Libmonster ID: TJ-498
Author(s) of the publication: В. Я. БЕЛОКРЕНИЦКИЙ

В. Я. БЕЛОКРЕНИЦКИЙ

Доктор исторических наук

Институт востоковедения РАН

Ключевые слова: пуштунский пояснебезопасностьтерроризмрегионализация афганского конфликта

Проблема талибов сохраняет остроту. От них во многом зависит будущее Афганистана. США и другие страны НАТО, прервавшие их правление осенью 2001 г., собираются покинуть страну к середине нынешнего десятилетия. По существу, Запад не достиг своих целей - установления стабильности, условий для восстановления экономики, социального прогресса и модернизации. Успехи, которых ценой больших усилий и огромных затрат удалось добиться сегодня, могут "испариться" завтра, после ухода военного контингента. Ибо талибы и союзные с ними группировки не сломлены и, кажется, только ждут момента, чтобы вновь установить свою власть.

Названия "талибы" и "Талибан", т. е. ученик и ученики-мусульмане, ищущие, прежде всего, духовного, внутреннего знания, с 90-х гг. прошлого века стали самоназванием радикально настроенных афганских исламистов.

Первые отряды "учеников", созданные в Пакистане, проникли в южные районы Афганистана осенью 1994 г. Вскоре они превратились во внушительную силу, испытав и победы, и поражения в боях с господствующими на юге и западе страны силами моджахедов (борцов за веру).

Братоубийственная война между различными моджахедскими группами, которые в конце апреля 1992 г. оккупировали Кабул, прервав 14-летнее правление светских, промосковских сил, позволила талибам укрепиться. В ноябре 1994 г. они овладели столицей южного Афганистана - Кандагаром, в сентябре 1995 г. главным городом запада страны - Гератом, а в сентябре 1996 г. - столичным Кабулом. После этого началась короткая эра Исламского Эмирата Афганистан во главе с "командующим правоверными" Муллой Омаром, закончившаяся в 2001 г.

Задачи статьи - дать краткий исторический обзор возникновения приграничной горной полосы между двумя соседними странами, рассмотреть характерные черты пребывания афганских талибов на территории Пакистана, феномен пакистанских талибов в зоне пуштунских горских племен, и вероятную роль сил, окопавшихся в приграничном поясе, в развитии дальнейших событий в Афганистане.

ПУШТУНСКИЙ ПОЯС И ЛИНИЯ ДЮРАНДА

Начнем с того, что два соседних государства на стыке Южной, Центральной и Западной Азии превратились ныне в тесно связанный между собой регион, где происходят бои, совершаются теракты, гибнут и получают ранения мирные люди, боевики и военнослужащие. Ареал небезопасности охватывает далеко не всю территорию двух государств.

Относительно спокойная обстановка сохраняется в исторической области Афганского Туркестана - на севере страны, в ее центре и на западе, в районах, прилегающих к иранской границе. Более или менее безопасно и в равнинных районах Пакистана - в провинциях Панджаб и Синд. Но Карачи остается ареной кровавых разборок, очередной пик которых пришелся на вторую половину прошедшего года.

Наиболее тревожная ситуация на протяжении последних лет наблюдалась в зоне соприкосновения двух государств, в приграничной области, образуемой отрогами Гиндукуша и прилегающими к горной гряде нагорьями. Зона населена племенами пуштунов (афганцев), которые традиционно гордятся своей независимостью от внешних сил.

На протяжении длительного времени существования горного пояса безопасность в нем нарушалась в основном лишь по причинам внутреннего свойства - борьбы между племенами и внутри племен. Между тем, по предложенной М. А. Конаровским удачной периодизации, этот регион к началу текущего столетия пережил пять этапов "Большой игры" на Среднем Востоке1.

На первом из них, связанном с соперничеством Британской и Российской империй в конце XIX - начале XX вв., и возникла современная пограничная зона вследствие того, что внешние для горских племен силы прочертили границу, разделившую их страну примерно пополам. Раздел осуществили афганский эмират (к тому времени зависимый от англичан в проведении внешней политики и получавший от них ежегодные субсидии) со столицей в Кабуле и англо-индийская империя с главным городом (до 1911 г.) в бенгальской Калькутте.

Соглашение о пограничной линии протяженностью почти в 2,5 тыс. км было подписано осенью 1893 г. в Кабуле эмиром Абдур Рахман Ханом и сэром Мортимером Дюрандом, англо-индийским секретарем по иностранным делам. За ней в дальнейшем закрепилось название "линия Дюранда".

Уточнение границы и подписание отдельных соглашений по

стр. 24

Карта племен (FATA). Приграничная зона Пакистана с Афганистаном.

четырем ее участкам осуществляли специально созданные смешанные комиссии в 1894 - 1895 гг., одновременно с делимитацией границы между северными областями Афганистана и российскими владениями в Средней Азии2.

Отмеченная на картах линия размежевания не нарушила свободу передвижения внутри полосы пуштунских племен. Они стремились сохранить традиционный уклад жизни и привычные способы добывания средств к существованию - набеги на равнинные поселения, грабеж торговых караванов и получение отступного за пропуск товаров. Война в горах, точнее, на подступах к ним, между англо-индийской армией и ополчениями племен (лашкарами), временами обострялась (в конце 1890-х и в 1920-х - 1930-х гг.), но не носила характера конфликта, затрагивающего весь приграничный ареал.

Спокойной в зоне пакистано-афганского приграничья она оставалась и на протяжении всего предпоследнего этапа "Большой игры" (1978 - 2001 гг.), когда у власти в Кабуле находились сначала "коммунисты" из Народно-демократической партии Афганистан (НДПА), а потом исламисты (моджахеды и талибы). Впрочем, в отдельные годы (1989 и 1998) ситуация в приграничной зоне обострялась: в первом случае, в связи с наступлением моджахедов со стороны Пакистана на позиции сил кабульского правительства (битва за Джелалабад), а во втором - из-за авиационных ударов США по позициям укрывшихся под крылом талибов в приграничных горах бойцов "Аль-Каиды".

Лишь на последнем этапе, начавшемся с вторжения американо-британских войск в Афганистан осенью 2001 г., спокойствие и безопасность в приграничном ареале, прежде всего с пакистанской стороны, были серьезно и надолго нарушены.

ТАЛИБЫ ПЕРЕХОДЯТ ГРАНИЦУ

Причина в том, что ополчения афганского движения Талибан, потерпев поражение в прямой схватке с силами НАТО, которые активно и действенно поддержали вооруженные отряды Северного альянса, в основном непуштунского по этническому составу, предпочли сдать города, "раствориться" в сельской местности, а затем через горы и пустыни перейти на территорию Пакистана. По оценкам, поток беженцев в 2001 - 2002 гг. хотя и был на порядок меньше, чем в конце 1970-х - 1980-е гг. (3 - 3,5 млн), но составил все же примерно 300 - 400 тыс. человек3. Падение талибского режима произошло быстро - через два месяца после терактов в США 11 сентября 2001 г. талибы оставили Кабул, а в декабре - свою южную столицу - Кандагар. Последнее крупное столкновение между окруженными талибами и коалиционными войсками произошло в феврале 2002 г. в долине Шахи-кот к востоку от пограничного города Гардез4.

Основная масса талибов и их иностранные союзники (арабы, чеченцы, узбеки и др.) осели по преимуществу в ряде округов, официально именуемых политическими агентствами Территории племен федерального управления (ТПФУ). Верхушка Талибан, включая Муллу Омара, по общему мнению, расположилась в предгорной части Северо-Западной пограничной провинции (с 2010 г. - провинции Хайбер-Пахтунхва) и в северных округах провинции Белуджистан, где большинство населения составляют пуштуны. Главный город этой провинции - Кветту и его окрестности талибы вскоре, почти не таясь, превратили в свою новую столицу. Здесь обосновались их лидеры с семьями и расположилась штаб-квартира. Мулла Омар возглавил совет из 10 человек, получивший название Талибская шура (совет) Кветты5.

БОРЬБА С ТАЛИБАМИ: НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП

В отличие от первой волны беженцев, наводнивших пакистанский пуштунский пояс в конце XX в., новые переселенцы из Афганистана состояли из хорошо вооруженных людей, привыкших устанавливать свои порядки. Миллионы афганских беженцев первой волны были как бы гостями Пакистана и беспрепятственно прошли через горную пограничную область, расположились за ней в предгорьях и на равнинах в неплохо оборудованных лагерях для беженцев, созданных на деньги ООН и других международных организаций.

Массированная гуманитарная поддержка, прежде всего ООН, а также помощь США и Саудовской Аравии, по существу, всего западного и исламского мира, сделали пребывание беженцев периода нахождения советских войск в Афганистане малообременительным для местного населения. Оно было даже выгодным для них, поскольку финансовая подпитка извне стимулировала спрос на местную продукцию и дала возможность для различного рода бизнеса, в т. ч. и весьма

стр. 25

прибыльного - по производству наркотиков (гашиша и героина) и изготовлению стрелкового оружия.

Иная ситуация сложилась в начале 2000-х гг. Талибы не могли беспрепятственно и в массовом порядке перебираться через горы в равнинные районы Пакистана. Включившись в "глобальную" войну с терроризмом, правительство страны объявило талибов вне закона, участвуя под давлением США и с привлечением американских спецслужб в поимке лидеров талибов, особенно их союзников из "Аль-Каиды"6. Оседая в агентствах ТПФУ, а также в горных округах Сват и Дир нынешней провинции Хайбер-Пахтунхва, они вступали в конкуренцию с местным населением за скудные источники существования.

Вместе с тем, пакистанские власти с самого начала вели "двойную игру". Помогая в борьбе с международным терроризмом, они часто не препятствовали деятельности талибов, относясь к ним как к братьям-пуштунам, близким по политико-идеологическим взглядам. Обустройству талибов в пуштунском поясе содействовала победа блока происламских партий - Муттахида маджлис-е амаль (Объединенный фронт действия) на выборах 2002 г. Получив большинство мест в собрании Северо-Западной пограничной провинции (СЗПП), исламисты сформировали провинциальное правительство, находившееся у власти вплоть до конца 2007 г. "Двойная игра" распространялась и на ТПФУ, однако тесные связи талибов с "Аль-Каидой" затрудняли проведение политики благоволения к ним.

Двойственность и противоречивость подходов к талибам и связанным с ними группировкам четко выявились после того, как пакистанская армия и пограничный корпус, набираемый из местных жителей, в 2002 г. вступили на территорию ТПФУ и установили контроль над основными путями сообщения и населенными пунктами. Боевые операции против экстремистов чередовались перемириями, преследуя цель закрепить в горах свое присутствие. По некоторым сведениям, в 2005 г. пакистанские вооруженные силы подвели к афганской границе в районе ТПФУ 75 тыс. военнослужащих, а с противоположной стороны американцы совместно с афганскими правительственными войсками сосредоточили около 25 тыс. военных7.

Таким образом, линия Дюранда фактически впервые в истории оказалась реально демаркированной, началось строительство и оборудование блокпостов. В 2006 г. Пакситан предложил Кабулу установить заграждения вдоль горной границы, однако его предложение было отвергнуто.

Между тем в тылу у пакистанской армии, в агентствах Южный и Северный Вазиристан, стали действовать местные проталибские силы. Действия армии против боевиков-исламистов активизировались ранней весной 2004 г. после серии опасных покушений на жизнь президента Пакистана генерала П. Мушаррафа 11 и 25 декабря 2003 г. В апреле 2004 г. в долине Шакхаи между сторонами было заключено перемирие, которое соблюдалось всего несколько месяцев. Войска были вынуждены отступить ввиду нехватки спецподразделений, изощренной тактики боевиков, а также поддержки со стороны значительной части местного населения.

К 2006 г. начавшаяся в 2002 г. войсковая операция под кодовым названием "аль-мизан" (весы) завершилась по инициативе губернатора тогдашней Северо-Западной пограничной провинции, через которого федеральный центр осуществлял управление территорией племен. Вероятно, это произошло вследствие договоренностей между Исламабадом, точнее, армейскими его кругами, - с одной стороны, талибами, "Аль-Каидой" и местными пуштунскими исламистами - с другой. Не случайно, возможно, именно в 2005 г., как теперь известно, Усама бен Ладен разместился с семьей в городе Абботабад, где расположена Национальная военная академия Пакистана.

ОТСУТСТВИЕ БЕЗОПАСНОСТИ И НОВЫЙ ЭТАП БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ

Весной 2006 г. началось хорошо подготовленное наступление афганских талибов на юге Афганистана. Опорной базой для него служила пакистанская территория. Город Кветта удобно расположен для руководства диверсионно-террористическими и боевыми операциями как в южных, так и в восточных областях Афганистана. При этом на юге, в провинциях Гильменд и Кандагар, Кветтская шура действовала самостоятельно, опираясь на поддержку в племенах дурранийской группы, а на востоке (в районах "Лоя, т. е. Большой, Пактии") активность проявляли главным образом союзники "кветтских талибов" из "сети Хаккани" (моджахедской группировки во главе с Дж. Хаккани) и "Хизб-е ислами" ("Исламской партии" Г. Хекматьяра). Сеть Хаккани опиралась на родное для руководящего ею семейства афганское племя задран, а боевики Исламской партии - на племена из афганской провинции Кунар.

Одновременно с усилением столкновений в Афганистане нарастало напряжение в трайбалистской полосе Пакистана. С 2004 г. США начали налеты на опорные пункты талибов и их союзников с использованием беспилотных летательных аппаратов, ставших широко известными под английским названием "Drone" (трутень). С их помощью шел ракетный обстрел объектов в горной местности, поражая нужные цели благодаря содействию местных жителей - они тайно подбрасывали в места, где собирались лидеры боевиков, специальные ориентиры для самонаводящихся ракет.

Расправа афганских и местных талибов с "коллаборационистами" резко обострила внутреннюю обстановку в полосе племен. К тому же, часть ракет попадала мимо цели, что приводило к гибели мирных жителей. Женщины и дети погибали и при попадании в цель, т. к. собрание боевики проводили в домах и жилых постройках.

При этом традиционная верхушка племен ориентировалась, как правило, на войска и правительство, хотя и учитывала реальное соотношение сил в местах их постоянного расселения и сезонных перекочевок. Между тем, более молодые и открытые внешнему миру члены племен, чаще всего из "младших" кланов ("катары" в отличие от "машаров"), были более склонны к поддержке

стр. 26

оппозиции - именно они становились лидерами проталибских сил8. К числу такого рода людей относится первая заметная фигура среди пакистанских исламистов-боевиков - 29-летний Нек Мухаммад из племени ахмадзайских вазиров, а также Бейтулла Масуд (из соседнего племени масуд), пришедший на смену Нек Мухаммаду после его гибели в результате атаки "дронов". Б. Масуд провозгласил в декабре 2007 г. создание пакистанского движения талибов ("Техрик-е талибан-е Пакистан", ТТП).

Фактически местные талибы появились раньше, а ТТП явилась т. н. "зонтичной" организацией для координации действий отдельных ячеек, возникших почти во всех политических агентствах ТПФУ. К ТТП примкнула и организация "Техрик-е нифаз-е шариат-е Мухаммади" (ТНШМ - Движение за установление исламского шариата), созданная еще в 1994 г. Мауланой (уважаемым богословом) Суфи Мухаммадом в Свате. После 2001 г. действия ее боевиков возглавлял Фазлулла - зять Мауланы.

Резкое обострение обстановки во всем пуштунском поясе Пакистана имело место после инцидента с Красной мечетью, комплексом молитвенных и семинарских зданий в центре Исламабада. Мечеть с засевшими там боевиками-исламистами и не успевшими покинуть ее учащимися была штурмом взята войсками по приказу президента Мушаррафа в июле 2007 г. В результате погибло свыше 100 человек. Исламисты ответили серией терактов, серьезным образом нарушив безопасность пуштунского северо-запада страны. За этим последовали совершенное, как считается, боевиками Б. Масуда, убийство лидера Пакистанской народной партии, бывшего премьер-министра Беназир Бхутто (27 декабря 2007 г.), и новая волна террора, охватившая ТПФУ и район Свата тогдашней СЗЗП летом - осенью 2008 г.

Новые гражданские власти Пакистана, утвердившиеся после выборов 18 февраля 2008 г., под воздействием общественного мнения пошли на заключение соглашения с исламистами из ТНШМ о введении законов шариата на территории Свата. Заключенное в феврале 2009 г., оно не оправдало ожиданий правительства и общественности, т. к. исламисты нарушили его дух и букву, прибегли к жестким мерам по ущемлению прав женщин, ввели неоговоренные в соглашении правила и запреты, захватили контроль не только над Сватом, но и над соседним округом Бунер, открыв себе путь на Исламабад и Пешавар.

В начале мая 2009 г. правительство, вновь опираясь на сложившееся общественное мнение, отдает приказ армии о наступлении на позиции талибов и исламистов. Кампании 2009 и 2010 гг. под кодовыми названиями рах-е-раст (правильный путь), рах-е-хак (путь истины) и рах-е-ниджат (путь освобождения) оказались куда более эффективными, чем предыдущие. Боевики были быстро оттеснены из Бунера и Свата в горы, от них были очищены основные населенные пункты Южного и Северного Вазиристана.

Военные операции сопровождались не только многочисленными жертвами среди боевиков, военнослужащих, полицейских и мирных жителей, но и перемещением сотен тысяч людей из районов предполагаемых боев в безопасные места. Наличие сотен тысяч "внутренних беженцев" дорого обходилось и в финансовом, и в гуманитарном отношении. Но при всех издержках вяло текущего конфликта пакистанские талибы и их союзники были "взяты в клещи", с севера и юга.

В ходе операций и налетов "дронов" были убиты Б. Масуд и лидер узбекских исламистов Т. Юлдашев. Боевые группы пакистанских талибов сумели сохранить позиции лишь высоко в горах в агентствах Северный Вазиристан, Куррам, отчасти Моманд и Баджаур, главным образом на границе с Афганистаном, а также в горных районах афганских провинций Хост, Нангархар и Кунар. Хотя и ценой значительных жертв9, Пакистану удалось к 2011 г. взять под контроль ситуацию во всей пуштунской приграничной полосе и обезопасить себя от подрывных действий собственных талибов.

БОИ В АФГАНИСТАНЕ

Быстрые и решительные успехи, которых добились в Афганистане в 2001 - 2002 гг. США и их союзники по НАТО, сыграли с ними злую шутку.

Посчитав талибов разгромленными, американцы в марте 2003 г. начали войну в Ираке. Увязнув в ней, они не уделили должного внимания афганской ситуации. Поставленное ими правительство президента Х. Карзая приступило к осуществлению реформ и "строительству нации", но не смогло избежать при этом обычных пороков - коррупции, непотизма и бюрократической неповоротливости. К тому же, официальная американская организация по оказанию экономической помощи (USAID) страдала от недостатка средств и внимания к своей деятельности. Малоэффективными оказались и многочисленные неправительственные организации. Постепенно разрасталась проблема кризиса сферы местного управления. Кабул не мог установить, а нередко и терял установленный контроль за властью на местах.

В проблему для Х. Карзая и его американских советников превратилось урегулирование разногласий между "Warlords" (полевыми командирами) разных регионов и областей, конфликты между "северянами"-непуштунами и пуштунами, с одной стороны, и трения внутри этих групп, с другой.

Как отмечалось выше, весной 2006 г. боевые отряды талибов проникли на юг Афганистана с целью выбить иностранные и правительственные войска из Кандагара и вступили с ними в ожесточенные бои. Американские, канадские и британские части увидели перед собой уже другого противника - он воевал не мелкими группами, а достаточно крупными соединениями, хорошо вооруженными и лучше знакомыми с местностью. Боестолкновения, в которых иностранцы понесли существенные потери, продолжались до конца 2006 г. и возобновились в следующем году10.

Хотя ввиду эффективной поддержки с воздуха иностранные части и подразделения Афганской национальной армии (АНА) одерживали верх в прямых столкновениях, талибы действовали изобретательно, используя самодельные взрывные устройства, прибегая к засадам и ночным ата-

стр. 27

кам и т. п. С 2007 г. неуклонно увеличивалось число терактов, совершенных смертниками. Эту тактику талибы (не без сомнений и разногласий) позаимствовали у "Аль-Каиды". Как и предрекали арабские исламо-экстремисты, в частности, А. аз-Завахири, тактика оказалась весьма эффективной - потери правительственного лагеря и иностранцев резко возросли11.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, первый, относительно спокойный этап войны с талибами в Афганистане сменился в середине 2000-х гг. существенно более жестким и кровопролитным. В 2009 г. новая администрация США объявила о планах значительного увеличения своего воинского контингента - более чем на 40 тыс. (до почти 100 тыс. человек) - с целью стабилизировать ситуацию и передать ответственность за поддержание мира и порядка правительству Х. Карзая, дважды избиравшегося на пост президента (в 2004 и 2009 гг.).

Вывод основной части вооруженных сил США и НАТО намечен на 2014 г., но может произойти и раньше, если удастся договориться о дележе властных полномочий между ныне правящими в Афганистане кругами и их противниками - талибами. Гласности были преданы сведения о начальных контактах между представителями американской администрации и талибами в Катаре. Правительство в Кабуле также заявило о желательности переговоров. Х. Карзая и его окружение испугала, судя по всему, перспектива оказаться обойденными Вашингтоном.

Те же страхи испытывают в Исламабаде. Там поддержали инициативы по мирному урегулированию в соседней стране, но предупредили об их малой эффективности без участия и поддержки с пакистанской стороны.

С этими предупреждениями можно согласиться. Ведь на пакистанской территории находятся основные тыловые и тренировочные базы афганских талибов. Именно в приграничных районах талибы получили возможность не только переждать период после поражения, но и набраться сил и средств для возобновления активных боевых действий.

Считается очевидным, что Пакистан проявлял двойственность, обусловленную сложной расстановкой сил в политической элите и неопределенностью общественных настроений. С одной стороны, он помогал США бороться с "Аль-Каидой" и другими исламскими экстремистами, а с другой - не выпускал из рук контакты с афганскими противниками американцев, позволяя им вооружаться, вести пропаганду, получать финансовые средства от благотворителей и воротил бизнеса по незаконному обороту наркотиков - героина, гашиша, конопли, в больших количествах производимых в южной части Афганистана.

Козырной картой в руках Исламабада остается и положение в горном пуштунском поясе. Там располагаются тыловые базы наиболее бескомпромиссных противников США и Запада - отряды Г. Хекматъяра и Дж. Хаккани. Именно от них исходили в последнее время главные угрозы безопасности для Кабула. Скорее всего, на их счету убийство в сентябре 2011 г. бывшего афганского президента таджика Б. Раббани, назначенного Х. Карзаем на пост председателя созданного для примирения с талибами Совета мира.

Действуя через посредников, Пакистан может и серьезно помешать мирному процессу, и способствовать ему при условии, что будут учтены его интересы. Ввиду того, что армия и силы правопорядка смогли обеспечить относительное затишье в зоне пакистано-афганского приграничья, способность Исламабада оказать давление на афганских экстремистов, безусловно, усилилась.

Соответственно с этим увеличилась политическая роль Пакистана в процессе афганского урегулирования. Намечающаяся его "регионализация", т. е. рост значения региональных игроков по сравнению с глобальными (США, Европой) и макрорегиональными (Россией, Китаем), заставляет соседей Пакистана (Индию, Иран) внимательно следить за его намерениями и действиями. Весьма непростым является отношение к Исламабаду в Афганистане, и причина тому, в частности, в контроле Пакистана за горными подступами к югу и востоку страны.


1 Конаровский М. А. Афганистан: Deja vu, что дальше? // Восток. 2011, N 6, с. 10.

2 Janjua M. Q. In the Shadow of the Durand Line: Security, Stability and the Future of Pakistan and Afghanistan. M. A. Publishers. Thesis. Monterey: Naval Postgraduate School, 2009.

3 Ibid., Ch. 3.

4 Jones S. G. In the Graveyard of Empires. America's War in Afghanistan. N. Y.: Norton. 2010, p. 95 - 98, 101 - 108.

5 Rashid A. Descent into Chaos. The U. S. and the Disaster in Pakistan, Afghanistan, and Central Asia. L.: Penguin Books. 2009, p. 247, 250.

6 С помощью Пакистана, в первую очередь Объединенной военной разведки (ISI), в первые годы после перемещения талибов и союзных с ними сил были арестованы и переданы американцам такие видные члены "Аль-Каиды", как Халид Шейх Мухаммад (главный обвиняемый в терактах в США 11 сентября 2001 г.), Абу Фарадж ал-Либби, Абу Зубуйда и др. (см.: Jones S. G. Op. cit., p. 264). По словам бывшего сотрудника ЦРУ, Пакистан помог обезвредить 600 - 700 активных экстремистов (см.: CIA paid millions of dollars to ISI since 9/11: Report // Times of India, November 16, 2009 http://timesofindia.indiatimes/comarticlesshow/msid-5235067, prtpage-1.cms)

7 Janjua M. Q. Op. cit., Ch. 4.

8 FATA - A Most Dangerous Place. Meeting the Challenge of Militancy and Terror in the Federally Administered Tribal Areas of Pakistan. Center for Strategic and International Studies. Wash., January 2009.

9 Подробнее см.: Замараева Н. А. Усиление исламского экстремизма в Пакистане в 2008 - 2010 гг. // Мусульманское пространство по периметру границ Кавказа и Центральной Азии. М., 2012, с. 190 - 195. По подсчетам индийского портала по терроризму в Южной Азии, всего в Пакистане за 2003 - 2011 гг. погибло около 37 тыс. человек, из них наибольшие потери приходятся на террористов и боевиков - 22 тыс. Кроме того, погибли свыше 11 тыс. мирных жителей и почти 4 тыс. военнослужащих и сотрудников сил безопасности. Пик в 12 тыс. пришелся на 2009 г. (из них свыше 8 тыс. боевиков). В 2010 г. потери составили 7,5 тыс., а в 2011 г. - 4 тыс. человек (см.: Haider M. The killing fields of Pakistan).

10 Ibid., p. 393 - 399; Jones S. G. Op. cit., p. 210 - 215.

11 Ibid., p. 293 - 294. Последние достаточно крупные боестолкновения в Афганистане пришлись на 2009 г. Тактика талибов в основном изменилась - они перешли к организации терактов и накапливанию сил (см.: Cordesman A. The War in Afghanistan: The Real Lessons of the Attack on Kabul. September 14, 2011. The CSIS Burke Chair Publication (e-mailed by the author), p. 1.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/ВОЙНА-В-ГОРАХ-ТАЛИБЫ-И-ПАКИСТАНО-АФГАНСКОЕ-ПРИГРАНИЧЬЕ

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Я. БЕЛОКРЕНИЦКИЙ, ВОЙНА В ГОРАХ. ТАЛИБЫ И ПАКИСТАНО-АФГАНСКОЕ ПРИГРАНИЧЬЕ // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 12.09.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/ВОЙНА-В-ГОРАХ-ТАЛИБЫ-И-ПАКИСТАНО-АФГАНСКОЕ-ПРИГРАНИЧЬЕ (date of access: 25.05.2024).

Publication author(s) - В. Я. БЕЛОКРЕНИЦКИЙ:

В. Я. БЕЛОКРЕНИЦКИЙ → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
411 views rating
12.09.2023 (257 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
MIGRATION TRANSFORMING CHINA
7 days ago · From Галимжон Цахоев
КИТАЙЦЫ В КАНАДЕ: ОТ ПЛОТНИКОВ ДО ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА
32 days ago · From Галимжон Цахоев
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
52 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
53 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
63 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
63 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
80 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
90 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
93 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
110 days ago · From Галимжон Цахоев

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

ВОЙНА В ГОРАХ. ТАЛИБЫ И ПАКИСТАНО-АФГАНСКОЕ ПРИГРАНИЧЬЕ
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android