Libmonster ID: TJ-321
Author(s) of the publication: Е. БАРКОВСКАЯ

Последние десятилетия XX века ознаменовались тем, что под одним и тем же девизом "возрождения ислама" в мусульманском мире происходят резко отличающиеся по своей сути явления. На одном полюсе сосредоточились глашатаи воинствующего экстремизма, объявившие джихад "неверным" -немусульманам, а также мусульманам, не разделяющим их взгляды. На другом -сторонники диалога с мировым сообществом на культурно-гуманитарной основе. В рамках диалога часть исламских теоретиков напрямую включилась в разработку прав человека, так или иначе откликаясь на соответствующие международно-правовые стандарты. Притом зачастую прямо ориентируясь на принципы и нормы, защищающие права личности и определяющие стратегию современного миропорядка(1). Тем самым закладывается тенденция неофициальной мусульманской поддержки тех универсальных установлений международного гуманитарного права, к разработке которых еще с конца 40-х годов приступила "исламская группа" государств-членов ООН.

Как известно, представители этой группы входили в комиссию ООН по созданию проекта "Всеобщей декларации прав человека". Правда, его обсуждение выявило не всегда однозначное восприятие некоторых положений. В наибольшей мере оно проявилось при рассмотрении статьи 19, которая гласила: "Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ"(2). Делегат от Египта отметил, что подобная постановка вопроса может "рассматриваться как поощряющая, хотя и не преднамеренно, определенные махинации хорошо известных на Востоке миссий, направленных на обращение в свою веру масс населения Востока". Делегат от Пакистана выступил за принятие статьи 19 в предложенной формулировке, подчеркнув, что его страна "является страстным защитником свободы мысли и убеждений". Наряду с этим он поддержал своего египетского коллегу в опасении относительно возможности неправомерного использования подобных свобод.

В конечном счете из государств-членов ООН с мусульманским населением лишь два не проголосовали за принятие Всеобщей декларации прав человека (1948 г.): Северный Йемен участия в голосовании не принял, а Саудовская Аравия воздержалась(3).

Столь впечатляющую поддержку Декларации обеспечили ее демократическая направленность и гуманистическое содержание. "Пренебрежение и презрение к правам человека, - отмечалось в данном документе, - привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества". От имени народов Объединенных наций провозглашался принцип "признания достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, равных и неотъемлемых прав их". Декларировались вера в "достоинство и ценность человеческой личности", решимость ООН "содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе"(4). Все это отвечало общечеловеческим чаяниям, в том числе надеждам народов мусульманского Востока, испытавших на себе тяготы колониализма.

НОВЫЕ РЕФОРМАТОРЫ ИСЛАМА

Что не менее существенно, официальное принятие и признание Всеобщей декларации прав человека в качестве международного правового акта подавляющим большинством мусульманских государств - членов ООН объективно способствовало усилению в этих государствах идейных позиций реформаторского направления в исламе. Зародившись в середине XIX века, оно было представлено теми борцами "за возврат к Корану и сунне", которые выступали и против устаревшего наследия мусульманского средневековья и против колониализма, отстаивая принцип равенства всех рас и народов как созданий единого Творца, как потомков одних прародителей - Адама и Евы, как обладателей священных "богоданных" прав и обязанностей.

Наряду с совершенствованием познаний в исламе, полагали реформаторы, мусульманин должен осваивать современные научно-технические достижения, обращая

стр. 19


внимание на развитие таких свойств души и характера, которые дают возможность жить и преуспевать на пути прогресса.

Отстаивая, в первую очередь, право на свободу и неприкосновенность личности, на частную собственность, реформаторы расходились в сущностном понимании этих прав. Приоритет "индивидуальных прав" отстаивала та их часть, которая находилась под влиянием либеральных идей Запада и проповедовала "индивидуалистическую этику". Тем временем демократически настроенная часть мусульманской интеллигенции напоминала единоверцам о том, что наличие индивидуальных прав не освобождает от социальных обязанностей и ответственности перед мусульманским (а в более широком толковании - и перед общечеловеческим) сообществом. Отдельные сторонники "исламской демократии", находясь под воздействием западных социалистических учений, развивали идеи "мусульманского социализма", требуя уважения к трудящемуся человеку и справедливого вознаграждения за труд. Главный способ установления "социального партнерства" в умме (общине мусульман) виделся в следовании принципам "исламского единства, равенства и братства".

Общая тенденция была такова, что на протяжении конца 40-х - начала 50-х годов многие реформаторы либерального и демократического толка широко практиковали прямые заимствования из отдельных политических и социально-экономических учений Запада. Брались на вооружение отдельные положения из Всеобщей декларации прав человека, реже - других основополагающих источников международного гуманитарного права.

Положение стало меняться в ходе структурного кризиса 60-70-х годов, который в немалой степени был обусловлен попытками следовать курсом модернизации, копируя западную (и в отдельных случаях - советскую) стратегию развития. Разочарование в этом курсе обернулось "эффектом маятника". В одних случаях - экстремистски настроенным "антизападничеством", варьировавшимся от изоляционистского курса до тотального противостояния Западу и его цивилизации. В других - порицание бездуховности западной массовой культуры не исключало переосмысления культурно-гуманитарных достижений Запада применительно к уровню развития стран мусульманского мира, к особенностям их духовного наследия и повседневного бытия. Одновременно с таким переосмыслением росло понимание того, что выход на рубежи современного прогресса требует преодоления экстремистского изоляционизма, что необходимо вступать в конструктивный диалог с остальным мировым сообществом в интересах стабильного и демократического миропорядка. Становилось очевидным:

одним из направлений диалога надлежит стать той углубленной разработке прав человека, когда ее универсальные международно-правовые стандарты дополняются региональными, основанными на учете историко-культурного своеобразия отдельных регионов мира. С позиций подобного диалога была написана, в частности, книга Султанхусей-на Табанде "Мусульманский комментарий ко Всеобщей декларации прав человека", опубликованная в Лондоне в 1970 году. Автор отметил там несоответствие данному документу ряда шариатских установлений относительно жизни мусульманок и немусульман, найдя тому историческое оправдание.

ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА ДЛЯ МИРА ИСЛАМА

Знаменательным событием в формировании "мусульманского

стр. 20


взгляда" на права человека явилась публикация, которая была подготовлена Исламским советом Европы (ИСЕ) - неправительственной организацией, объединившей в своих рядах многих выходцев с мусульманского Востока, в том числе и вынужденных эмигрировать в результате преследований со стороны единоверцев - воинствующих экстремистов.

Речь идет о Всеобщей исламской декларации прав человека, увидевшей свет в Париже в сентябре 1981 года.

С одной стороны, этот документ воспроизводил многие мусульманско-реформаторские постулаты, а с другой - был прямым откликом на тот европейский вариант постановки вопроса о правах человека, когда в поле зрения попадают не отдельные права и свободы, а их совокупность, когда сами они четко подразделяются на личные (гражданские), политические, экономические, социальные и культурные.

Преамбулу Всеобщей исламской декларации прав человека пронизывала мысль о богоданности всех человеческих прав и свобод. Подчеркивалось, что "в силу божественного их источника они не могут быть упразднены или ограничены ни правительством, ни какими бы то ни было институтами власти", что "рациональность сама по себе, без озарения Всевышнего, не может ни указать человечеству единственно правильный путь, ни дать духовную пищу человеческой душе". Говорилось о необходимости установить "исламский порядок". Только при нем "все люди равны", недопустима дискриминация "из-за различий по расе, цвету кожи, полу, происхождению или языку". Только при нем "все люди рождаются свободными, и включая правителей, равны перед законом", а административная власть осуществляется лишь после консультаций (шура) с верующими, обладающими правоспособностью "принимать участие в выработке решений в соответствии с законом и критериями общественного благосостояния".

Последующий перечень прав человека содержал их детализированное изложение, которое было отмечено влиянием мусульманской реформаторской мысли предшествующих лет. Вместе с тем Декларация содержала ряд новых положений, ранее либо полностью отсутствовавших, либо только пунктирно обозначавшихся реформаторами.

Был существенно расширен объем личных (гражданских) прав и свобод. Помимо традиционного для реформаторства признания неотъемлемого права на жизнь, на свободу, на равенство, исключающего все формы дискриминации, на защиту чести и достоинства, особо оговаривались права на частную жизнь, свободу вероисповедания, мысли и слова, на свободу передвижения и местожительства.

Право на жизнь включало в себя два положения: о том, что "жизнь человеческая священна и неприкосновенна", и никто не может быть ее лишен, кроме случаев, предусмотренных законом; о том, что "как при жизни, так и после смерти тело человека священно и неприкосновенно", а потому всем верующим должно гарантироваться погребение с надлежащими почестями.

Все люди, провозглашалось в Декларации, рождаются свободными, имея право на свободу физическую, культурную, политическую и экономическую. Более того, они вправе отстаивать данные свободы всеми законными способами, а также рассчитывать на поддержку их усилий со стороны других лиц (статья 2). Равенство людей перед законом, отмечалось далее, означает как равные возможности в защите своих законных интересов, так и запрет на дискриминацию по причине различий в вероисповедании, в цвете кожи, расе, происхождении

стр. 21


(статья 3). Право каждого на защиту чести и репутации увязывалось далее с ограждением от "клеветы, необоснованных обвинений, шантажа" (статья 8). Провозглашалось право "на защиту своей частной жизни" (статья 22).

Положение о праве на свободу передвижения и местожительства логически подразделялось на две части. В первой обосновывалась свобода въезда и выезда мусульман из любого государства мусульманского мира, поскольку все правоверные - члены одной мусульманской общины (уммы). Во второй части утверждалось: "никто не должен быть принужден покинуть страну проживания или быть депортирован, если подобные действия идут вразрез с законом" (статья 23).

Главное же - Всеобщая исламская декларация прав человека включила в разряд личных и гражданских прав комплекс духовных свобод: свободы слова и убеждений, свободы совести и вероисповедания. Каждый человек, гласила статья 12, имеет право на высказывание своих мыслей и убеждений в той степени, в какой это предусматривается законом. Он не вправе "распространять лживые сведения или информацию, имеющую целью нанести ущерб общественной нравственности". Подчеркивалось: "никто не имеет права относиться с презрением или иронией к религиозным воззрениям других лиц, либо разжигать общественную вражду в их отношении. Уважение религиозных чувств других верующих является обязанностью каждого мусульманина" (статья 12). Исходя из коранического принципа "нет принуждения в вере", особо оговаривался статус религиозных меньшинств. Их представителям в мусульманской стране давалась возможность "выбора между законом и их собственными законами" при ведении личных и общественных дел (статья 10). Провозглашалось "право на свободу совести и совершение религиозных обрядов в соответствии со своими религиозными убеждениями" (статья 13).

Из политических свобод во Всеобщей исламской декларации прав человека нашли отражение: право и обязанность участия в управлении общественными делами; право на защиту от злоупотребления властью; свобода информации; право на создание объединений; право на правосудие и беспристрастный суд.

В соответствии с законом, гласила статья 11, каждый член уммы имеет право на осуществление общественных функций. Процесс свободной консультации (шура) является основой правоотношений правительства и народа. В соответствии с этим принципом народ имеет право выбирать своих правителей.

Согласно статье 12, любой мусульманин получал "право и обязанность защищаться и бороться в той мере, в какой это установлено законом, против любой формы притеснений, даже тогда, когда противостоящей стороной оказываются представители высшей государственной власти".

При реализации свободы информации предусматривалось ее ограничение в случае, "если возникала опасность для интересов государства и общества, если нарушался закон" (статья 12).

Свобода объединений, согласно Всеобщей исламской декларации прав человека, распространялась главным образом на экономическую деятельность. Но эта свобода должна реализовываться таким образом, чтобы "не нарушались исламские законы и ценности" и "не наносился ущерб умме" (статья 14).

Право на правосудие и беспристрастный суд исходило из презумпции невиновности, из личной ответственности за содеянное, из соответствующего закону соразмерения наказания с тяжестью правонарушения

стр. 22


при одновременном учете обстоятельств его совершения. Подчеркивалось, что "каждый человек вправе, более того - обязан протестовать против несправедливости". Он "имеет право и обязанность защищать права другого человека или общества в целом" (статьи 4 и 5).

Относительно собственности оговаривалось, что она "не может быть экспроприирована, за исключением тех случаев, когда это необходимо в интересах общества. Подобная экспроприация может осуществляться при условии выплаты достаточной и адекватной компенсации" (статья 6). Особо подчеркивалось: "ислам уважает труд и трудящихся и предписывает мусульманам относиться к трудящемуся справедливо, а также благородно и щедро. Трудящийся должен не только своевременно получать вознаграждение за свой труд, но обладать правом на отдых" (статья 7).

Согласно Декларации, каждый имеет право на пищу, жилище, одежду, обучение, медицинское обслуживание за счет ресурсов общества. Все это общество обязано предоставить, в первую очередь, лицам, "не способным на самостоятельное решение этих вопросов в силу временной или постоянной нетрудоспособности" (статья 18). Право каждого на образование, говорилось в документе, должно быть реализовано "в соответствии с врожденными способностями и возможностями". Оговаривалось право "на свободный выбор профессии и карьеры, возможность наиболее полного развития своих способностей" (статья 2).

В сфере семейных отношений декларировалось право на создание семьи. Особое внимание было уделено положению замужней женщины: ее праву жить в доме, где проживает ее муж; получать средства для поддержания уровня жизни не ниже того, который имеет супруг; наследовать мужу, детям, родителям и другим лицам в соответствии с законами; требовать и добиваться расторжения брака в соответствии с законом, в том числе через обращение в суд; рассчитывать в случае развода на сохранение супругом конфиденциальности в отношении информации, которая может нанести ущерб ее интересам. Исключались любое принуждение к браку, равно как потеря или уменьшение юридической самостоятельности после создания семьи. Исходя из определенных обязательств в рамках закона, оба супруга наделялись правом на воспитание детей "в соответствии со своей религией, традициями и культурой", правом на взаимное уважение, на взаимный раздел "обязанностей и ответственности в зависимости от положения, способностей, природных возможностей и долга". Мужу вменялось в обязанность "содержать жену и детей в соответствии со своими средствами". Матери гарантировалось "право на уважение, заботу и помощь" как со стороны семьи, так и со стороны уммы. Престарелым родителям, говорилось далее, их детьми должна оказываться материальная поддержка и помощь (статья 19).

Сопоставление Всеобщей исламской декларации прав человека с документами аналогичного профиля, разрабатывавшимися, скажем, в рамках Совета Европы, выявляло в первом случае наличие и пробелов, и фрагментарности. Напрочь отсутствовала, например, констатация таких политических прав, как право на равный доступ к государственной службе, право на публичные акции.

Провозглашению свободы совести и вероисповедания не сопутствовало последующее признание права на перемену убеждений и веры. Заметим, что по шариату переход из ислама в иную религию

стр. 23


осуждается как вероотступничество" - тяжелейшее для мусульманина преступление.

Тем не менее, некоторые положения Всеобщей исламской декларации явно отходили от традиционных шариатских установлений. Это проявилось в определении правового статуса немусульман и замужней мусульманки в мире ислама. В обоих случаях налицо - отказ от тех норм шариата, которые ставили немусульманскую и женскую часть населения в приниженное положение.

ИСЛАМСКИЕ МЫСЛИТЕЛИ О ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА

На протяжении 80-х - 90-х годов исламская реформаторская разработка прав человека заметно набирала темпы, привлекая к себе внимание даже отдельных богословов -общепризнанных охранителей мусульманского духовного наследия. "Никакое общество не может считаться цивилизованным, - отмечалось в иранском журнале "Эхо ислама", - если такие ценности, как уважение к человеческой жизни, чести и собственности, не рассматриваются в качестве священных и нерушимых". Одновременно подчеркивалось, что все это возможно лишь там, где "законы ислама противостоят законам, созданным людьми"(5).

М. Моттахари, видный иранский богослов, полагал желательным и необходимым найти "исламский ответ" на вопросы: "Верно ли, что принципы индивидуальной свободы, равенства, права на частную собственность и частные владения, свободы вероисповедания, свободы слова и т.д. коренятся в природе человека и в законах самой природы; что их знание - главное условие развития всех человеческих сообществ и человеческих отношений в целом? ...В каких пределах должна осуществляться защита прав индивидуума? Является ли ограничением в такой защите посягательство на права других или же конфликтом индивидуальных прав с интересами общества?"(6).

Ко второй половине 80-х - началу 90-х годов выявились два основных направления в исламской реформаторской разработке прав человека. Первое было представлено, в основном, теми выходцами из стран Востока, которые жили на Западе. Второе развивалось в пределах восточных государств с населением, традиционно приверженным исламу. Между обоими направлениями не существовало непреодолимой стены; по ряду принципиальных положений обнаруживалось если не прямое сходство, то конечная близость позиций. Но в первом случае, как правило, довольно-таки открыто осуждались, отвергались исторически изжившие себя элементы традиционного исламского наследия. Во втором -обновленческий отклик на запросы современности облекался в форму соответствия Корану и сунне - наиглавнейшим источникам мусульманского права.

Заметным явлением в исламской разработке прав человека был выход в свет труда профессора Абдуллахи Ахмеда ан-Наими "На пути к исламской реформации (гражданские свободы, права человека и международное право". Автор -уроженец Судана, покинувший родину, опасаясь политических репрессий. Свою книгу он готовил, будучи преподавателем в Школе правоведения Калифорнийского университета (1985-1987 годы), а затем - Колледжа права Университета Саскачевана в Канаде (1988-1989 годы).

Говоря о наличии "определенных универсальных стандартов прав человека", А.А. ан-Наими подчеркивал, что они являются "обязательными в рамках международного права", и "необходимо приложить все усилия, чтобы провести их в жизнь"(7). Но "главная трудность в установлении всеобщих межкультурных и межрелигиозных стандартов прав человека связана с тем, что каждая традиция имеет собственные внутренние референтные рамки, так как выводит значимость правил и норм из собственных источников... Чтобы обеспечить себе лояльность и подчинение своих приверженцев, культурные и религиозные традиции обычно заявляют о своем превосходстве над другими традициями"(8).

Тем не менее, продолжает автор, существует общее нормативное правило, которое, будучи истолкованным "просвещенным разумом", способно стать основой всеобщих стандартов прав человека. Оно гласит: "каждый должен относиться к другим людям так, как он хотел бы, чтобы другие относились к нему". И это правило "разделяется всеми главными религиозными традициями(9).

Чтобы просвещенная позиция конструктивно влияла на исламский порядок, подчеркивается далее, следует выполнять два условия. Во-первых, элементом исламской культуры должно стать "широкое понимание термина "другая личность". Во-вторых, "другие культурные и религиозные сообщества должны также встать на путь просвещенного понимания"(10).

Главное же - "представителям всех культур необходимо преодолеть связанные с историей обиды и вражду и работать каждый в рамках своей культурной традиции в направлении к общей цели"(11).

То, что шариатом допускались рабство, а также дискриминация женщин и немусульман, Ан- Наими расценивал как явление, имеющее определенное историческое основание, но ныне не подлежащее оправданию. Выход из положения он видел в коренной реформе мусульманского права, в выработке норм, альтернативных тем, которые не соответствуют современности, в том числе - современному подходу к правам человека.

МАНИФЕСТ ИСЛАМСКОЙ МОЛОДЕЖИ

Примером реформаторско-обновленческой позиции, открыто не посягающей на традиционное исламское наследие, можно считать документ, опубликованный в начале 90-х годов в Саудовской Аравии Всемирной Ассамблеей мусульманской молодежи, озаглавленный "Права человека в исламе".

Главная посылка этого документа - обоснование того, что люди равны независимо от национальности, расы, иных различий, поскольку Бог дал каждому человеку человеческое достоинство и честь, вдохнув в него свой собственный Дух. Каждый человек таким образом связан со всеми другими, и все они станут одним братским сообществом в "благородном и приятном служении наиболее милосердному и сострадательному Богу".

Исламское признание единобожия влечет за собой гуманное понимание общечеловеческого единства и братства. Ислам, отмечается далее, заложил некоторые всеобщие, фундаментальные права человека. Они должны соблюдаться и уважаться при любых обстоятельствах, независимо от того, проживает ли данное лицо на территории исламского государства или за его пределами, в условиях мира или войны. Коран ясно заявляет:

"О вы, которые уверовали! Будьте стойки в Вере вашей в Бога, выступайте

стр. 24


во всем свидетелями справедливыми. И пусть ненависть к кому-либо ваша не ведет вас к пристрастию. Будьте привержены справедливости, ибо ближе она к богобоязненности. Страшитесь Всевышнего, ведь ведает он о том, что вершите вы" (5:8).

Подчеркивается, что человеческая кровь священна в любом случае и не может быть пролита без оправдания. И если кто-либо нарушает эту святость человеческой крови, убивая душу без оправдания, Коран приравнивает это к убийству всего человечества.

"...Если убьет кто-либо человека не в отместку за убийство другого человека и не в отместку за нечестие на земле, то приравнивается это к убийству всех людей" (5:32).

Недопустимо, отмечается далее, "угнетать женщин, детей, стариков, больных или раненых. Женская честь и целомудрие должны уважаться при всех обстоятельствах. Голодного надо накормить, голого одеть, раненому или больному предоставить медицинское лечение независимо от того, принадлежат ли они исламскому сообществу или из числа его врагов".

Тезис о "богоданности" прав человека подкрепляется заверением: никто не вправе их аннулировать и отбирать. Каждый мусульманин, в том числе правитель, претендующий быть мусульманином, должны принять, признавать эти права, способствуя их осуществлению. Если они не будут в состоянии это делать, если начнут отвергать эти права, ниспосланные Богом, поправлять и изменять их или фактически нарушать, словес-но декларируя свою приверженность им, то приговор Священного Корана четко и ясно гласит: "...А те, которые не судят согласно тому, что ниспослал Господь, - они-то и есть неверные" (5:44).

Далее следует перечень "прав человека в исламе". На первом месте стоит право на безопасность жизни и собственности. Оно обосновывается ссылкой на два изречения Пророка. Первое - "Ваши жизни и собственность запретны для других, пока Вы не встретите вашего Бога в День Воскресения". Второе касалось зим-ми (людей Писания - христиан и иудеев, а также зороастрийцев): "Тому, кто убивает человека Писания (то есть dhimmi), даже не дано будет обонять аромат Рая".

Затем обосновывается право на защиту чести, исходя из коранических положений:

"О вы, которые уверовали! Пусть не глумятся одни люди над другими".

"Не злословьте друг друга и не обменивайтесь [обидными] прозвищами".

"Не злословьте об отсутствующих" (49:11-12).

Третье место занимает право на святость и безопасность частной жизни, что аргументируется ссылками на Коран:

"Не выслеживайте друг друга" (49:12).

"Не входите в дома чужие без разрешения и без пожелания мира обитателям его" (24:27).

Четвертой следует "безопасность личной свободы": недопустимость тюремного заключения, если вина не доказана в открытом суде;

представление обвиняемому "разумной возможности защищаться".

Пятое место отведено праву "выступать против тирании", поскольку в Коране сказано:

"Бог не любит, когда бранятся во всеуслышание, если только не делает этого тот, кто был обижен несправедливо" (4:148).

Одновременно отмечается, что вся полнота силы и власти принадлежит только Богу, мусульманскому правителю они только доверяются свыше. Каждому, кто облечен таким доверием, надлежит "высоко чтить свой народ", усматривая в

стр. 25


служении ему собственное призвание, возвещал Абу Бакр, ставший после смерти Пророка его преемником-халифом:

"Сотрудничайте со мной, когда я прав, но исправляйте меня, когда я совершаю ошибку; повинуйтесь мне, пока я следую указаниям Аллаха и Его Пророка; но отрешитесь от меня, когда я отклоняюсь".

Шестым идет "свобода слова". Она трактуется как право граждан исламского государства на свободу мысли и мнения при условии, что это должно использоваться для утверждения добродетели и истины, а не для распространения зла и греховности, не для оскорблений под видом критики.

Седьмое место занимает "свобода собраний", что включает в себя право образования партий или организаций.

Восьмой следует "свобода совести и убеждений". Она обосновывается кораническим установлением "Нет принуждения в вере" (2:256).

Девятое место отведено праву на уважение религиозных чувств.

Десятым идет право не подвергаться аресту или тюремному заключению за вину других людей, ибо в Коране сказано:

"И не понесет никто ноши [грехов] другого" (35:18).

На одиннадцатом месте - право на обеспечение основных жизненных потребностей, распространяемое на помощь и поддержку нуждающимся людям:

"Из достояния своего оделяли они долей тех, кто просил и был лишен [достатка]" (51:19).

Двенадцатым следует право граждан на абсолютное и полное равенство перед законом.

Тринадцатое место отведено принципу: "правитель не выше закона". Приведен хадис о том, как Пророк отреагировал на просьбу не наказывать воровку знатного происхождения: "Народы, которые жили прежде Вас, были уничтожены Богом, потому что они наказывали обычного человека за проступки и позволяли сановникам оставаться безнаказанными за их преступления. Я клянусь Тем, Кто держит мою жизнь в Своей руке, что даже если бы Фатима, дочь Мухаммеда, совершила это преступление, я бы отрубил ей руку".

Четырнадцатым следует право участвовать в делах государства. Оно обосновывается ссылкой на Коран: "И выполняют они дела свои по совету взаимному" (42:38). Однако оговаривается, что принцип совещательности ("шура") не означает ничего иного, как то, что глава и члены правительства должны свободно избираться народом.

Перечень "прав человека в исламе" завершает уверение в том, что их реализация способна поднять человека над уровнем связей, основанных на кровнородственных отношениях, над предубеждениями относительно расового превосходства, над различиями, вытекающими из "экономических привилегий отдельных лиц". Тем самым будет обеспечено такое движение вперед, при котором станет возможным достижение идеала общечеловеческого братства.

Итак, проблема прав человека все заметнее сдвигается в центр современной мусульманской мысли. Точнее - того реформаторского направления, которое противостоит воинствующему экстремистскому фундаментализму, изоляционизму, авторитаризму и антидемократизму. Что не менее важно - это направление способно в той или иной мере преломлять в себе универсальные стандарты международного гуманитарного права, эволюционируя в качестве их региональной разновидности.


1 Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. М., 1977. С. 33-34.

2 Всеобщая декларация прав человека // Международное публичное право. Сборник документов. T.I. М., 1996. С. 462.

3 См. подробнее: Жданов Н.В. Исламская концепция миропорядка. Международно-правовые, экономические и гуманитарные аспекты. М., 1991. С. 107-108.

4 Всеобщая декларация... С. 462.

5 Human rights and islamic Legislation // Echo of Islam. Tehran, 1987, vol. 6, N 7, p. 37,39.

6 Muttahari М. The Role of Reason of Ijtihad. - "At-Tauhid". Tehran, 1987, vol. 4, N2,p.51.

7 Ан-Наими Абдуллахи Ахмед. На пути к исламской реформации (гражданские свободы, права человека и международное право) (пер. с англ.). - М.: Музей и обществ, центр им. А. Сахарова, 1999. С. 182.

8 Там же.

9 Там же. С. 182-183.

10 Там же. С. 185.

11 Ан-Наими, указ. соч. С. 186.

Ссылки на текст Корана даются по: Коран. Перевод с арабского и комментарии -Н.О. Османова. 2-е изд. М., Ладомир, 1999.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/ИСЛАМ-сегодня-и-права-человека

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Таджикистан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. БАРКОВСКАЯ, ИСЛАМ сегодня и права человека // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 19.10.2022. URL: https://library.tj/m/articles/view/ИСЛАМ-сегодня-и-права-человека (date of access: 26.11.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. БАРКОВСКАЯ:

Е. БАРКОВСКАЯ → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Таджикистан Онлайн
Душанбе, Tajikistan
83 views rating
19.10.2022 (39 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Слабое зрение? Это излечимо!
Catalog: Медицина 
ГАРАНТИЯ СЧАСТЬЯ
Catalog: Лайфстайл 
Факт и комментарий. СЮЗАНЕ СОБИРАЕТСЯ В ЛОНДОН
Факт и комментарий. ГАЗОВЫЙ РОДНИК КАРАКУМОВ
Нефтегазовый комплекс Туркменистана: перспективы технологического обновления
VIOLENT EARTHQUAKES: HOW PREDICTABLE?
Catalog: Геология 
CURIOUS PRIMATE OR KING OF THE UNIVERSE?
IMPERILED ANCIENT LAKES
Catalog: География 
WHAT ARE THE RESULTS OF RUSSIA'S POLICIES IN DAGHESTAN?

Actual publications:

Latest ARTICLES:

LIBRARY.TJ is a Tajik open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИСЛАМ сегодня и права человека
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2018-2022, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones