Libmonster ID: TJ-354

Афганистан в годы второй мировой войны сумел сохранить свой нейтралитет, несмотря на попытки фашистской Германии и ее союзников использовать его в своих военных планах на Востоке. Кабул с симпатией относился к действиям государств-членов антигитлеровской коалиции, в том числе СССР и Великобритании. Нейтралитет Афганистана По существу стал барьером на пути возможного отвлечения вооруженных сил СССР и Великобритании на действия против этой страны. Афганское руководство сохранило достаточно ровные отношения с обеими странами, избегая при этом сближения с ними. Однако война не прошла мимо Афганистана, вызвав немалые экономические трудности и острый внутриполитический кризис в 1944-1945 годах.

Восстание пуштунских племен против погрязшего в грабеже собственного народа правительства Хашим-хана показало хрупкость афганской государственности. Восстание было подавлено благодаря применению жестких мер, подкупу и помощи властей Британской Индии. Но правящей верхушке пришлось пойти на уступки.

История Афганистана в период второй мировой войны до настоящего времени недостаточно изучена в отечественной и зарубежной историографии: долгое время исследователи не имели возможности ознакомиться с достоверными источниками о событиях 1944-1945 годов в этой стране. По этой причине масштаб и значение восстаний пуштунских племен, вспыхнувших на юге Афганистана в эти годы, в работах отечественных историков недооцениваются. О ходе самих этих вооруженных выступлений известны лишь единичные факты. Чтобы воссоздать реальную картину недавнего прошлого этого государства, необходимо изучить причины и особенности кризиса 1944-1945 годов, возникшего в результате антиправительственных выступлений пуштунских племен.

В событиях 1944-1945 годов ярко проявилась специфика афганской государственности. Исторически сложилось так, что центральное правительство создавалось пуштунской знатью для поддержания равновесия между различными племенами и обеспечения своего господствующего положения среди годах документов советской внешней разведки и министерства иностранных дел СССР. Наиболее ценные документы, освещающие события в Южном Афганистане в середине 40-х годов XX века, хранятся в Архиве внешней разведки Российской Федерации. Вызвано это тем, что многие афганские политические деятели сотрудничали с советской разведкой, которая благодаря этому имела информацию о положении в Афганистане. Материалы посольства СССР в Кабуле также являются важным источником о восстаниях пуштунских племен в 1944-1945 годах. Донесения советского посла И. Бакулина, в частности, освещают сотрудничество правительства Хашим-хана с колониальными властями Британской Индии при подавлении этих вооруженных выступлений.

Для населения Афганистана вторая мировая война стала временем суровых испытаний. Цены на продовольствие и товары первой необходимости резко выросли. Однако афганское правительство Хашим-хана ничего не предпринимало для того, чтобы улучшить бедственное положение народа. Наоборот, почти вся правящая верхушка, включая самого премьера, активно участвовала в спекуляции дефицитными товарами, получая от сделок на черном рынке сотни процентов чистой прибыли. Чтобы увеличить свои доходы, правящий в Афганистане клан Яхья-хель ввел в стране систему принудительной закупки продовольствия для нужд армии по довоенным ценам, которые в несколько раз других этносов Афганистана. Поэтому в патриархальном сознании большинства племен этой страны функции правительственного аппарата сводились к роли "старшего брата", обязанного заботиться о благе своих сородичей. Любая попытка Кабула ущемить пуштунские племена воспринималась последними как нарушение вековых традиций и вызывала их сопротивление. В значительной степени их вооруженные восстания также аккумулировали недовольство всего населения и приводили к серьезным политическим кризисам традиционного для Среднего Востока "ханского" государства в Афганистане.

Восстания кочевников в конце второй мировой войны до сих пор являются "белым пятном" в изучении новейшей истории Афганистана по двум главным причинам.

Во-первых, афганское правительство, возглавлявшееся тогда премьер- министром Хашим-ханом, приняло меры, чтобы скрыть от своего населения и мировой общественности правду о событиях в Южном Афганистане.

Во-вторых, иностранные государства, в первую очередь СССР и Великобритания, были вынуждены для сбора сведений о ситуации среди пуштунских племен использовать каналы своих разведслужб, документы которых, по сложившейся в мире практике, десятилетиями хранились в архивах, как особо секретные.

Написание этой статьи стало возможным благодаря рассекречиванию в нашей стране в 1995-1998

стр. 51


были ниже рыночных. С той же целью правительство Хашим-хана постоянно повышало натуральные налоги и вводило новые государственные торговые монополии на экспортные афганские товары, пользовавшиеся спросом на мировом рынке. Злоупотребления членов королевской семьи и государственных чиновников вызывали широкое недовольство среди афганцев.

Пуштуны, как и все население Афганистана, страдали от различных грабительских поборов, введенных Кабулом в период второй мировой войны, но до поры мирились с этим, так как у них была возможность осуществлять контрабандную торговлю со своими соплеменниками из "полосы независимых племен" (территория вдоль границы Британской Индии и Афганистана, которая населена пуштунами и белуджами не попадала под юрисдикцию британских властей, обладая определенной степенью самоуправления). Для многих племен в 1943 году в условиях сильного неурожая эта торговля была единственной возможностью не умереть с голода.

Преступное бездействие кабульских властей было особенно очевидным на фоне обстановки в северо-западных районах Британской Индии, которые тоже пострадали от засухи, но благодаря мерам, принятым британской администрацией, не испытывали трудностей с продовольствием. Пуштуны из Афганистана, продавая в Индию дрова и сухофрукты, сами покупали в "полосе независимых племен" продукты. Однако в 1943 году торговля лесом и дровами была монополизирована государством. Эта мера вызвала резкое недовольство среди пуштунских племен, проживающих близ города Хоста. В связи с этим зимой 1943 года в пуштунских племенах Южного Афганистана, как отметил в своем донесении один из агентов советской разведки, "усилилось антиправительственное движение, принявшее всеобщий характер". Тот же источник сообщил в Москву, что жители "полосы независимых племен" Британской Индии созвали в конце 1943 года джиргу (совет), на которой решили порвать все связи с Хашим-ханом и пригрозили выступить с оружием в руках против афганского правительства, если оно "не урегулирует затруднения (с продовольствием. - Ю.Т.)".

Столкнувшись с угрозой всеобщего восстания племен, Хашим-хан в ноябре 1943 года направил для переговоров с их вождями популярного в Афганистане военного министра Шах Махмуд-хана, которому много раз удавалось мирными средствами улаживать вооруженные конфликты между Кабулом и племенами. Поездка военного министра закончилась безрезультатно, так как представители населения Восточной провинции единодушно потребовали отмены государственной монополии на торговлю лесом. Вернувшись в Кабул, Шах Махмуд-хан немедленно доложил о результатах своей миссии королю Захир- шаху и Хашим-хану. Однако те не поняли всей опасности ситуации в южных районах Афганистана и не захотели идти на уступки племенам. Посовещавшись с королем, премьер ограничился тем, что от своего имени направил лидерам приграничных племен письма с приглашением приехать в Кабул на джиргу, чтобы на ней урегулировать все спорные вопросы. Приглашение премьер- министра, как показали дальнейшие события, не смогло успокоить пуштунские племена. За годы войны их вожди неоднократно встречались с королем Захир- шахом и с самим Хашим-ханом, но не смогли добиться удовлетворения своих просьб. Племена уже не верили афганскому правительству.

В начале 1944 года в Южном Афганистане вспыхнуло мощное антиправительственное восстание. Первыми выступили воинственные вазиры, сородичи которых проживали и в южных районах "полосы независимых племен" Британской Индии (в Вазиристане). В отличие от других приграничных племен вазиры в начале декабря 1943 года все же послали в Кабул своих представителей для переговоров с Хашим-ханом. Как и следовало ожидать, они закончились безрезультатно. Тогда в феврале 1944 года вазиры ограбили государственные склады с зерном в районе города Ургуна. Эта акция послужила сигналом к бунту соседних приграничных племен.

Вслед за вазирами восстало многочисленное и хорошо вооруженное племя джадран, для которого торговля лесом и дровами с Британской Индией была традиционным промыслом. Действия местных властей, стремившихся пресечь контрабанду топлива в "полосу независимых племен", неизбежно должны были привести к вооруженному столкновению джадранов с афганскими пограничниками. Так и произошло. В начале февраля 1944 года командир пограничного отряда Таза Гуль попытался перехватить очередной караван с дровами. В ходе перестрелки он и еще несколько пограничников были убиты. На следующий день к месту происшествия с пехотным полком и артиллерией прибыл командующий войсками Южной провинции генерал Файз Мухаммад- хан и потребовал выдать виновных. Получив отказ, он начал артиллерийский обстрел пуштунских селений, которые вскоре были взяты без боя правительственными войсками. Спасаясь от карателей, большая часть джадранов укрылась в горах Вазиристана. Однако многие горцы не покинули своих кишлаков.

Бесчинства, творимые правительственными войсками, вынудили вождя племени джадран Замрак-хана начать вооруженное восстание, которое поддержали соседние пуштунские племена мангал, тани и сафи. Общая численность военных ополчений этих племен достигла 10 тысяч человек. Уже в первых боях с восставшими правительственные войска понесли большие потери, и Файз Мухаммад-хан срочно запросил Кабул о подкреплениях.

Как сообщил один из агентов советской разведки в правительственных кругах Кабула, известие из Южной провинции "произвело удручающее впечатление на правительство".

Для обсуждения сложившейся ситуации 12 февраля 1944 года король Захир-шах срочно созвал сове-

стр. 52


щание, на котором присутствовали наиболее влиятельные члены афганского правительства и королевской семьи: премьер-министр Хашим-хан, военный министр Шах Махмуд-хан, командующий кабульским гарнизоном и королевской гвардией генерал Дауд-хан и заместитель премьера Наим-хан. Военный министр, который лучше других знал обстановку в зоне пуштунских племен, настаивал на том, чтобы правительство попыталось мирными средствами ликвидировать восстание. Захир-шах и Хашим-хан были готовы согласиться с этим предложением. Однако Дауд-хан выступил категорически против любых уступок восставшим, заявив, что антиправительственные действия племен не должны остаться безнаказанными. Он потребовал немедленной отправки войск в район Хоста для подавления восстания. Спор между военным министром и Дауд-ханом закончился победой последнего. Король и премьер-министр, хотя и не без колебаний, приняли решение об отправке той же ночью трех полков с артиллерией и шестью бронемашинами в Хост. Общее руководство карательной операцией было поручено Дауд-хану, хотя, как показали дальнейшие события, практически ее осуществлял более опытный и осторожный Шах Махмуд-хан.

Действия регулярной армии против джадранов и поддержавших их племен, как и предвидел военный министр, только усилили враждебность пуштунов к Кабулу, которые саботировали спешно объявленный в стране призыв в армию. Более того, они потребовали отменить принудительные государственные закупки продовольствия и снизить налоги. Шинвари, сафи, хугиани, тани направили своих представителей к соседним племенам с предложением о совместных действиях против афганского правительства. Чтобы не дать им объединиться и начать восстание, Шах Махмуд-хан приказал властям Восточной провинции схватить всех членов делегации этих племен. Однако эта акция только еще больше озлобила племена, и военный министр был вынужден освободить арестованных. Не имея полномочий на ведение переговоров с вождями племен, Шах Махмуд-хан срочно проинформировал Хашим-хана, что ликвидировать конфликт в Восточной провинции военными средствами невозможно, так как по численности и стрелковому вооружению лашкары пуштунов значительно превосходят правительственные войска в Южном Афганистане.

Афганский премьер перед угрозой присоединения племен Восточной провинции к восстанию Замрак-хана поручил в начале марта 1944 года военному министру провести переговоры с пуштунскими вождями об урегулировании конфликта. Хашим-хан разрешил ему пойти на серьезные уступки племенам: правительство соглашалось отменить государственную монополию на торговлю лесом, закупать хлеб по рыночным ценам и уменьшить набор в армию пуштунских воинов. Кроме этого, Шах Махмуд-хану из Кабула было послано несколько миллионов афгани для подкупа племенных лидеров. С помощью этих денег, снижения всех налогов, взимаемых с кочевников, и заверений, что Кабул прекратит вмешиваться в дела племен. Шах Махмуд-хан смог предотвратить всеобщее антиправительственное выступление племен Восточной провинции весной 1944 года.

С помощью обещаний и подкупов Кабул попытался ликвидировать и восстание Замрак-хана. К вождю джадранов была направлена делегация, которая от имени Шах Махмуд-хана обещала ему и всем его воинам амнистию и возмещение ущерба от карательных операций правительственных войск. Замрак-хану также было обещано, что он останется вождем своего племени. Однако он отказался сложить оружие, заявив: "Нынешнее правительство не заслуживает никакого доверия и поэтому его словесные заверения, рассчитанные на обман народа, желательных ему результатов не дадут. [..] (Оно. - Ю.Т.) является предательским, не имеющим ни чести, ни совести, обирающим свой народ и абсолютно не думающим о его положении".

Получив такой ответ, Шах Махмуд-хан на следующий день приказал войскам штурмом взять гору Альмару, где располагались главные силы джадранов. Утром разгорелся ожесточенный бой. На помощь Замрак-хану пришли ополчения мангалов, и общими усилиями они разбили пехотный полк правительственных войск.

Весть о победе восставших быстро распространилась среди пуштунских племен, проживавших по обе стороны индо-афганской границы. Племя сулейманхель заявило о своей поддержке Замрак-хана. К джадранам примкнули и вазиры, включая род мадахель из Северного Вазиристана (Британская Индия), а также афганские племена, проживавшие в районе Тани и Дараги. Общая численность лашкаров восставших племен превышала 180 тысяч человек. В любой момент к ним могли присоединиться и другие приграничные племена северо-запада Британской Индии. Так, вазиры и масуды Вазиристана созвали джиргу, чтобы решить вопрос о совместном вооруженном выступлении против афганского правительства. Только угроза британских властей немедленно начать бомбардировку селений Вазиристана заставила эти племена временно отказаться от помощи джадранам.

Тем временем обстановка в Афганистане становилась все более напряженной: антиправительственное выступление приграничных племен грозило перерасти во всеобщее восстание пуштунов. Беспокойство охватило и другие народности. К Замрак-хану были готовы примкнуть таджики Гардеза. Взрывоопасная обстановка сложилась в Хазараджате и в Северном Афганистане. Воспользовавшись кризисной ситуацией, вновь взялись за оружие сторонники свергнутого в 1929 году короля Амануллы-хана. В апреле-мае 1944 года амануллисты во главе с Гулям Мухаммад-ханом при поддержке племен шинвари и афридиев создали ополчение численностью в две тысячи человек. Однако правительственным войскам в нескольких сражениях удалось разбить отряд Гулям Мухам-мад-хана. Неудачно выступив самостоятельно, амануллисты присоединились к Замрак-хану, который, готовясь к решающей битве с войсками Шах Махмуд-хана, охотно принял их у себя.

Обеспокоенный нарастанием кризиса в стране, премьер-министр Хашим-хан приказал срочно отправить в район Хоста и Гардеза две дивизии и 12 боевых самолетов. В Кабуле осознавали, что этих сил может не хватить для подавления восстания, поэтому в стране была объявлена общая мобилизация. Помня о неоднократных попытках пуштунских племен совершить поход на Кабул, Хашим-хан распорядился сконцентрировать вновь сформированные части вокруг афганской столицы. Он же отдал приказ Шах Махмуд-хану немедленно начать боевые действия против отрядов Замрак-хана. Военный министр сосредоточил в Ургуне, Гардезе и Хосте значительные силы для наступления на джадранов. В ап-

стр. 53


реле 1944 года афганская авиация начала бомбардировку кишлаков этого племени.

Шах Махмуд-хан не спешил начинать широкомасштабные боевые операции, так как уже в ходе первых боев появились признаки того, что афганские солдаты не хотят воевать против своих соотечественников. Существовала также угроза, что племена Вазиристана также объединятся с Замрак-ханом. Поэтому правительство отправило в Вазиристан генерала Пир Мухам-мад-хана с большой суммой денег для подкупа вождей вазиров. С помощью взятки в один миллион афгани он попытался убедить влиятельного вождя вазиров Занги-хана изгнать лидера джадранов со своей территории, на что вазир гордо ответил, что "ради денег он не намерен ронять свое достоинство и вставать на путь предательства и бесчестия". Тогда Пир Мухаммад-хан предложил Занги-хану два миллиона афгани, но получил тот же ответ. Никогда за голову одного мятежника афганское правительство не предлагало столь большую сумму.

Впервые королевский клан Яхьяхель столкнулся с таким масштабным осуждением своей политики. Помогать Кабулу подавлять восстание племен отказывались даже лояльные правительству ханы и духовные лица. Так, министерство иностранных дел направило в Северный Вазиристан своих представителей для переговоров с религиозным лидером вазиров Факиром из Пни, который всегда лояльно относился к правительству Хашим-хана. Ему предложили в обмен на крупную сумму захватить сыновей Замрак-хана в заложники, но Факир отказался.

Стремясь предотвратить объединение сил восставших Южного Афганистана с племенами Вазиристана, Хашим-хан обратился к британским властям Индии с просьбой не допустить оказание помощи вазирами Замрак-хану. Английская миссия в Кабуле от имени своего правительства обещала выполнить эту просьбу: ни для кого не были секретом проанглийские симпатии правительства Хашим-хана. Британский посланник в Кабуле Д. Сквайр в одной из бесед с послом СССР в Афганистане И. Бакулиным в июле 1944 года довольно точно охарактеризовал обстановку, сложившуюся на индо-афганской границе в результате восстания Замрак-хана: "Сейчас имеются среди племен две фигуры: Замрак-хан в Афганистане и Факир из Ипи в Индии. Факир из Ипи борется против английского правительства. Замрак борется против афганского правительства. [...] Факир и Замрак могут объединиться в борьбе против афганского правительства, и тогда племена окажутся сильнее, чем правительственные войска. Сила племен ... хорошо известна, так как этой силой Надир-шах сверг Бачаи Сакао. Аманулла не удержался на троне только потому, что племена восстали против него". Выполняя просьбу Хашим-хана, губернатор Северо-Западной Пограничной провинции Индии созвал вождей вазиристанских племен в городе Банну и с помощью угроз и подкупов заставил их гарантировать невмешательство своих племен в афганские события. Однако вазиры все же предоставили убежище многим семьям джадранов.

Изолировав мятежные племена Южного Афганистана от их соплеменников в Индии, афганское правительство не пожалело денег на подкуп некоторых влиятельных джадранских ханов и спровоцировало междоусобицу в лагере восставших. Подкупленные Шах Махмуд-ханом вожди Миру и Мухам-мад Сарвар собрали отряд из тысячи воинов и выступили против Замрак-хана, который, не желая братоубийственной войны в своем племени, в апреле 1944 года уехал в Вазиристан. После его отъезда джадраны отправили в Хост свою делегацию для примирения с правительством, но все парламентеры были неожиданно арестованы. В нарушение своих обещаний афганские власти стали проводить репрессии против джадранов, арестовав многих сторонников Замрак- хана. В июне 1944 года Кабул поспешил объявить о подавлении восстания племен Южного Афганистана.

Фактически положение в приграничных с Вазиристаном районах Афганистана продолжало оставаться критическим, так как джадраны, возмущенные действиями властей, решили поднять новое восстание. Поэтому в июне 1944 года Кабул предпринял попытку покушения на вождя джадранов, который дал согласие на личную встречу с Шах Махмуд-ханом у горы Альмары. Когда лидер мятежного племени со своими воинами в назначенное время прибыл на переговоры с военным министром, солдаты открыли шквальный пулеметный огонь по Замрак-хану и его сопровождению. В завязавшемся бою, понеся большие потери, победу одержали джадраны, захватившие в качестве трофеев 500 винтовок и три пулемета.

Своей акцией Махмуд-хан лишь еще больше обострил обстановку в зоне пуштунских племен. Возмущенное духовенство Южного Афганистана демонстративно не приняло из его рук "подарки" от афганского короля и отказалось издать фетву против восставших. И тогда военный министр был вынужден прибегнуть к самым жестоким мерам, чтобы устрашить приграничные племена: афганские ВВС сравняли с землей замок Замрак-хана, не пощадив еще 20 укрепленных жилищ его соратников. Одновременно войска развернули наступление на позиции джадранов. Однако уже в первом бою солдаты отказались стрелять в восставших. Перед правительством Хашим-хана замаячила угроза мятежа в армии.

В середине июня 1944 года в Кабул пришло известие, что вазиры "полосы независимых племен", несмотря на все угрозы британских властей, договорились с Замрак-ханом сразу же после уборки урожая вместе с джадранами выступить против афганского правительства. С этой же целью тесть вождя восставших Занги-хан начал переговоры с масудами. В Южной провинции Афганистана в любой момент могло вспыхнуть восстание племени сафи. В этой опасной обстановке афганское руководство вновь попыталось заманить в ловушку За-

стр. 54


мрак-хана: ему было обещано вернуть все его земли и имущество, если он сложит оружие и вернется в Афганистан. Однако мятежный вождь не попался на эту уловку.

Все лето 1944 года правительство Хашим-хана увеличивало численность своих войск в Южном Афганистане и тратило миллионы афгани на подкуп племенных вождей. С помощью золота Кабулу в очередной раз удалось склонить на свою сторону часть лидеров джадранов, для которых король Захиршах в своем дворце 2 сентября 1944 года устроил пышный прием.

Чтобы окончательно замирить племена Восточной провинции, афганское правительство пошло на значительные уступки. Была отменена государственная монополия на торговлю лесом. Кабул гарантировал, что натуральные налоги будут взиматься по рыночным ценам. Джадранам также была предоставлена привилегия сформировать из своих воинов отряд племенной милиции, средства на содержание которого предоставляло правительство.

Этими мерами удалось умиротворить значительную часть родов джадранов и отколоть их от Замрак-хана. Однако его продолжали поддерживать вазиры "независимой полосы", что заставило Хашим-хана вновь обратиться за помощью к Англии, которая давно искала способ расправиться со своим давним врагом - Факиром из Ипи. Британская авиация подвергла бомбардировке все селения в Вазиристане, где мог бы находиться вождь джадранов. Для большей эффективности авиаударов британское командование координировало свои операции с афганским генеральным штабом. Совместными усилиями колониальным властям Индии и Кабулу удалось вынудить Замрак-хана на время прекратить свою деятельность среди племен Северного Вазиристана. В результате ситуация в Восточной провинции Афганистана к декабрю 1944 года была на короткий срок стабилизирована.

Хашим-хан и его окружение понимали, что главные причины, подтолкнувшие джадранов и союзные им племена к восстанию, не ликвидированы: нехватка продовольствия и непосильные налоги неминуемо должны были вызвать весной 1945 года новое вооруженное противостояние между племенами и Кабулом. Однако под давлением группировки "молодых" политиков во главе с Дауд- ханом король Захир-шах сделал ставку на применение силы. Более опытные и осторожные Хашим-хан и Шах Махмуд-хан понимали всю опасность этого курса, но были вынуждены подчиниться. Скорее всего, афганский премьер- министр, алчность которого была широко известна, и не стремился решительно противодействовать Дауд-хану, так как отмена монополий и понижение натуральных налогов нанесла бы большой ущерб его доходам.

В начале 1945 года Кабул готовился к подавлению ожидаемого нового вооруженного выступления племен: на юг Афганистана были переброшены войска и авиация. Кроме этого, Хашим-хан в феврале-марте 1945 года в Джалалабаде лично провел переговоры с вождями племен Восточной провинции. Дипломатические способности премьера и подкуп наиболее влиятельных среди пуштунов лиц позволили несколько разрядить обстановку в районе Сурхунда. Правда, племена сафи и шинвари замирить не удалось, и с наступлением теплой погоды они намеревались поднять мятеж. Их не удовлетворяли разовые подачки Хашим-хана, правительство которого, несмотря на все ранее данные заверения, продолжало в голодное время изымать у населения хлеб за бесценок. Кроме того, племена протестовали против нового призыва в армию своей молодежи, так как это лишало их возможности оказывать вооруженное сопротивление политике центральных властей.

Хотя в сложившихся условиях возобновление боев между правительственными войсками и приграничными племенами казалось неизбежным, события в Южном Афганистане весной 1945 года стали развиваться по непредусмотренному Кабулом сценарию: в Вазиристане эмиссар экс-короля Амануллы-хана организовал восстание пуштунских племен по обе стороны индо-афганской границы. При этом вазиры и масуды провозгласили своей целью восстановление на афганском престоле Амануллы-хана. Сторонники свергнутого афганского монарха вели активную пропаганду среди правительственных войск, призывая офицеров и солдат присоединиться к ним и не служить правительству Хашим-хана, которое "продалось англичанам". Перебросив в район Хоста подкрепления и применив против амануллистов авиацию, Кабул смог быстро разбить силы восставших. Опасность совместного антиправительственного выступления племен Южной и Восточной провинций была значительно ослаблена.

Король Захир-шах и его окружение, напуганные событиями в районе Хоста, стремились всеми мерами успокоить население Южного Афганистана. С этой целью всем пуштунским вождям, которые с начала второй мировой войны находились в афганской столице под предлогом несения военной службы, а фактически были заложниками двора (во имя обеспечения их лояльности), было дано разрешение вернуться в родные места. Впрочем, это был рискованный ход, так как лишь угроза расправы над их вождями удерживала многие племена от вооруженной борьбы с Кабулом.

В июне 1945 года вновь вспыхнул мятеж в Восточной провинции. С оружием в руках против правительства выступили племена сафи, шинвари, хугиани и моманды во главе с Султан Мухаммадом. Их требования были самыми умеренными - отмена принудительных государственных закупок зерна. Племя сафи вначале было готово вести переговоры с представителями властей.

Однако правительство решило силой подавить очередное выступление племен Восточной провинции. Руководство карательными операциями на юге Афганистана было вновь поручено Дауд-хану. 1 июля 1945 года он прибыл в Джела-лабад. Ознакомившись с обстановкой, генерал разработал общий план наступления против повстанцев, согласно которому несколько бригад афганской армии должны были отрезать сафи и их союзников от племен Южной провинции, после чего скоординированными ударами подавить главные очаги сопротивления в Кунарской долине. Уже к 6 июля основная задача операции была решена: племена, не оказывая серьезного сопротивления, спешно отступили в горы.

Понимая бесперспективность преследования нескольких десятков тысяч вооруженных горцев в отрогах Гиндукуша, Дауд-хан решил расколоть ряды восставших и хитростью захватить их вождей. С этой целью он вступил в переговоры с Султан Мухаммадом, которому пообещал полную амнистию для всех участников антиправительственного выступления. Учитывая, что оно было уже почти подавлено, лидер сафи обязался уго-

стр. 55


ворить своих бойцов сложить оружие. Поверив клятвам Дауд-хана, сафи, шинвари, хугиани прекратили сопротивление. Сразу же после этого против них начались массовые репрессии. Только заложниками в афганскую столицу было отправлено 450 ханов этих племен. В Кабуле праздновали победу.

Однако правящая верхушка Афганистана недооценила боевой дух и сплоченность пуштунских племен. 16 июля 1945 года сафи, получив помощь от пуштунов "полосы независимых племен" Британской Индии, перешли в контрнаступление. Силы повстанцев постоянно росли, благодаря подходу новых лашкаров из "полосы независимых племен". К сафи присоединился с четырехтысячным отрядом Замрак-хан. Вместе с ними сражались моманды, которым оказывал поддержку хан Дира. Правитель Свата прислал сражавшимся несколько пулеметов. Духовенство зоны пуштунских племен благословило восставших на борьбу против центральных властей.

Правительственные войска оказались не готовы к боям с сильной коалицией приграничных племен. Действуя небольшими отрядами, горцы окружали карателей и наносили им большие потери. Первыми были разбиты милицейские формирования, созданные Дауд-ханом из местных жителей. После этого восставшие переключились на части регулярной армии. В боях с сафи правительственные войска потеряли более четырех тысяч человек и начали отступление, переросшее в паническое бегство. Повстанцы захватили большие военные трофеи. Располагая необходимым вооружением, включая пулеметы и орудия, они смогли захватить города Кунар, Асмар, Чагасарай и небольшие населенные пункты к северу от них. Возникла угроза захвата административного центра Восточной провинции города Джелалабада.

Чтобы остановить наступление племен, правительство было вынуждено принять чрезвычайные меры. В район боев были стянуты шесть бригад регулярных войск, авиация, артиллерия и бронетехника. Дауд-хан железной рукой восстановил дисциплину среди отступавших воинских частей. Некоторых офицеров, поддавшихся панике, он расстрелял лично. Свежие подкрепления и воля генерала смогли стабилизировать обстановку под Джелалабадом. Однако в

Кабуле уже не надеялись на быстрое подавление восстания в Южном Афганистане. Для этого афганская армия не имела достаточных запасов оружия и боеприпасов, значительная часть которых, начиная с весны 1944 года, была утрачена в боях с мятежными племенами.

В этой критической ситуации Хашим-хан настойчиво пытался закупить столь необходимое вооружение у СССР и Англии. В Москве эти просьбы встретили вежливый отказ, хотя афганская сторона соглашалась приобрести даже трофейное германское оружие. Великобритания, наоборот, была заинтересована в стабилизации обстановки на индо-афганской границе. Поэтому 13 сентября 1945 года в Кабул прибыла первая крупная партия английского вооружения: 10 тысяч винтовок, 5 тысяч автоматов, 900 тысяч патронов, 25 орудий и 15 тысяч снарядов к ним. Благодаря этим военным поставкам Дауд-хан получил возможность вновь начать активные боевые действия против сафи.

Однако, даже имея достаточно вооружения и авиацию, правительственные войска в течение двух месяцев не могли нанести повстанцам поражение. Пуштуны Восточной провинции оказывали яростное сопротивление правительственным войскам. Теперь они уже не верили обещаниям афганского правительства и сражались до последнего патрона. В октябре 1945 года сафи отвергли даже личное обращение к ним короля Захир-шаха с предложением прекратить боевые действия.

Приближалась зима, и ведение военных действий в горах становилось затруднительным как для повстанцев, так и для правительственных войск. В конце октября 1945 года, когда Дауд-хан смог нанести сафи ряд серьезных поражений, их сопротивление еще не было сломлено. В этой ситуации правительство было вынуждено удовлетворить все требования пушту-нов Восточной провинции. Ему пришлось пойти на ряд важных уступок приграничным племенам:

1. Полностью отменялись все принудительные поставки продовольствия.

2. Население Восточной провинции освободили на четыре года от уплаты земельного налога.

3. Был ликвидирован налог на скот.

4. Племена Кунарской долины освобождались от воинской повинности.

5. Всем повстанцам была дарована амнистия.

Дальнейшие события показали, что, наученный горьким опытом, Кабул строго соблюдал эти обязательства, чем обеспечил политическую стабильность в Южном Афганистане.

Восстания 1944-1945 годов стали серьезным испытанием для Афганистана. К сожалению, до сих пор не опубликованы данные об ущербе, который был нанесен экономике страны боевыми действиями. С уверенностью можно предположить, что на карательные операции против Замрак-хана и сафи была израсходована большая часть государственных доходов Афганистана за эти годы.

Главным виновником постигших страну потрясений был премьер-министр Хашим-хан. 17 лет этот политик являлся всесильным главой афганского правительства. Будучи родным дядей короля и главой клана Яхья-хель, он реально управлял государством, а Захир-шах был вынужден мириться с этим. Однако в Афганистане никто не мог удержаться у власти без поддержки пуштунских племен. В апреле 1946 года Хашим-хан был вынужден уйти в отставку. Министр двора в связи с этим заявил послу СССР И. Ба-кулину следующее: "Своим диктаторским правлением он (Хашим-хан. - Ю.Т.) озлобил все население Афганистана, и особенно афганские племена, которые почти ежегодно выступают против правительства с оружием в руках". Далее министр сообщил советскому дипломату, что новым главой правительства назначен Шах Махмуд-хан, так как "его любят и уважают афганские племена".

Бурные события 1944-1945 годов имели большие последствия для дальнейшей судьбы Афганистана. Стойкое сопротивление племен Южной и Восточной провинций деспотичной политике Хашим-хана заставило нового премьера Шах Махмуда отменить наиболее тяжелые налоги и ограничить произвол крупных торговых компаний (ширкетов), что отвечало интересам всего афганского населения. А сам Захир-шах продержался у власти до 1973 года, когда он был в результате переворота свергнут Дауд-ханом, который своей жесткой позицией способствовал затягиванию конфликта с пуштунскими племенами в конце второй мировой войны.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/Восстание-пуштунских-племен-1944-1945-годы

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. ТИХОНОВ, кандидат исторических наук, Восстание пуштунских племен (1944-1945 годы) // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 15.03.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/Восстание-пуштунских-племен-1944-1945-годы (date of access: 24.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. ТИХОНОВ, кандидат исторических наук:

Ю. ТИХОНОВ, кандидат исторических наук → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
458 views rating
15.03.2023 (497 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
К 70-ЛЕТИЮ ВИКТОРА ГРИГОРЬЕВИЧА КОРГУНА
4 days ago · From Faridun Mahmudzoda
А. Б. ПОДЦЕРОБ. ИСЛАМ ВО ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ СТРАН МАГРИБА
4 days ago · From Faridun Mahmudzoda
БУХАРСКИЕ ЕВРЕИ И ТОРГОВЫЕ СВЯЗИ РОССИИ С ХАНСТВАМИ СРЕДНЕЙ АЗИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII-XIX в.
4 days ago · From Faridun Mahmudzoda
ТРУДНЫЕ ДОРОГИ НЕЗАВИСИМОЙ ИНДОНЕЗИИ
4 days ago · From Faridun Mahmudzoda
ИСЛАМО-ФУНДАМЕНТАЛИЗМ В СУДАНЕ: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ
6 days ago · From Faridun Mahmudzoda
ТРИДЦАТЬ ЛЕТ ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИРАН
7 days ago · From Faridun Mahmudzoda
А. В. РЯСОВ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ М. КАДДАФИ В СПЕКТРЕ "ЛЕВЫХ ВЗГЛЯДОВ"
7 days ago · From Faridun Mahmudzoda
VI ОРГАНИЗАЦИОННО-НАУЧНЫЙ СЪЕЗД РОССИЙСКИХ ВОСТОКОВЕДОВ
8 days ago · From Faridun Mahmudzoda

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

Восстание пуштунских племен (1944-1945 годы)
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android