район Кабула), под Кандагаром и в провинции Пактия. Усиливалась и террористическая деятельность. 9 сентября 2001 года в результате теракта был убит Ахмад Шах Масуд.

Трудно предсказать, как развивались бы дальнейшие события в Афганистане, во всей Центральной Азии, какие беды принес бы многим странам мира, в том числе России, вооруженный "джихад" экстремистски настроенных исламистов с целью создания всемирного "халифата".

Но 11 сентября прошлого года Америка и ее союзники, наконец, очнулись.

Международное сообщество перешло от заявлений и санкций к решительным мерам по ликвидации всемирного центра терроризма, прикрывающегося зеленым знаменем ислама.

Но этот центр вряд ли разгромлен окончательно. Предстоит сложная и жестокая борьба с непредсказуемыми поворотами.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/АФГАНИСТАН-КАК-СОЗДАВАЛАСЬ-ЦИТАДЕЛЬ-МИРОВОГО-ТЕРРОРИЗМА

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

З. НАБИЕВ, М. АРУНОВА, кандидат исторических наук, АФГАНИСТАН. КАК СОЗДАВАЛАСЬ ЦИТАДЕЛЬ МИРОВОГО ТЕРРОРИЗМА // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 28.03.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/АФГАНИСТАН-КАК-СОЗДАВАЛАСЬ-ЦИТАДЕЛЬ-МИРОВОГО-ТЕРРОРИЗМА (date of access: 18.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - З. НАБИЕВ, М. АРУНОВА, кандидат исторических наук:

З. НАБИЕВ, М. АРУНОВА, кандидат исторических наук → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
388 views rating
28.03.2023 (387 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
14 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
15 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
25 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
25 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
42 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
52 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
55 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
72 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
76 days ago · From Точикистон Онлайн
IN SEARCH OF THE LOST EAST
Catalog: География 
77 days ago · From Галимжон Цахоев

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

АФГАНИСТАН. КАК СОЗДАВАЛАСЬ ЦИТАДЕЛЬ МИРОВОГО ТЕРРОРИЗМА
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android