Libmonster ID: TJ-446
Author(s) of the publication: В. КОРГУН

В. КОРГУН

Доктор исторических наук

7 декабря 2004 г. в Кабуле в хорошо защищенном, напоминающем крепость, президентском дворце состоялась инаугурация первого легитимного президента Афганистана. Им стал глава временной администрации Хамид Карзай. Событие неординарное, если учитывать напряженную военно-политическую обстановку в стране, в условиях которой проходили острая предвыборная борьба и сами выборы президента страны 9 октября 2004 г. Несмотря на присутствие в Афганистане 18-тысячного воинского контингента международной антитеррористической коалиции, 9 тыс. натовских миротворцев, 17 тыс. солдат и офицеров создаваемой Западом афганской Национальной армии, 28 тыс. полицейских, десятков тысяч бойцов милицейских формирований, которые были брошены на обеспечение безопасности избирательной кампании, всех волновала угроза срыва выборов, с предупреждением о которой выступили руководители талибов.

Уже задолго до выборов было ясно, что основным фаворитом на них окажется глава Переходной администрации Х. Карзай. Но для победы ему предстояло решить немало сложных проблем, расчистить поле для успешной борьбы за высший пост в стране. Главным и необходимым условием для этого становилось обеспечение безопасности, в условиях которой только и было возможным проведение демократических выборов. Основными здесь представлялись три приоритетные задачи - пресечь или хотя бы ослабить действия остатков талибов, которые открыто угрожали сорвать выборы; поставить деятельность самовластных полевых командиров под контроль центрального правительства; развернуть широкомасштабную борьбу против производства и трансграничной транспортировки наркотиков.

Надо отметить, что на всех трех направлениях наметился некоторый сдвиг, в первую очередь, благодаря усилиям самого Х. Карзая. Наиболее заметный успех был достигнут в попытках ликвидации терроризма в стране. После войны в Ираке экстремисты, окопавшиеся на юге и юго-востоке Афганистана, перегруппировались и изменили тактику борьбы: теперь они избегают крупных столкновений с частями афганской армии и силами международной антитеррористической коалиции, действуют небольшими мобильными группами, прибегая к диверсионным актам, убийству лояльных Кабулу лиц, террору и похищению сотрудников международных организаций, запугиванию населения. В октябре 2003 г. на юге Афганистана был создан Высший совет талибов во главе с их лидером муллой Омаром, ставший штабом и центром координации вооруженных действий экстремистов. Появившееся на мировых телеэкранах в октябре 2004 г. видеообращение Усамы бен Ладена к американцам свидетельствовало о том, что безудержный оптимизм президента Дж. Буша, заявившего, что сеть международного терроризма подорвана и вскоре его лидеры будут пойманы, был лишен серьезных оснований.

СХВАТКИ С ТРЕХГЛАВЫМ ДРАКОНОМ

Тем не менее, в результате ряда крупных военных операций, проведенных силами меж-

стр. 41


дународной коалиции во главе с США и при участии частей новой, Национальной армии Афганистана, экстремисты оказались блокированы в труднодоступных горных районах вдоль афгано-пакистанской границы. В то же время под давлением США в вооруженную борьбу против талибов и боевиков "Аль-Каиды", часть которых окопалась на территории Пакистана, подключилось правительство П. Мушаррафа. Весной 2004 г. в полосу "независимых племен" вдоль пакистано-афганской границы (фактически находящуюся вне юрисдикции Исламабада) были брошены подразделения пакистанской армии (75 тыс. человек), которые приступили к поиску и ликвидации террористов на пакистанской территории. Так удалось прижать талибов к афгано-пакистанской границе с двух сторон. При этом американцы в ходе крупной операции "Буря в горах", которая началась в марте 2004 г., не смогли достичь главной цели операции - поимки Аймана аль-Завахири, второго человека в иерархии "Аль-Каиды". А пакистанские войска столкнулись с враждебностью местных пуштунских племен и понесли большие потери.

Более того, талибы продолжают сохранять заметное присутствие, влияние и поддержку в афганских пограничных провинциях Кандагар, Гильменд, Заболь, Урузган и Нангархар, а также в провинции Хост, которую они фактически контролируют. Правительственный контроль в ряде уездов этих провинций достаточно призрачен: главы местных администраций либо симпатизируют талибам и сотрудничают с ними, либо сами являются скрытыми талибами.

Надо признать, что Х. Карзай активно ищет альтернативные пути решения проблемы ликвидации терроризма в стране. На протяжении последних двух лет, заручившись поддержкой американцев, он предпринял ряд попыток вступить в диалог с экстремистами. Сначала Кабул пытался выйти на руководство талибов через задержанного в 2003 г. бывшего министра иностранных дел в правительстве талибов В. А. Муттавакиля, слывшего наиболее либеральным в окружении их лидера муллы Омара. Однако руководство экстремистов не пошло на контакт с правительством Х. Карзая, отказавшись использовать услуги человека, потерявшего их доверие.

В последующем Х. Карзай напрямую апеллировал к талибам, приглашая их к переговорам, одновременно продвигая идею о том, что не все талибы - экстремисты, что основная их часть - это люди, вынужденные против своей воли воевать в их рядах, и лишь десяток-полтора их лидеров - преступники и террористы. Усилия президента оказались тщетными: талибы не откликнулись на его призыв: они не захотели иметь никаких дел с "американской марионеткой", "слугой неверных". В результате Карзаю не удалось привлечь на свою сторону даже тех талибов, которых он называл "умеренными".

Предпринимались также попытки привлечь на сторону правительства союзников талибов, в частности, - Исламскую партию Афганистана во главе с Г. Хекматьяром, объявленную вне закона в 2002 г. Ее также пригласили к диалогу, обещая полноценное участие партии в политической жизни страны. Г. Хекматьяр откликнулся на эту инициативу. Он заявил, что его партия готова стать участницей политических процессов при условии, что все иностранные войска будут немедленно выведены из Афганистана, и ему разрешат открыть отделения партии во всех провинциях1 . Выдвинутые им условия оказались заведомо неприемлемыми, диалога не получилось.

Тем не менее, силы талибов и их союзников в Афганистане значительно ослаблены и не могут радикально влиять на ситуацию и политические процессы в стране; они прижаты к приграничным с Пакистаном районам и не способны на проведение крупномасштабных военных операций. Они теряют и статус политической силы, претендующей на определенное место в новом афганском обществе. Об этом убедительно свидетельствуют выборы президента 9 октября 2004 г., которые им так и не удалось сорвать. Более того, эта неудача талибов вызвала разброд в их рядах. В последнее время появились признаки раскола среди экстремистов, чему способствовали инициатива посла США в Афганистане З. Халильзада и последовавшее заявление правительства Х. Карзая в ноябре 2004 г. об амнистии участникам оппозиционного движения, готовым сложить оружие2 .

Между тем, серьезной угрозой безопасности Афганистана продолжает оставаться противостояние крупных региональных афганских полевых командиров и прочих племенных и этнических лидеров (warlords) центральной власти. Пользуясь поддержкой США, которые до недавнего времени стремились использовать их в борьбе против остатков талибов3 , они укрепили свою власть на контролируемых ими территориях и устанавливают здесь свои законы, назначают своих людей на важнейшие административные посты, содержат вооруженные формирования, чинят произвол и насилие в отношении местного населения. Многие из них сохраняют экономическую независимость от Кабула: они не переводят в государственную казну все или большую часть налоговых, таможенных и прочих финансовых поступлений, которые расходуются на укрепление их личной власти на местах. Более того, в ряде районов периодически происходят вооруженные столкновения между отрядами полевых командиров за передел власти и контроль над территориями, влекущие жертвы среди мирного населения.

Президент Х. Карзай, реальная власть которого едва распространяется за пределы столицы, давно уже предпринимает усилия, чтобы ограничить всевластие и произвол региональных лидеров, ввести их деятельность в рамки закона. В апреле 2003 г. он подписал соглашение с 12 губернаторами пограничных провинций, в соответствии с которым они обязались не выходить за пределы предписанных законом полномочий губернаторов.

стр. 42


Однако ситуация с тех пор улучшилась незначительно.

В этих условиях Х. Карзаю пришлось прибегнуть к более решительным мерам, используя политику "кнута и пряника". Так, крупнейший полевой командир, лидер узбеков генерал А. Р. Дустум был постепенно освобожден от всех последовательно занимаемых постов - заместителя министра обороны, специального представителя президента в северных провинциях, советника президента по вопросам безопасности и обороны. Во многом дискредитировавший себя узбекский лидер (постоянные вооруженные столкновения со своим соперником, таджикским генералом Атта Мухаммадом, попытки силой расширить зону своего контроля, репрессии в отношении местных пуштунов, повсеместный произвол и насилие) в условиях, когда начался процесс демобилизации и разоружения его отрядов, стал терять поддержку со стороны местного населения.

Немало хлопот Кабулу доставлял и другой региональный лидер - "эмир юго-запада Афганистана" таджик Исмаил-хан, губернатор провинции Герат. Контролируя торговлю (в том числе контрабандную) с соседними Туркменией и Ираном, "эмир" ежегодно получал баснословные доходы, сопоставимые с национальным бюджетом. При этом он не перечислял финансовые поступления в столицу, используя их для обустройства Герата и личного обогащения. К тому же он правил в провинции железной рукой: жесткая исламизация общественной жизни, ущемление прав женщин, гонения на либеральные круги стали в Герате нормой.

Х. Карзай не раз пытался переместить Исмаил-хана в Кабул, предлагая ему различные посты в структурах власти, - вице-президента, министра внутренних дел, но каждый раз неизменно получал отказ.

Но в разгар предвыборной борьбы, расчищая себе дорогу к легитимной власти, Х. Карзай был вынужден прибегнуть к решительным мерам в отношении строптивого губернатора. По сообщениям столичной прессы, пытаясь ослабить позиции правителя Герата, в августе 2004 г. Кабул спровоцировал вооруженные столкновения между ним и его старым соперником, пуштунским полевым командиром Амануллой-ханом4 . Отряды последнего захватили военно-воздушную базу Шинданд к югу от Герата. Нависла угроза захвата и самого центра провинции. В пиковый момент президент сделал ловкий ход: он направил армейские части и подразделения полиции, усиленные американскими военными, придав им роль "посредника", которые предотвратили падение Герата и "спасли" Исмаил-хана от неминуемой потери поста губернатора. При этом база ВВС Шинданд (в 40 км от афгано-иранской границы) перешла под фактический контроль американцев. Аманулла-хан был переправлен в Кабул, где остался на положении "гостя правительства" в ожидании подходящего поста в структурах власти.

Продемонстрировав таким образом слабость позиций Исмаил-хана, президент Х. Карзай в начале сентября своим указом сместил его с поста губернатора, предложив должность министра горных дел и промышленности и подсластив горькую пилюлю высказанной публично высокой оценкой "его больших достижений в Гератской провинции" и озвученным намерением использовать его "талант и организаторские способности" в общенациональном масштабе5 . В Герате Исмаил-хана заменил бывший посол Афганистана в Украине М. Хайрхах, близко знакомый с "эмиром" с давних времен. На сей раз Исмаил-хан не рискнул публично отвергнуть предложение, больше напоминавшее директиву. Он занял выжидательную позицию, надеясь получить поддержку населения Герата. И хотя 11 сентября, на следующий день после указа о его смещении, в городе произошли беспорядки, устроенные его сторонниками (при этом в столкновении с полицией погибли 7 человек), позиции опального губернатора оказались подорваны. Безусловно, он все еще оставался сильной фигурой в своем регионе, но, лишенный легитимного статуса, уже не мог, как ранее, открыто противостоять Кабулу.

К тому времени Х. Карзаю удалось нейтрализовать и ряд других политических оппонентов: в 2003 г. он снял с поста губернатора Кандагара бывшего полевого командира Гуль Ака Шерзая, назначив его министром гражданского строительства; в апреле 2004 г. освободил от должности министра планирования (также бывшего полевого командира), лидера одной из фракций шиитской партии "Исламское единство" хазарейца Мухаммада Мохаккека; в июне того же года отправил в отстав-

стр. 43


ку трех губернаторов, не подчинявшихся Кабулу, и заменил их лояльными людьми, а в августе нанес удар по наиболее могущественному из своих политических противников - министру обороны маршалу Фахиму, имеющему самую крупную частную армию в стране, отказавшись взять его в напарники в качестве кандидата на пост первого вице-президента на предстоящих выборах.

Вместо него он сделал ставку на афганского посла в Москве таджика Ахмад Зия Масуда, брата погибшего 9 сентября 2001 г. от рук наемных убийц национального героя Афганистана Ахмад Шаха Масуда. Таким образом, Х. Карзай стремился расколоть таджиков и заручиться поддержкой влиятельного клана Масудов. Кандидатом на пост второго вице-президента он избрал лидера партии "Исламское единство" хазарейца А. К. Халили, рассчитывая получить часть голосов афганских шиитов.

В числе других наиболее серьезной в настоящее время остается проблема производства и нелегальной транспортировки наркотиков. В 2004 г. площади под посевами наркокультур выросли с 80 до 131 тыс. гектаров. Ныне опиумный мак засевается в 28 из 32 провинций Афганистана. В 2004 г., по данным, содержащимся в докладе Департамента ООН по наркотикам и преступности, урожай опиумного мака вырос на 17% и достиг 4200 т (в 2003 г. он составил 3600 т). Соответственно, прибыль от его продажи в 2004 г. увеличилась на 22% и достигла 2,8 млрд. долл. США6 , что составляет более 50% ВВП Афганистана. В настоящее время Афганистан поставляет на мировые рынки наркотиков 87% потребляемого в мире героина. Мировая общественность бьет тревогу: Афганистан превращается в наркогосударство.

Нельзя не отметить, что правительство Х. Карзая принимает активные меры для борьбы с наркопроизводством. В 2003 г. указом президента оно было запрещено. Кабинет министров учредил Департамент по борьбе с наркотиками. В мае 2004 г. был принят десятилетний план по ликвидации производства опиума, в соответствии с которым к 2008 г. предполагается сократить площади посевами наркосодержащих культур на 75%7 .

Основные способы борьбы с "наркочумой" - уничтожение посевов опиумного мака и лабораторий по производству героина. Одновременно крестьянам выплачивается компенсация за отказ от выращивания наркосодержащих культур, осуществляется стимулирование их возврата к традиционной структуре посевов. Однако все эти меры пока оказываются неэффективными: не хватает финансовых средств и персонала, крестьяне предпочитают продолжать выращивать мак как более прибыльную культуру. Оценивая угрозу, которую представляет производство наркотиков в Афганистане, Х. Карзай отметил, что наркотики связаны с проблемой терроризма и представляют большую угрозу, нежели талибы и боевики "Аль-Каиды", совершающие ежедневные вылазки в сельской местности.

Вклад в борьбу с производством наркотиков в Афганистане вносят и международные спонсоры страны. Их возглавляет Великобритания, где 92% потребляемого героина производится в Афганистане. В последнее время к этой кампании присоединились США: в ноябре 2004 г. администрация Дж. Буша приняла решение выделить в 2005 г. 780 млн. долл. на борьбу с производством наркотиков в Афганистане8 . О своей готовности участвовать в совместных усилиях в этой сфере заявила и Россия. В декабре 2004 г. министр иностранных дел С. Лавров предложил создать "пояс безопасности" (антинаркотический пояс) вокруг Афганистана и призвал силы международной антитеррористической коалиции и международных миротворцев, размещенные в Афганистане, включиться в борьбу с этим мировым злом. Россия, пояснил он, "готова оказать содействие Афганистану в подготовке экспертов по борьбе с наркоугрозой"9 .

В конце 2004 г. англичане вместе с афганцами уже занялись подготовкой юристов, специализирующихся на проблеме наркотиков, а в печально известной тюрьме "Пули-Чархи" на окраине Кабула дела наркодилеров вскоре начнет рассматривать специальный суд, и будет открыто специальное отделение, куда уже к середине 2005 г. начнут сажать наркопреступников.

ПРЕДВЫБОРНЫЕ МАНЕВРЫ

Возвращаясь к проблеме выборов президента, следует отметить, что кроме дивидендов, полученных президентом Афганистана во внутриполитической сфере, он предпринял успешные шаги и во внешней политике. Стремясь обезопасить выборы от действий талибов, планировавших сорвать их, Х. Карзай в августе 2004 г. совершил визит в Пакистан, где заручился поддержкой в этом вопросе со стороны пакистанского президента П. Мушаррафа, обещавшего не допус-

стр. 44


тить вылазок афганских террористов, окопавшихся в "полосе независимых племен" на территории Пакистана10 .

Но выборы прошли спокойно, без крупных инцидентов. Более того, наблюдалась невиданная активность населения: несмотря на угрозы и запугивание со стороны экстремистов, люди часами под дождем и снегом стояли в очередях, чтобы впервые в истории страны сделать свой выбор главы государства.

Избирательная кампания шла под эгидой ООН и при непосредственном участии ее сотрудников. К выборам были подготовлены 21,5 тыс. избирательных участков - 12,3 тыс. для мужчин и 9,2 тыс. для женщин11 . На них присутствовали 230 иностранных и 16 тыс. местных наблюдателей, в том числе 5 тыс. от политических партий. Явка избирателей оказалась неожиданно высокой - к урнам пришли 8,5 млн. человек - около 75% электората (тогда как на последних парламентских выборах в Афганистане в 1969 г. явка избирателей составила 7%12 ). Был также высок процент проголосовавших афганских беженцев в Пакистане (49%)13 и Иране (38%).

К финишной черте 9 октября подошли 18 кандидатов, представлявших широкий спектр политических, этнических, религиозных и социальных сил, политиков, полевых командиров, генералитета, ученых, деятелей культуры, бизнесменов, врачей, ханов племен. В их числе были семь пуштунов, восемь таджиков, два узбека и один хазареец. Большинство из них, в том числе Х. Карзай, выступали в качестве независимых кандидатов. Их программы, по сути, мало чем отличались друг от друга - все они выступали за демократию, социальную справедливость и ислам, причем практически никто не выдвинул конкретных мер по достижению поставленных целей.

Бесспорным фаворитом явился Х. Карзай, выдвигавший себя в качестве общенационального лидера. В последний день перед выборами два кандидата сняли свои кандидатуры в его пользу. Действительно, шансы Х. Карзая на победу выглядели предпочтительней: он получил хорошее современное образование, не участвовал в междоусобной борьбе моджахедов, не запятнал себя кровью соотечественников, получил мощную поддержку (политическую, политтехнологическую и финансовую) США и других стран Запада, а также ООН, использовал административный ресурс. Сыграло и то обстоятельство, что он является пуштуном, представителем политически доминирующего этнического большинства. Х. Карзай в той или иной мере устраивает как различные политические, религиозные, этнические фракции и группировки, так и простых афганцев, в частности и потому, что они видят в нем деятеля, способного выкачивать деньги из мирового сообщества. Причем часть получаемых средств идет на подкуп крупнейших полевых командиров и прочих влиятельных фигур.

Однако и ему пришлось выдержать нелегкую борьбу. Его соперники пытались объединиться в оппозиционный блок и выдвинуть единого кандидата, но их проект провалился: личные политические амбиции оказались сильней общенациональных интересов. Уже накануне выборов они объявили бойкот, что пахло срывом выборов, в лучшем случае их нелегитимностью. Х. Карзай был возмущен: "Кто более важен - эти 15 кандидатов или миллионы людей, пришедших сегодня голосовать?"14 . Взволновалось и мировое сообщество: на выборы было выделено 200 млн. долл.15 Пришлось пустить в ход "тяжелую артиллерию", "правую руку" Карзая - посла США в Афганистане З. Халильзада, который в день выборов встретился с мятежными кандидатами и уговорил отменить бойкот.

У Х. Карзая было три основных соперника - бывший министр просвещения таджик Юнус Кануни, один из лидеров хазарейской партии "Исламское единство Афганистана", бывший министр планирования Мухаммад Мохаккек и лидер афганских узбеков генерал Абдуррашид Дустум. Афганских женщин на выборах представляла врач и общественный деятель Масуда Джалал. Наиболее агрессивную пропагандистскую кампанию развернул Ю. Кануни - член могущественного триумвирата "панджширцев" (двое других - министр обороны маршал М. К. Фахим и министр иностранных дел А. Абдулла), занимавших ключевые места в правительстве. Он же пытался организовать и объединенную оппозицию Х. Карзаю.

На ходе и результатах выборов существенно сказался этнический фактор, поскольку каждый этнос поддерживал преимущественно "своего" кандидата. Только Х. Карзай и Ю. Кануни получили дополнительные голоса за пределами районов проживания своих соплеменников. Причем Х. Карзая поддержали видные политические фигуры, в том числе братья национального героя Афганистана Ахмад Шаха Масуда - лидер партии "Национальное движение Афганистана", посол в Лондоне Ахмад Вали Масуд и напарник Карзая в президентской гонке, претендовавший на пост вице-президента, Ахмад Зия Масуд. Кроме того, поддержку Х. Карзаю оказали бывший президент Афганистана Б. Раббани и лидер партии "Национальный исламский фронт Афганистана", пир суфийского ордена "кадирия" С. А. Гилани, хотя сын последнего Исхак Гилани сам баллотировался на пост президента.

ОЖИДАВШАЯСЯ ПОБЕДА

Как и ожидалось, убедительную победу одержал Хамид Карзай, набрав 55,4% голосов. За него голосовала подавляющая часть пуштунов. Его основной соперник таджик Ю. Кануни получил 16,3% голосов. Далее следовали хазареец М. Мохаккек (11,7%), узбек А. Р. Дустум (10%) и пуштунка Масуда Джалал (1,2%)16 . Каждый из остальных набрал менее 1,0% голосов. Через два дня Ю. Кануни, а вслед за ним Мохаккек и Дустум лишь "во имя национального единства" признали результаты голосования.

стр. 45


Выборы 9 октября были однозначно расценены как успех на пути к созданию демократического общества в Афганистане. Впервые в его истории у простых граждан спросили их мнение и дали возможность заявить о том, кого они хотят видеть во главе их государства. Кроме того, сам факт успешных выборов убедительно показал, что переход от деспотизма к демократии и в мусульманском мире вполне возможен. В своем ключе расценил событие командующий войсками международной коалиции в Афганистане американский генерал Д. Барно: "Оглушительный успех выборов означает стратегическое поражение "Аль-Каиды" и талибов и станет поворотной точкой для Афганистана и афганского народа".

И вот, наконец, наступил день инаугурации - 7 декабря. Вновь, как и в день выборов, были приняты беспрецедентные меры безопасности: блокированы улицы, ведущие к президентскому дворцу, усилено патрулирование города миротворцами. Эти меры не были излишними: 16 сентября, в разгар предвыборной кампании на Х. Карзая было совершено покушение во время его агитационной поездки в провинцию Пактия, а десять дней спустя покушению подвергся кандидат на пост вице-президента А. З. Масуд. К тому же командующий отрядами талибов в южных провинциях, член Высшего совета движения "Талибан" мулла Дадулла выступил с предупреждением, призвав афганцев в день инаугурации держаться подальше от правительственных зданий и военных объектов на всей территории страны, которые могут быть атакованы "защитниками ислама". Меры безопасности включали даже просьбы к прибывающим из-за рубежа высоким гостям сообщить свою группу крови. Однако экстремистам не удалось сорвать инаугурацию.

Для участия в торжественной церемонии в Кабул прибыли 160 представителей из многих зарубежных стран. Самая высокопоставленная из делегаций была американская: ее возглавлял вице-президент Дик Чейни, которого сопровождал министр обороны Д. Рамсфелд - архитекторы антиталибской военной кампании в Афганистане. Среди других VIP-гостей были специальный представитель генерального секретаря ООН Л. Брахими, генеральный секретарь НАТО Я. Х. Схеффер, министр иностранных дел Ирана - К. Харрази, Индии - Н. Сингх, заместитель министра иностранных дел РФ А. Алексеев, министр внутренних дел Пакистана А. Шерпао, президенты Казахстана Н. Назарбаев и Таджикистана Э. Рахмонов.

В присутствии 600 гостей Х. Карзай, держа руку на Коране, повторил текст присяги, зачитанной Верховным судьей Ф. Х. Шинвари: "Я клянусь следовать священной религии ислам и защищать ее положения, соблюдать конституцию и другие законы Афганистана и следить за их исполнением... С помощью Бога и при поддержке народа я обязуюсь предпринимать искренние усилия во имя счастья и прогресса народа Афганистана". В своем выступлении в качестве основных задач в течение пятилетнего срока его пребывания на посту президента он назвал разоружение частных вооруженных формирований, борьбу с наркотиками, ликвидацию коррупции и достижение национального единства различных этнических групп и племен.

Х. Карзай получил поздравления от генерального секретаря ООН Кофи Аннана. С поздравлениями выступил и Дик Чейни, который назвал инаугурацию Карзая "великим историческим моментом для народа Афганистана", при этом не устояв перед искушением похвалить США, которые "несут демократию в страну". Глава МИД России в своем послании оценил событие как "важный шаг вперед в процессе превращения Афганистана в единое, независимое и демократическое государство". Впрочем, добрые слова С. Лаврова были несколько смазаны высказываниями российского министра обороны С. Иванова во время его визита в Индию в начале декабря 2004 г., который расценил этнические процессы, происходящие в Афганистане, как "прямой путь к войне". На что последовала жесткая реакция афганского правительства. МИД Афганистана, по официальным сообщениям, назвал оценку министра "необоснованной" и потребовал разъяснений, надеясь на то, что

стр. 46


мнение С. Иванова не отражает позицию правительства России17 . Однако такого рода недоразумения не смогли испортить праздник новому, легитимному президенту Афганистана и всему народу, положившему немало жертв на пути к этому историческому дню.

Больше двух недель ушло на то, чтобы Х. Карзай уже в новом качестве сформировал кабинет министров. Это была непростая задача: он поставил цель создать компетентное и эффективное правительство, при этом этнически сбалансированное. Президент провел консультации с лидерами моджахедов Б. Раббани, С. Моджаддиди, А. Р. Саяфом, С. А. Гилани и аятоллой Мохсени о формировании нового кабинета и роли в нем руководителей партий моджахедов. Хотя незадолго до этой встречи, сразу после выборов 9 октября, он заявлял о том, что не намерен создавать коалиционное правительство, в котором воинствующие полевые командиры сидели бы рядом с получившими образование на Западе технократами.

ЧТО ВПЕРЕДИ?

24 декабря, спустя семь недель после его избрания президентом, Х. Карзай принял присягу от 27 новых министров (в предыдущем правительстве было 30 министров). На церемонии в президентском дворце члены нового кабинета, положив правую руку на Коран, поклялись защищать ислам, конституцию и Афганистан "во имя Аллаха". Выбор президента был во многом связан со стремлением поставить страну на ноги после длительной войны и продолжать привлекать помощь с Запада. Свои места в правительстве потеряли две властные фигуры, связанные с Северным альянсом, который в 2001 г. с помощью американцев сверг режим талибов, - бывший министр обороны маршал М. К. Фахим и министр образования Ю. Кануни.

В новом правительстве представлены основные этнические группы: в его состав вошли девять таджиков, восемь пуштунов, три хазарейца, два узбека и по одному представителю туркмен и белуджей. Таким образом, это правительство этнически сбалансировано (правда, скорее, с точки зрения арифметики), но не обладания реальной властью, которая находится в руках ориентированных на Запад пуштунов вроде самого Х. Карзая, контролирующих важнейшие посты - министров внутренних дел, обороны, финансов, а также городского и сельского развития.

И хотя ключевые места в новом кабинете заняли деятели, известные на Западе, такие как министр внутренних дел А. А. Джалали и давний соратник президента, министр финансов Анвар уль-Хак Ахади (бывший президент Центрального банка Афганистана), в состав правительства вошли и некоторые новые фигуры, которые поддерживают реформаторский курс президента. Кроме того, среди членов нового кабинета есть две женщины - бывший кандидат на пост президента, ныне министр по делам женщин Масуда Джалал, которая во время предвыборной кампании выступала с резкой критикой правительственного курса, и министр по делам погибших и инвалидов Седдика Балхи. Место министра национальной обороны занял бывший заместитель главы военного ведомства генерал Абдуррахим Вардак, в прошлом политический эмигрант в США, связанный с Пентагоном. В целях активизации объявленного президентом джихада против производства и транспортировки наркотиков в структуре нового правительства создано министерство по борьбе с наркотиками, которое возглавил бывший советник министерства по делам беженцев инженер Хабибулла Кадери. Все новые министры имеют высшее образование, как того требуют положения конституции. При этом 9 из 27 членов кабинета имеют ученую степень доктора (PhD).

Таким образом, в новом правительстве Х. Карзая доминируют ориентированные на реформы технократы, значительная часть которых вернулась из эмиграции с Запада. В дальнейшем это могло вызвать критику со стороны традиционалистов-консерваторов, особенно учитывая то, что сам президент - проамериканский деятель. Чтобы смягчить такого рода раздражающий фактор, Х. Карзай потребовал от этих министров освободиться от второго гражданства, полученного на Западе. Именно этим была вызвана недельная задержка с формированием нового кабинета министров, как утверждает сам президент18 .

В новом правительстве не нашлось места крупнейшим полевым командирам, представляв-

стр. 47


шим участников джихада. В их числе - известный политический хамелеон генерал А. Р. Дустум, власть которого над мелкими полевыми командирами и наличие частной армии всегда гарантировали ему место при любом политическом раскладе. За рамками кабинета министров оказались также бывший министр обороны маршал М. К. Фахим, упорно не желавший распустить свою армию, бывший министр планирования М. Мохаккек, бывший министр общественных работ Г. А. Шерзай, бывший министр сельского хозяйства Сайед Хусейн Анвари, имеющий свои вооруженные формирования на севере страны. Два последних были выведены из состава кабинета под предлогом отсутствия у них высшего образования.

Вместе с тем Х. Карзай, учитывая влияние крупнейших региональных лидеров, не стал превращать их в своих политических противников. Некоторым из них он предложил места в других структурах государственного управления. Так, Г. А. Шерзай вновь вернулся на должность губернатора Кандагарской провинции, которую он занимал в 2001 - 2003 гг., и заодно стал министром-советником. С. Х. Анвари получил пост губернатора Кабульской провинции. А бывший "эмир Герата" Исмаил-хан даже вошел в состав нового правительства, возглавив министерство энергетики. Он оказался единственным из полевых командиров в высшей структуре государственной власти. Маршал Фахим, лишенный поста министра, сохранил, однако, свое воинское звание и личную охрану. Высказывались предположения, что ему может быть предложен пост советника президента по вопросам безопасности19 .

Не остался без работы и проживший более 20 лет в США бывший министр финансов Ашраф Гани Ахмадзай, не сработавшийся с коллегами по кабинету. Он получил пост ректора Кабульского университета.

Что касается судьбы главного соперника Карзая на выборах Юнуса Кануни, то президент и его не оставил без внимания. Объяснения Х. Карзая по поводу того, почему Кануни не получил пост в правительстве, подчеркивают уникальность афганской политики, в рамках которой моментально распадаются и вновь воскрешаются разного рода альянсы. Многие ожидали, что бывшему министру образования будет предложен высокий пост в новом кабинете. Называли даже должность министра обороны. Но президент рассудил иначе: "Если он (Кануни. - В. К. ) войдет в кабинет, то его партия будет считаться правительственной, и тогда он не добьется успеха". Взамен Карзай предложил ему в преддверии грядущих парламентских выборов 2005 г. создать оппозиционную партию общенационального характера и обещал ей свою поддержку20 . При этом он заверил, что не собирается создавать свою партию в период до парламентских выборов и вступать в какую-либо из существующих.

В целом новый кабинет министров, судя по его составу, способен решать задачи, которые ставит перед собой и своими министрами теперь уже легитимный президент Х. Карзай. По выражению известного американского исследователя Б. Рубина, это "чистый" кабинет, в котором нет министров, обвиняемых в связях с наркомафией или серьезных нарушениях прав человека21 . Его ядро составляет группа технократов, в которой преобладают пуштуны - представители крупнейшей этнической группы, у которых есть связи в Америке, но нет политических последователей в Афганистане.

Большинство министров обладают незапятнанной репутацией. Не менее важно то, что они хорошо образованы и достаточно квалифицированы для того, чтобы выполнять свою работу профессионально. Требования конституции относительно наличия высшего образования у министров, может быть, слишком завышены для страны типа Афганистана. Тем не менее, это помогло Х. Карзаю тактично избавиться от всех тех, кто мог бы ограничивать его свободу действий и создавать проблемы в будущем. Тот же факт, что многие из его министров недавно вернулись с Запада и не обладают достаточной базой поддержки в Афганистане, вряд ли можно оценивать исключительно негативно. Ведь этот явный недостаток может обернуться им на пользу, поскольку они не зависят от своих потенциальных избирателей в принятии определенных жестких, но необходимых решений. В целом Х. Карзай сформировал сбалансированную команду, представляющую столь неоднородную во всех аспектах страну.

В указе президента о назначении новых министров, опубликованном 23 декабря 2004 г., провозглашается: "Девизом и руководящими принципами работы членов кабинета министров Афганистана явятся приверженность чаяниям народа, служба религии и нации, максимальная аполитичность, честность и вера при исполнении своих обязанностей, ответственное отношение к национальному богатству, регистрация и обнародование данных о своей собственности в течение двух недель со дня опубликова-

стр. 48


ния этого указа, прозрачность (помыслов. - В. К. ), совестливость, приверженность и уважение к высшим интересам страны, исполнение законов"22 . На последнем пункте Х. Карзай сделал особый акцент. Афганистан, подчеркнул он, "будет управляться посредством законов, и нынешние министры назначены в соответствии с этим принципом"23 .

Президент обозначил и основные задачи, которые стоят перед новым правительством: "Афганистану нужны мир, безопасность и реконструкция. Нам нужно обеспечить электричество, образование, пищу и достойную жизнь для народа. Я хотел бы добиться увеличения доходов наших людей с 200 до 700 долларов на душу населения за пять лет моего пребывания на посту главы государства"24 .

От того, насколько энергично и эффективно будет работать новое правительство, во многом будут зависеть дальнейший путь развития страны и, соответственно, практическая реализация ожиданий народа. Ведь, избрав президента, он только прикоснулся к демократии. А она может принести с собой как удовлетворение, так и разочарование. Но в любом случае у Афганистана появился шанс стать на путь демократического развития и интегрироваться в мировое цивилизованное сообщество.

* * *

Состав правительства Афганистана:

Хедаят Амин Ареала - министр торговли и старший советник президента;

д-р Абдулла Абдулла - министр иностранных дел;

ген. Абдуррахим Вардак - министр национальной обороны;

Али Ахмад Джалали - министр внутренних дел;

д-р Залмай Расул - советник по национальной безопасности;

Нур Мухаммад Каркин - министр просвещения;

Анвар уль-Хак Ахади - министр финансов;

д-р Мир Мухаммад Амин Фарханг - министр экономики;

ген. Мухаммад Исмаил - министр энергетики;

д-р Инаятулла Касеми - министр транспорта;

инж. Амирзай Сангин - министр связи;

инж. Мир Мухаммад Седдик - министр горных дел и промышленности;

д-р Сухраб Али Сафари - министр общественных работ;

инж. Мухаммад Юсуф Паштун - министр городского развития;

Обайдулла Рамин - министр сельского хозяйства и продовольствия;

Сарвар Данеш - министр юстиции;

Сайед Амир Шах Хасаньяр - министр высшего образования;

д-р Сайед Махдум Рахин - министр информации и культуры;

д-р Сайед Мухаммад Амин Фатеми - министр общественного здравоохранения;

проф. Нематулла Шахрани - министр по делам религии и хаджа;

Абдул Карим Брагуи - министр по делам границ и племен;

д-р Масуда Джалал - министр по делам женщин;

Сайед Акрамуддин Масуми - министр труда и социальных проблем;

д-р Азам Дадфар - министр по делам беженцев;

Седдика Балхи - министр по делам погибших и инвалидов;

Ханиф Атмар - министр сельского развития;

Хабибулла Кадери - министр по борьбе с наркотиками.

-----

1 "Кабул", 07.04.04.

2 Stephen Graham. Taliban Wanted List to Be Drawn. Associated Press, December 5, 2004.

3 "The Guardian", 31.07.04.

4 "Чераг", 02.09.04, 05.09.04.

5 "Чераг", 02.09.04.

6 Mohiuddin Aazim. Kabul Seeks IMF Support for economy. "Dawn", 03.12.2004.

7 Afghanistan Seeks World Support to Fight Drug. Kabul, Xinhua, December 5, 2004.

8 Afghanistan: Britain Boosts Counter-Narcotics Efforts. Kabul, IRIN, December 8, 2004.

9 Russian Foreign Minister Urges Creating Antidrug Belts Around Afghanistan. ITAR-TASS, Moscow BBC Monitoring, December 16, 2004.

10 "The Guardian", 25.08.04.

11 Facts and Figures for Afghanistan's Upcoming Election. Associated Press, October 6, 2004.

12 David Rohde and Carlotta Gall. Afghans Studying the Art of Voting. "The New York Times", October 4, 2004.

13 Afghan Refugees Throng Polling Stations in Pakistan, Voice Dismay over Candidate Boycott. Associated Press, October 10, 2004.

14 Afghanistan's Presidential Election Turns Sour as Karzai Challengers Boycott, Claiming Fraud and Incompetence. Associated Press, October 10, 2004.

15 Ibid.

16 Imtiaz Gul. Karzai's Cabinet woes and Pak-Afghan Relations. "The Friday Times" (Pakistan), December 17 - 23, 2004.

17 The Reaction of The Ministry of Foreign Affairs of Afghanistan on The Remarks of The Russian Defense Minister. Press Release of the Ministry of Foreign Affairs of IRA. Kabul, December 3, 2004.

18 Paul Haven. Karzai Urges Cabinet Members to Unify. Associated Press. December 25, 2004.

19 Paul Haven. Afghan Warlords Find Places in Provinces. Associated Press. December 26, 2004.

20 Simon Cameron-Moore. Karzai Offers to Back National Role for Rival Qanuni. Reuters, December 24, 2004.

21 A my Waldman. New Cabinet in Afghanistan Includes More Technocrats and Fewer Warlords. "New York Times", December 23, 2004.

22 "Анис", 24.12.2004.

23 Afghanistan's Karzai Swears in New Reformist Cabinet. AFP, December 25, 2004.

24 Karzai Supports Formation of Opposition Party to Challenge Government's Performance. Kabul, Xinhua, December 24, 2004.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/АФГАНИСТАН-ПРЕЗИДЕНТСКИЕ-ВЫБОРЫ-И-ВЫБОР-ОРИЕНТИРОВ

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. КОРГУН, АФГАНИСТАН. ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ И ВЫБОР ОРИЕНТИРОВ // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 29.05.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/АФГАНИСТАН-ПРЕЗИДЕНТСКИЕ-ВЫБОРЫ-И-ВЫБОР-ОРИЕНТИРОВ (date of access: 21.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. КОРГУН:

В. КОРГУН → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
259 views rating
29.05.2023 (329 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
18 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
19 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
29 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
29 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
46 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
56 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
59 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
76 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
80 days ago · From Точикистон Онлайн
IN SEARCH OF THE LOST EAST
Catalog: География 
81 days ago · From Галимжон Цахоев

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

АФГАНИСТАН. ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ И ВЫБОР ОРИЕНТИРОВ
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android