Libmonster ID: TJ-372
Author(s) of the publication: Ю. Тихонов

Ю. ТИХОНОВ, доктор исторических наук

Давно уже не секрет, что накануне и в годы Второй мировой войны в стратегических регионах мира шла острая борьба между спецслужбами противостоящих государств. Высокого накала "тайная война" достигла на Среднем Востоке, где существовали благоприятные условия для формирования фашистской "пятой колонны". В частности, Германия и ее главные союзники - фашистская Италия и милитаристская Япония - упорно стремились использовать территорию Афганистана в качестве плацдарма для подрывной деятельности против СССР и Британской Индии.

Проблема деятельности разведок государств антигитлеровской коалиции и стран "оси" Берлин - Рим - Токио в Афганистане хотя и отражена в ряде работ российских и западных исследователей 1 , до сих пор остается все же недостаточно изученной. С 1992 года в Российской Федерации началось постепенное рассекречивание материалов о работе советской внешней разведки, в том числе - в Афганистане. Востоковеды также получили доступ к документам Архива внешней политики РФ (АВП РФ), в которых содержится новая для исследователей информация о деятельности фашистской агентуры в Афганистане. Эти документы в сочетании с ранее опубликованными за рубежом материалами дают возможность более детально раскрыть историю "тайной войны" в этой стране, чем и воспользовался автор предлагаемой публикации.

В конце 30-х годов Афганистан оказался в центре дипломатических интриг Германии, Италии и Японии, стремившихся укрепить свои позиции в Центральной Азии. Политическая обстановка в этой стране и в приграничных районах окружающих ее государств была весьма благоприятна для реализации этих планов. Являясь "перекрестком Азии", Афганистан граничил с многими государствами. Хотя в советских среднеазиатских республиках после многолетней борьбы басмачи потерпели поражение, в Афганистане сохранились их многочисленные формирования.

Там недалеко от советско-афганской границы проживало несколько десятков тысяч вооруженных басмачей: в кишлаках к западу от Герата осели сторонники Джунаид-хана; населенные пункты Карамкуль, Алты-Булак, Доулетобад, Андхой, Курган превратились в центры туркменской эмиграции; в районе Файзабада, Шугнана, Баглана и Бадахшана расселились таджикские, узбекские, киргизские и казахские эмигранты. В одном из сообщений советского консульства в Мазари-Шарифе в Москву отмечалось: "Так или иначе, но банды (басмачей. - Ю.Т. ), действовавшие... на советской территории, сохранили свою организацию, вооружение, руководителей и находятся на прежних своих базах. При желании, банды могут быть через 3-4 дня переброшены на советскую территорию". Существование "басмаческого пояса" в Северном Афганистане создавало напряженную обстановку на южных рубежах СССР.

С 1930 года в полосе "независимых" пуштунских племен Британской Индии вспыхивало одно вооруженное восстание за другим. В Синьцзяне обстановка была также крайне нестабильна. Использование многочисленных повстанческих отрядов в "неспокойных районах" против СССР, Великобритании и Китая сулило странам "оси" значительные выгоды.

ТРИ "КОЛЕСА" НА ОДНОЙ "ОСИ"

Первой среди стран "оси" подрывную работу в Афганистане развернула Япония. В 1935 году Токио предложил афганскому правительству заключить секретное соглашение, позволяющее японской разведке в Афганистане осуществлять шпионско-диверсионную работу против Советского Союза. Кабул ответил отказом, но японская разведка от своих целей не отказалась. Ей удалось установить контакты с некоторыми влиятельными лидерами басмачей. Она стремилась объединить их силы в Афганистане с враждебным СССР пантюркистским движением в Синьцзяне, которое провозгласило своей целью создание единого Туркестана и планировало подготовить поход в Фергану для "освобождения мусульман от большевистского ига" 2 .

Самым крупным успехом японской спецслужбы в Афганистане было заключение соглашения о "сотрудничестве" с бывшим бухарским эмиром Алим-ханом. Сперва этот тяжело больной старик уклонился от контактов с японцами, заявив, "что он - гость афганского правительства и без его разрешения ничего сделать не может". Однако японское посольство продолжало натиск на эмира. В итоге в 1938 году Алим-хан начал получать от Японии крупные денежные субсидии. Как он их отрабатывал, по рассекреченным на настоящее время документам точно сказать

стр. 43


нельзя. Скорее всего, бывший правитель Бухары передал японской разведке списки "своих людей" в советских среднеазиатских республиках. Японцам также удалось установить контакт с главой туркменской эмиграции Кызыл- Аяком и лидером узбекских басмачей Курширматом. Благодаря их содействию в Токио стала поступать развединформация о ситуации в советском Туркестане. Кроме этого, в Стране восходящего солнца ускоренно обучались диверсионной работе для последующей заброски в советские республики Средней Азии завербованные среди среднеазиатской эмиграции агенты.

Осенью 1937 года, получив неопровержимые доказательства подрывной деятельности против СССР японских "дипломатов", советское посольство вручило афганскому правительству ноту протеста и потребовало высылки из страны японского военного атташе Асикати. Афганское руководство удовлетворило требование Москвы. Но даже свой отъезд японец попытался использовать для подрывной работы. Так, получив 28 сентября 1937 года визу на отъезд, он, как сообщил в НКИД поверенный в делах СССР в Кабуле И. Сычев, хотел, несмотря на запрет местных властей, выехать из Афганистана в Индию по маршруту Мазари-Шариф Меймене - Герат -Кандагар. Однако афганское правительство вернуло его в Кабул и выслало в Индию кратчайшим путем 3 . Вместе с ним из Афганистана были высланы еще несколько японских разведчиков.

Японская разведка действовала в Афганистане грубо и неквалифицированно. Из-за желания получить результаты в кратчайшие сроки японцы провалили свою агентуру как в Афганистане, так и в СССР. Уже в 1937 году советская контрразведка раскрыла японскую агентурную сеть в советском Туркестане и планомерно, шаг за шагом, начала ее ликвидацию.

Значительно ускорил провал японской агентуры в Афганистане посланник Китада. В 1938 году он попытался подкупить нового советского посла в Кабуле К. Михайлова. Так нагло, по словам одного из британских дипломатов, в афганской столице еще никто из членов дипломатических миссий не действовал. Разразился скандал. Афганское правительство объявило Китаду персоной нон грата и выдворило его из страны. Одновременно власти усилили контроль за лидерами басмачества, хотя никого из них не арестовали. Оставшись на свободе, басмаческие главари вскоре восстановили связь с японской разведкой.

С небольшим отставанием от своих японских коллег начали "втягиваться" в Афганистан германские разведчики. В 1936 году "третий рейх" впервые предпринял попытку начать разведоперации в Центральной Азии через эту страну. До того в штате немецкой миссии даже не было военного атташе: абвер (орган военной разведки и контрразведки Германии в 1919-1944 годах) осуществлял сбор сведений по Индии и Афганистану через германское посольство в Иране. Но когда в 1936 году в Берлине решили поддержать усилия своего японского союзника по дестабилизации обстановки в Синьцзяне, Германия тайно переправила партию оружия через Афганистан синьцзянским пантюркистам. Контроль за этой операцией осуществлял лично германский посланник в Кабуле Курт Цимке. Однако успешно сработала внешняя разведка СССР. Советское правительство, получив от нее необходимые доказательства, заявило протест Германии. Разразился дипломатический скандал, и в Берлине благоразумно решили отозвать К. Цимке из Кабула. Новый немецкий посланник Ганс Пильгер был более осторожен и решительно противился любым попыткам своего руководства или абвера осуществить какую-нибудь авантюру в Афганистане. Поэтому до 1941 года деятельность германской разведки среди среднеазиатских эмигрантов ограничивалась лишь вербовкой новых агентов, которых, фактически, сразу же "консервировали" для использования в будущем.

В 1936 году Германия и Афганистан подписали соглашение о поставках вооружений. Вслед за первыми партиями оружия в Кабул прибыли немецкие советники, из которых абвер сформировал в Афганистане свою профессиональную и эффективную разведгруппу. Возглавлял ее главный германский военный советник в афганской армии майор Шенком. В его подчине-

стр. 44


нии находились майор Симон-Эберхард, капитан Морлок и немецкие техники, прибывшие на работу в Афганистан. Шенк лично руководил Высшими курсами для командного состава афганской армии. Благодаря деятельности своих военных специалистов Германия получила обширную информацию о вооруженных силах Афганистана. Разумеется, немецкие офицеры собирали информацию и об обстановке в Средней Азии и Британской Индии.

Важной особенностью в деятельности абвера в Афганистане перед Второй мировой войной было широкое использование технических средств ведения разведки. Самые большие успехи германских спецслужб в этой сфере были связаны с открытием и эксплуатацией линии "Люфтганзы" на маршруте Берлин - Тегеран - Кабул. Афганское правительство понимало, какие цели преследует "третий рейх", открывая заведомо убыточную авиалинию между Берлином и Кабулом, но уступило перед настойчивостью немцев. Соблюдая формальности и заранее готовя себе алиби, афганские власти добились от руководства "Люфтганзы" письменных гарантий, что советская и индийская границы не будут нарушаться германскими самолетами, и этим ограничились.

Однако 8 июля 1936 года в афганской столице приземлился первый "юнкере", совершавший пробный рейс по маршруту Стамбул - Тегеран - Кабул. С этого времени немецкие самолеты, систематически нарушая воздушное пространство, осуществляли аэросъемку территории как самого Афганистана, так и приграничных районов СССР и Британской Индии. В том же году германский самолет впервые был замечен над индийским княжеством Читрал. В сентябре 1937 года немецкий "юнкере" трижды совершил полеты над советской территорией в районе Ишкашима. Пограничники на Памире дважды открывали по нему огонь из стрелкового оружия. Как выяснилось позднее, абверу удалось сделать фотоснимки и некоторых районов Туркмении. В результате в 1941 году немецкие специалисты смогли составить карту граничащих с Афганистаном областей Средней Азии и Северо-Западной Индии.

Службы наземного обеспечения полетов самолетов "Люфтганзы" в Кабул осуществляли прослушивание радиоэфира Афганистана и соседних с ним государств. Архивные документы свидетельствуют, что германская метеорологическая станция на границе Афганистана с Синьцзяном фиксировала передачи советских радиостанций на Памире. Велика вероятность того, что немецкие радиоустановки в Герате и Кабуле также использовались для сбора развединформации.

Спецслужбы фашистской Италии также активно действовали в Афганистане накануне и в годы Второй мировой войны. Однако они сосредоточили свое внимание на создании агентурной сети в зоне пуштунских племен на индо-афганской границе и не проводили никаких операций против СССР. Следует отметить, что в 1936-1941 годах итальянским разведчикам в Кабуле удалось значительно опередить коллег из абвера и прочно удерживать лидерство в работе против Британской Индии.

Активным сторонником использования антибританской борьбы приграничных племен против Англии был итальянский посланник в Кабуле Пьетро Кварони, считавший, что в Северо-Западной Индии можно спровоцировать крупный вооруженный мятеж пуштунских племен. В июне 1939 года он заявил: "Мы не можем победить Великобританию в этом районе, но серьезно навредить ей у нас ...есть все возможности" 4 . Он несколько лет осторожно, но целеустремленно создавал на юге Афганистана и в "полосе независимых пуштунских племен" * итальянскую разведсеть. В этом же направлении действовал и кадровый разведчик, официально - советник итальянского посольства, Энрике Анцилотти, который раннее проработал три года в Индии. Итальянцы с помощью сторонников свергнутого в 1929 году афганского короля Амануллы-хана установили надежные каналы связи с некоторыми лидерами пуштунов и собрали обширную информацию о ситуации в Северо-Западной Пограничной провинции (СЗПП) Британской Индии.

МОСКВА И ЛОНДОН ПРИНИМАЮТ КОНТРМЕРЫ

Укрепление позиций Германии и ее союзников в Афганистане накануне Второй мировой войны было воспринято в Лондоне и Москве с естественной настороженностью. Все британские и советские попытки побудить Кабул ограничить контакты с "третьим рейхом" были решительно отвергнуты афганским правительством. Премьер-министр Хашим-хан и вся королевская семья видели в странах "оси" выгодных партнеров, от которых зависело перевооружение афганской армии и строительство важных промышленных объектов. Немалую роль играл и тот фактор, что правящая династия Яхья-хель в 30-х годах вложила крупные капиталы в немецкие фирмы и банки. Благосклонность афганских властей создавала благоприятные условия для деятельности фашистских спецслужб в этой стране.

В такой обстановке Англии и СССР было трудно противодействовать нараставшему германскому присутствию в Афганистане. Открытие и функционирование авиалинии Берлин - Кабул наиболее ярко продемонстрировало этот факт. Первые полеты "юнкерсов" над афганской территорией были сорваны Англией, которая умышленно задержала поставку в Кабул нужных нефтепродуктов. Однако вскоре "Люфтганза" доставила все необходимое в Афганистан, и рейсы ее самолетов больше не срывались. Когда начались нарушения "юнкерсами" советского и индийского воздушного пространства, афганское правительство, фактически, проигнорировало все протесты Советского Союза и Великобритании.

Англия была раздражена про-


* Территория вдоль границы Британской Индии и Афганистана, которая населена пуштунами и белуджами, не подпадала под юрисдикцию британских властей и обладала определенной степенью самоуправления. (Прим. ред.)

стр. 45


никновением Италии и Германии в Афганистан и попыталась оказать давление на Хашим-хана, чтобы заставить его ограничить сотрудничество с державами "оси" 5 . Британские власти в Индии решили использовать для этого антиправительственный мятеж пуштунского племени сулейман-хель, вспыхнувший в 1937 году в Южном Афганистане. Из-за "нейтралитета" английской администрации Северо-Западной Пограничной провинции (СЗПП) боевые действия между мятежниками, перекочевавшими в Индию, и афганской армией затянулись на два года. Однако на этот раз испытанный англичанами прием натравливания приграничных племен на центральное кабульское правительство дал осечку: обострением и без того взрывоопасной обстановки в зоне пуштунских племен воспользовались фашистские спецслужбы. В результате организованной Германией в Вазиристане крупномасштабной провокации ("авантюра Шами Пира") 6 англо-афганские отношения резко ухудшились.

Впервые после окончания Первой мировой войны колониальные власти в Индии столкнулись с попыткой Германии воспользоваться пуштунским повстанческим движением для дестабилизации положения в южных районах СЗПП. Англия пошла на экстренные меры, чтобы устранить последствия "авантюры Шами Пира" и договориться с Кабулом о совместных действиях в зоне пуштунских племен. 6 октября 1938 года в афганскую столицу был направлен секретарь по иностранным делам правительства Индии Г. Меткаф. Он в течение нескольких дней вел переговоры с королем Захир Шахом, премьер-министром Хашим-ханом и другими представителями афганского правительства. Британскому дипломату удалось заключить с Хашим-ханом "джентльменское соглашение" о совместной политике по поддержанию стабильности в зоне пуштунских племен. Содержание его сводилось к следующему.

1. Великобритания брала на себя обязательства не использовать приграничные племена против Кабула.

2. Афганистан, в свою очередь, должен был отказаться "от выражения какого бы то ни было сочувствия" пуштунским племенам Британской Индии.

3. Англия оказывала афганскому правительству помощь вооружением (10 тысяч одиннадцатизарядных винтовок, 1 тысяча пулеметов и 5 миллионов патронов к ним) и деньгами на укрепление афгано-индийской границы (на содержание и реорганизацию афганских пограничных войск англичане выделили ежегодную субсидию в размере 170 тысяч фунтов стерлингов) 7 .

По-видимому, кроме этих щедрых условий, Меткаф еще и подкупил премьер-министра Хашим-хана, на счет которого в "Имперский банк Индии" Англия с этого времени тайно стала ежегодно переводить 5 миллионов рупий.

"Соглашение Меткафа" позволило нормализовать англо- афганские отношения и заложило основу сотрудничества между Афганистаном и Великобританией против деятельности фашистской агентуры в зоне пуштунских племен в годы Второй мировой войны.

Обострение политической ситуации в Афганистане, совпавшее по времени с ухудшением англо-афганских отношений, заставило Хашим-хана искать поддержки у СССР. Афганские ВВС при подавлении мятежа племени сулейман- хель исчерпали запасы горючего и боезапас, быстро получить которые можно было только из Советского Союза. Кроме этого, афганское правительство было уверено, что за спиной Шами Пира стоит Великобритания, а не Германия, поэтому оно по традиции обратилось за помощью к Москве. Советское правительство удовлетворило просьбу Кабула о поставках авиабензина и боеприпасов. Между Москвой и Кабулом также возобновилось обсуждение пограничной проблемы, представлявшей большой интерес для Афганистана. В результате СССР договорился с Афганистаном о совместном пресечении любой враждебной Советскому Союзу деятельности иностранных государств в Северном Афганистане. Послу К. Михайлову удалось в 1938 году заключить с Хашим-ханом устное "джентльменское соглашение", согласно которому афганское правительство обязалось:

- помешать Германии продолжить авиалинию от Кабула до Синьцзяна;

- не предоставлять Японии и Италии концессий на создание авиалиний в Северном Афганистане;

- установить вдоль советско-афганской границы зону шириной 30 километров, где запрещалось бы находиться всем иностранцам;

- закрыть доступ японским гражданам, включая японского посланника, в Северный Афганистан;

- не открывать в этом районе консульств "враждебных СССР стран". (Афганская сторона под этими государствами понимала Германию, Италию и Японию.) 8

Достигнутые между Москвой и Кабулом в 1938 году договоренности сыграли большую роль в срыве планов стран "оси" использовать афганскую территорию как плацдарм для подрывной деятельности против СССР.

Несмотря на то, что Москва и Лондон были едины в стремлении помешать Германии и ее союзникам утвердиться в Афганистане, они не смогли координировать свои усилия для достижения этой цели. Каждая из стран рассматривала друг друга как потенциального противника. Англия любыми способами пыталась ослабить советские позиции в Центральной Азии. В связи с этим британская разведка проводила в этом регионе операции не столько против фашистских держав, сколько против СССР. Так, в 1938 году вновь назначенный в Кабул военный атташе английского посольства майор Ланкастер усилил работу среди басмачества. Острое соперничество между Великобританией и Советским Союзом было одной из причин, хотя и не главной, способствовавшей успешному проникновению Германии в Афганистан.

Пока Германия, предоставлявшая многомиллионные кредиты правительству Хашим-хана, оставалась важнейшим экономическим партнером Афгани-

стр. 46


стана, воспрепятствовать укреплению ее позиций в стране было невозможно. Это прекрасно понимал советский военный атташе в Кабуле А. Бенидиктов. В одном из своих донесений в Москву резидент советской военной разведки писал: "Наши отношения с Афганистаном должны быть пересмотрены в сторону активизации политики потому, что наших врагов надо бить их же оружием - расширением экономических и политических связей... Необходима помощь Афганистану и занятие нами серьезных стратегических позиций в экономике..." 9 . (Такое же мнение было и у его британских коллег. Однако мнение разведчиков было проигнорировано как в Москве, так и в Лондоне.)

ПОЗИЦИЯ АФГАНСКИХ СПЕЦСЛУЖБ

В условиях острого соперничества великих держав в Афганистане его правительство вынуждено было постоянно укреплять и совершенствовать свои разведывательные и контрразведывательные структуры. Особенно энергично действовал в этом направлении Хашим-хан, которому удалось значительно повысить эффективность афганских спецслужб. Благодаря созданной им агентурной сети династия Яхья-хель смогла успешно нейтрализовать заговоры амануллистов (сторонников свергнутого в 1929 году короля Амануллы-хана. - Ю.Т. ) и усилить контроль за деятельностью иностранцев в стране. Следует отметить, что афганские власти довольно терпимо относились к активности различных разведок. Продажа ценной информации дипломатическим миссиям в Кабуле традиционно была выгодным бизнесом для местных жителей.

Накануне Второй мировой войны в Афганистане действовали четыре спецслужбы, работу которых курировал Хашим-хан. Четкого разграничения сфер деятельности между этими ведомствами не существовало.

Премьер-министр имел собственную секретную службу, которая подчинялась только ему. Секретный отдел в канцелярии главы афганского правительства осуществлял наиболее важные спецоперации. Самой главной его задачей было раскрытие подпольных организаций амануллистов в Афганистане и за рубежом. Под бдительным оком личной разведки Хашим-хана находились также все посольства в Кабуле.

В военном министерстве функционировало разведывательное отделение "Дахели". Оно подчинялось непосредственно военному министру Шах Махмуд-хану. Военная разведка в первую очередь собирала сведения о ситуации в приграничных районах соседних государств. Для этого в каждой дивизии имелись разведотделы (РО) и действовали разведпункты афганских пограничников.

Министерство иностранных дел также занималось сбором развединформации. Условно спецслужбу этого ведомства можно разделить на две части:

а) внешнюю разведку, в структуру которой входили резидентуры, действовавшие под "крышей" посольств и консульств;

б) контрразведку, функции которой выполняли канцелярии уполномоченных министерства иностранных дел при губернаторах приграничных провинций. Возглавлявшие их чиновники первыми брали под свой контроль всех лиц, приехавших в Афганистан из-за рубежа. Ко всем афганским погранкомиссарам были прикреплены секретари, которые выполняли задания уполномоченных МИДа по сбору информации.

Министерство внутренних дел располагало широкой сетью осведомителей и, главным образом, осуществляло политический сыск.

Афганское правительство расходовало на содержание спецслужб крупные суммы. Еще при жизни короля Надир-шаха министерство внутренних дел получало на разведдеятельность пять миллионов афгани ежегодно. Архивные документы также свидетельствуют, что Хашим-хан тратил на своих агентов значительные средства.

Афганские спецслужбы в 30-х годах осуществляли жесткий контрразведывательный контроль всех иностранных посольств. Дипломатическая миссия СССР в Кабуле находилась под наиболее бдительным надзором, так как между афганской и советской разведками в течение нескольких лет шла ожесточенная "дуэль" из-за попыток Хашим-хана убить Амануллу, который проживал в Италии и предпринимал попытки вернуть себе утраченную власть. В 1934 году спецслужбы СССР, оперативно получавшие информацию из канцелярии афганского премьера, дважды срывали покушения на экс-короля. В результате династия Яхья-хель, ввиду безрезультатности своих попыток, отказалась от планов расправиться с Амануллой.

Накануне Второй мировой войны Москва с тревогой следила за укреплением взаимодействия между афганскими и британскими спецслужбами. Они, в частности, провели в 1936 году совместную акцию по ликвидации коминтерновских каналов связи в Северо-Западной Индии и Афганистане. В Пенджабе прошли аресты коммунистов, а афганское правительство осуществило широкомасштабные меры по переселению всех индийских эмигрантов из районов, расположенных вдоль границ с СССР и Британской Индией. В результате деятельность Коминтерна в Афганистане была парализована на два года. Считая правительство Хашим-хана "проанглийским", органы госбезопасности СССР с 1937 года вели в Средней Азии активную борьбу против афганской разведки.

Под усиленным надзором афганской контрразведки постоянно находилось и дипломатическое представительство Италии в Кабуле, так как посол П. Кварони поддерживал контакты с амануллистами и создавал агентурную сеть в Южном Афганистане. Хашим-хан мог терпимо относиться к активности иностранных разведок в центральных районах страны, но крайне болезненно воспринимал любую попытку европейских государств установить сотрудничество с мятежными пуштунскими племенами.

За германским посольством

стр. 47


афганские спецслужбы осуществляли менее жесткий контроль. Немцы в Афганистане обладали рядом привилегий, которых не было у других иностранцев: им разрешалось иметь личное оружие и беспрепятственно общаться с местным населением 10 . Так, афганцам строжайше запрещалось принимать у себя дома советских граждан, но на подданных "третьего рейха" эти ограничения не распространялись. Так что германские разведчики работали в Афганистане в достаточно благоприятных условиях.

В НАЧАЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

С началом Второй мировой войны спецслужбы Германии и Италии сконцентрировали свои усилия на подготовке антибританского мятежа пуштунов, чтобы не допустить переброску британских войск в Средиземноморье. Постоянные восстания пуштунских племен на индо-афганской границе давали фашистскому руководству надежду, что их агентура, действуя с территории Афганистана, сможет спровоцировать вооруженное восстание в Северо-Западной Индии. С 1940 года абвер и СД (Главный орган разведки и контрразведки в фашистской Германии) в тесном взаимодействии с итальянской разведкой особенно активно стали расширять агентурную сеть в Афганистане в течение 1940 года туда было направлено 35 новых "специалистов".

В это же время началось вооружение всей фашистской агентуры в Афганистане. Только в одной заявке германского посольства в Кабуле от 12 июня 1940 года содержалась просьба прислать 30 автоматов с боекомплектом в 1 тысячу патронов к каждому, 400 ручных гранат, 2 портативных огнемета, ракетницу и ранцевую радиостанцию.

Значительная часть оружия поступала в Кабул дипломатической почтой через СССР. Так, в апреле 1940 года представитель фирмы "Рейнметалл" в Афганистане капитан Морлок провез через его территорию 30 ящиков оружия общим весом свыше двух тонн. Почти полтонны из них пришлось на 20-мм автоматическую зенитную пушку. Какое оружие было ввезено еще, в настоящее время можно только догадываться. Вооружение в Афганистан контрабандно переправлялось и вместе с промышленным оборудованием из Германии. Этим занималась, например, транспортная фирма "Шенкер" - фактический филиал абвера.

Главным оплотом германской агентуры в Афганистане было Министерство общественных работ, под контролем которого работала большая часть прибывавших в страну немцев. Глава "Организации Тодта" в Афганистане Георг Венгер являлся главным советником этого министерства и под его прямым руководством в план строительных работ были внесены прежде всего стратегически важные объекты, в сооружении которых Германия была заинтересована. К их числу относились: дорога Кабул - Газни, мосты и дороги в приграничных с СССР и Индией районах, а также аэродромы. Афганское правительство прекрасно понимало, что немцы стремятся создать сеть современных дорог для будущего наступления на Индию, но до поры не препятствовало этому.

Англия, которая до июня 1941 года планировала осуществить ввод своих войск в Афганистан в случае гипотетического советского вторжения, тоже не мешала дорожному строительству на юге Афганистана. Правда, меры предосторожности англичане приняли и наложили запрет на экспорт металлоконструкций, необходимых для возведения мостов. Но это решение запоздало, так как немцы успели построить мосты у Герата и Мазари-Шарифа. В результате деятельности германских инженеров афганские мосты и дороги, ведущие к индийской границе, были реконструированы и находились в хорошем состоянии.

Весьма активно "Организация Тодта" создавала в Афганистане сеть аэродромов. К середине 1941 года она реконструировала и построила несколько аэродромов (самые крупные - в Кабуле и Герате). Они имели мощные радиостанции, радиус действия которых охватывал приграничные районы СССР и Индии. Гератский аэродром после реконструкции мог принимать тяжелые самолеты, и Германия уделяла ему первостепенное внимание. Все дороги и мосты, которые строили немецкие специалисты в Афганистане, предназначались для быстрого продвижения германских войск к горным проходам, ведущим в Индию, а аэродромы - для высадки крупных десантов.

Февраль 1941 года стал поворотным пунктом в деятельности фашистской дипломатии и разведки в Афганистане. Спланировав блицкриг против СССР, германское руководство намеревалось осенью 1941 года осуществить вторжение в Индию. К началу наступления вермахта на Индию абвер и итальянская разведка должны были спровоцировать крупное антибританское восстание пуштунских племен. 13 мая 1941 года проблема сотрудничества Германии и Италии в Вазиристане обсуждалась на встрече Б. Муссолини с И. Риббентропом. Дуче прямо заявил германскому министру иностранных дел: "Италия установила связь с Факиром из Ипи 11 и пытается с помощью крупных сумм денег использовать (его. - Ю.Т. ) деятельность в интересах стран "оси". Даже если эти акции будут не очень активными, они, тем не менее, создадут большие нежелательные затруднения для Англии" 12 . После этой встречи Италия выделила для поддержки Факира 6 миллионов лир, а Германия - 1 миллион рейхсмарок "для проведения специальных операций в Афганистане и районе индо- афганской границы". Все эти деньги предназначались для проведения операции "Пожиратель огня", которая предусматривала заброску в Вазиристан к Факиру из Ипи агентов абвера для подготовки мятежа пуштунских племен.

В феврале 1941 года итальянской разведке удалось совместно с немцами передать Факиру из Ипи 300 тысяч афгани. В марте 1941 года еще два итальянца посетили Горвехт и вручили Факиру 300 тысяч индийских рупий и два ручных пулемета с большим количеством патронов. Как установили позднее англичане, ита-

стр. 48


льянский агент Ашири и его напарник проникли в Вазиристан с территории Ирана, куда они после переговоров с лидером восставших вазиров и вернулись. Они пытались выяснить основные условия, на которых Факир из Ипи был согласен сотрудничать со странами "оси". Прежде всего он нуждался в деньгах и оружии, чтобы возобновить борьбу против англичан. Вскоре средств у Факира благодаря помощи итальянцев и немцев стало достаточно.

Запланированный Гитлером блицкриг против СССР заставил абвер ускорить переброску в Афганистан опытных разведчиков, которые должны были возглавить работу расширяющейся шпионской сети. В мае 1941 года окончательно сформировалась ее структура. В Афганистане начали действовать независимо друг от друга пять германских разведгрупп.

Самая главная из них, пожалуй, состояла из (а вернее - прикрывалась статусом) сотрудников германского посольства. Возглавивший ее резидент - кадровый разведчик Карл Расмус прибыл в Кабул 29 мая в качестве торгового атташе. До этого он 17 лет проработал в Индии и стоял на том, что "без внедрения в зону племен невозможно развивать здесь (в Индии. - Ю.Т. ) сколько-нибудь серьезную работу в пользу третьего рейха". Для финансирования подрывных акций германской агентуры Расмус привез с собой 400 тысяч фунтов стерлингов банкнотами (часть из которых были фальшивыми) и 200 тысяч золотом 13 . В состав его группы входили:

- курьер посольства старший лейтенант абвера Витцель, который в мае 1941 года был назначен в Кабул военным атташе, но афганское правительство не утвердило его назначение, и он остался курьером при посольстве. Витцель (псевдоним "Патан") был обучен проведению диверсионных акций и, что особенно заслуживает внимания, организации мятежей среди мирного населения. Правда, он хорошо владел фарси, но не знал пушту, а именно этот язык был необходим для успешной работы с племенами "независимой полосы";

- радист посольства Дох, прибывший вместе с Расмусом и Витцелем. Приехал в Кабул с необходимой радиоаппаратурой и большим запасом радиодеталей к ней. В его задачи входило обеспечение устойчивой связи с Берлином;

- шифровальщик германской миссии Цугенбюллер также прибыл в Афганистан в мае 1941 года и, кроме своих прямых обязанностей, занимался обработкой с помощью специальных химикатов текстов документов, добытых немецкими агентами из иностранных миссий в Кабуле;

- секретарь посланника и машинистка посольства Ирен Галиен, являвшаяся кадровым сотрудником абвера.

Особое место в этой группе и в германской колонии занимал врач немецкого дипломатического представительства Георг Фишер, который находился в Афганистане уже несколько лет. На германскую разведку он работал еще с Первой мировой войны.

Другая разведгруппа действовала под прикрытием "Технического бюро Сименса" в Кабуле. Его возглавлял один из руководителей германской агентуры в Афганистане Эмиль Томас, который занимался только разведкой, а всю работу в бюро за него выполняли служащие фирмы. Будучи женатым на родственнице афганского министра экономики Абдул Меджида, он был очень влиятельным лицом в правительственных кругах Кабула. Из немцев лишь ему одному разрешалось свободно совершать поездки по всему Афганистану. Весной 1941 года состав сотрудников "Технического бюро Сименса" пополнился еще одним опытным разведчиком - Мейдереном, который был давно известен английской разведке.

Не менее важной для абвера была уже упомянутая группа, возглавляемая главным германским военным советником в афганской армии майором Вальтером Шенком.

Еще одна разведгруппа образовалась вокруг агента СД Курта Брикмана, прибывшего в Афганистан в конце 1940 года. Официально он находился в Афганистане как врач- стоматолог. Его зубоврачебный кабинет был единственным в Кабуле, и он был личным врачом самого Хашим-хана. Главной задачей К. Брикмана было установить связь с Факиром из Ипи. Деятельность этого ярого фашиста закончилась провалом, так как он быстро истратил все отпущенные ему деньги на псевдоэмиссаров от Факира из Ипи, во множестве приезжавших в Кабул.

Пятую группу германской агентуры возглавлял некто Якуб-хан, который был резидентом абвера с 1936 года. Под его руководством велась работа среди амануллистов.

Активную роль в сборе политической и экономической развединформации также играли представитель гестапо Гильхаммер и глава нацистской организации среди немецких специалистов Вальтер Кнерлайн. В какую из пяти групп они входили, на базе уже рассекреченных советских документов пока определить нельзя.

Почти одновременно с Расмусом в Кабул прибыли два агента германской разведки из полка "Бранденбург": старший лейтенант абвера профессор медицины М. Обердорффер и "энтомолог" Ф. Брандт. Именно их предстояло переправить к Факиру в Вазиристан. Чтобы ускорить заброску своих людей в Афганистан, немцы использовали Абдул Меджида, который распорядился в обход установленных правил немедленно выдать въездные визы Обердорфферу и Брандту.

В конце 1940 года к сбору развединформации о британских укреплениях на индо-афганской границе подключилась и японская разведка. Так как Япония еще не вступила в войну против Англии, в Индии действовали японские консульства, где работали опытные разведчики. Поэтому К. Расмус попросил руководство абвера, чтобы оно договорилось с японской разведкой об обмене разведданными по Индии. Токио удовлетворил эту просьбу, и германское посольство в Кабуле стало получать столь необходимую ему информацию о силах британской армии и укреплениях англичан в Индии. Вероятнее всего, по

стр. 49


просьбе немцев японский поверенный в делах Ивасаки в марте 1941 года совершил поездку из Кабула в индийский город Кветту, чтобы оценить силу британских укреплений в Боланском проходе. Благодаря хорошей координации деятельности разведслужб стран "оси" абвер имел довольно точную информацию о ситуации на индо-афганской границе.

В 1941 году в Берлине было решено осуществить заброску агентов абвера к Факиру из Ипи (операция "Пожиратель огня") с целью подготовить антибританский мятеж пуштунских племен к сентябрю 1941 года (операция "Тигр"), когда после ожидаемой победы над СССР германское командование планировало начать наступление на Индию. Для разработки этих операций еще в марте в Берлин был вызван Венгер, а в начале мая вслед за ним последовал Э. Томас. Вскоре они вернулись в Афганистан.

Незадолго до нападения Германии на Советский Союз в Афганистан прибыл Венгер с партией оружия, предназначенного для Факира из Ипи. На этот раз германская разведка не рискнула переправлять такой груз диппочтой через территорию СССР. Чтобы доставить вооружение в Афганистан, немцы организовали автопробег через Турцию и Иран, якобы для испытания "Фольксвагенов" новой модели. Под непосредственным руководством Венгера контрабандный груз удалось благополучно провезти через три границы. После его возвращения операция "Пожиратель огня" вступила в завершающую стадию. Сигналом к ее осуществлению должно было стать нападение фашистской Германии на СССР.

Следует отметить, что до 1942 года в зоне проживания "независимых пуштунских племен" абвер зависел от итальянцев, которые имели обширную агентуру среди пограничного населения. Без помощи итальянцев абвер не мог переправить своих агентов в зону пуштунских племен, поэтому Расмус обратился за помощью к П. Кварони. На переговоры с Факиром из Ипи П. Кварони, не доверявший никому, послал советника итальянского посольства Э. Анцилотти, который 12 июня 1941 года переодетым в пуштунскую одежду исчез из Кабула.

Афганские власти сразу же начали розыск "дипломата" и объявили награду за его поимку в 150 тысяч афгани. Однако Э. Анцилотти удалось благополучно прибыть в Горвехт, где находилась штаб-квартира Факира из Ипи. Итальянец привез крупную сумму денег, небольшую партию оружия, включая пулемет, и фашистские листовки. В ходе его переговоров с лидером вазиров было достигнуто соглашение о сотрудничестве со странами "оси". Факир согласился за 12,5 тысячи фунтов стерлингов в месяц действовать в интересах Германии и Италии. Если в "полосе независимых племен" Британской Индии вспыхнуло бы всеобщее восстание, эта сумма, по договоренности, увеличивалась бы до 75 тысяч фунтов 14 . Факир просил срочно прислать ему оружие, но не сбрасывать его с самолетов, так как это вызвало бы английские бомбардировки Горвехта и окружающих селений. Он согласился принять у себя фашистских агентов, в особенности радиста с аппаратурой.

Анцилотти, по всей видимости, удалось завербовать нескольких агентов в окружении Факира. Так, на итальянцев работал некий Асламия, которого англичане считали крупной фигурой в Горвехте. Итальянский "дипломат" даже совершил вместе с вазирами нападение на один из британских военных постов в горах. Несмотря на все принятые англичанами меры, схватить Анцилотти им не удалось. Чтобы ускорить его возвращение в Кабул, П. Кварони пришлось задействовать даже собственную супругу, которой на машине с дипломатическим номером, благополучно миновав усиленные афганские посты, удалось тайно доставить Э. Анцилотти в итальянское посольство.

Страны "оси" смогли успешно осуществить свою первую за годы Второй мировой войны операцию по дестабилизации обстановки в "независимой полосе" СЗПП. В начале июля 1941 года из Вазиристана в Кабул пришла долгожданная для Германии и ее союзников весть:

Факир из Ипи возобновил боевые действия против английских войск. В результате из 40 тысяч человек, задействованных в карательных операциях в Ва-зиристане, британское командование не смогло перебросить в Северную Африку даже одного солдата.

(Продолжение следует)


1 Демьяненко А.П. Советский Союз и крах гитлеровской политики в Афганистане. // Народы Азии и Африки, 1985, N 2; Кузнец Ю.Л. "Мародеры" выходят из игры. М., 1992; Glasneck J. Kircheisen I. Turkei und Afghanistan - Brennpunkte der Orientpolitik im Zweiten Weltkrieg. Berlin, 1968; Schroder B.P. Deutchsland und der Mittelere Osten im Zweiten Weltkrieg. Gottingen, 1975; Adamec L.W. Afghanistan's Foreign Affairs to the Mid-Twentieth Century. Tucson (Arisona), 1974; Hauner М. India in Axis Strategy . Germany, Japan and Indian Nationalists in the Second World War. Stuttgart, 1981.

2 Доклад советского посла в Афганистане Л.Старка "Записка о положении в Кашгарии". // Архив "внешней политики Российской Федерации (далее АВП РФ). Ф. 071. 1936. Оп. 16. П. 170. Д. 3. Л. 5.

3 АВП РФ. Ф.071. 1937. Оп. 20. П. 185. Д. 3. Л. 3.

4 Hauner М. One Man against the Empire. // Journal of Contemporary History. 1981, N 4. P. 197.

5 Особенно сильное недовольство британских властей в Индии вызвали предоставление Германии концессий на юге Афганистана и прибытие в 1938 году в Кабул итальянских авиатехников. // АВП РФ. Ф. 071. 1938. Оп. 20. П. 185. Д. 4. Л. 260.

6 Германский агент сириец Мухаммед Саади аль- Гейлани (Шами Пир) 15 июня 1938 года созвал совет (джиргу) пуштунских племен близ Канигурама, на которой призвал к походу на Кабул для свержения "узурпатора" Захир Шаха и восстановления власти Амануллы-хана. // Mitchell N. Sir Georg Cunningham. Edinburg, 1968. P.67.

7 Доклад военного атташе советского посольства в Афганистане Я. Карпова "О внешней политике афганского правительства" от 14.08.1940. // АВП РФ. Ф. 071. 1941. Оп. 23. П. 195. П. 2. Л. 161.

8 Запись беседы советского посла в Афганистане К. Михайлова с премьер-министром Хашим-ханом, министром иностранных дел Али Мухаммедом и министром экономики Абдул Меджидом от 28.02.1939. // АВП РФ. Ф. 012. 1939. Оп. 1. П. 3. Д. 28. Л. 4-5.

9 Цит. по: Александров П. Штабные игры. // Родина, 1999, N 2. С.23.

10 Кузнец Ю.Л. "Мародеры" выходят из игры. М., 1992. С.22.

11 Факир из Ипи - руководитель антибританского восстания пуштунских племен Вазиристана в 1936-1939 годах.

12 Kirk G. The Middle East in the War. L., 1954. P. 143.

13 Запись беседы И. Самыловского с П. Кварони. // АВП РФ. Ф. 071. 1943. Оп. 25. П. 203. Д. 6. Л. 164.

14 Akten zur deutschen auswartigen Politik 1918-1945. Serie D. Bd. XIII.l. Bonn, 1970. S. 116.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/АФГАНИСТАН-ТАЙНАЯ-ВОЙНА-СО-СТРАНАМИ-ФАШИСТСКОЙ-ОСИ-2

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. Тихонов, АФГАНИСТАН. ТАЙНАЯ ВОЙНА СО СТРАНАМИ ФАШИСТСКОЙ "ОСИ" (2) // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 04.04.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/АФГАНИСТАН-ТАЙНАЯ-ВОЙНА-СО-СТРАНАМИ-ФАШИСТСКОЙ-ОСИ-2 (date of access: 18.05.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. Тихонов:

Ю. Тихонов → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
391 views rating
04.04.2023 (410 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КИТАЙЦЫ В КАНАДЕ: ОТ ПЛОТНИКОВ ДО ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА
25 days ago · From Галимжон Цахоев
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
45 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
46 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
56 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
56 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
73 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
83 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
86 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
103 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
107 days ago · From Точикистон Онлайн

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

АФГАНИСТАН. ТАЙНАЯ ВОЙНА СО СТРАНАМИ ФАШИСТСКОЙ "ОСИ" (2)
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android