Libmonster ID: TJ-377
Author(s) of the publication: Р. СИКОЕВ

СЕЙЧАС НА ЭТОТ ВОПРОС УЖЕ МОЖНО ОТВЕТИТЬ С ВЫСОКОЙ СТЕПЕНЬЮ ВЕРОЯТНОСТИ

В конце 2003 года в Афганистане заканчивается 18-месячный срок властных полномочий переходного правительства X. Карзая. Напомним, что в числе первоочередных задач, определенных его правительству всеафганской Лоя Джиргой ("Великое собрание"), была, в частности, и подготовка проекта новой афганской конституции, поскольку до сих пор страна после падения режима президента Наджибуллы и упразднения Конституции 1987 года живет без Основного закона. В апреле специальная комиссия по подготовке проекта новой конституции Афганистана в составе 30 человек приступила к работе. Проект нового Основного закона должен быть завершен к 30 августа 2003 года и в октябре вынесен на обсуждение так называемой "Конституционной Лоя Джирги".

Главное, что отличает программу этой комиссии, - это, по райней мере, ее заявление о стремлении к широкой гласности и обсуждению проекта самыми широкими слоями афганского общества. В частности, комиссия планирует встречи с представителями различных этносоциальных групп населения: старейшинами племен, улемами, представителями женских и молодежных организаций, творческой интеллигенции и педагогами, бизнесменами, депутатами Лоя Джирги, специалистами-технократами и другими. Предусматриваются также поездки членов комиссии в Иран, Пакистан и ряд других стран для консультаций с представителями афганской диаспоры за рубежом.

ОСТРАЯ БОРЬБА МНЕНИЙ

Проблемы подготовки новой конституции давно и активно обсуждаются в афганской прессе. При этом часть авторов публикаций высказывается за то, чтобы в основу будущего закона были положены принципы Всемирной Декларации прав человека; другая часть предлагает взять за основу королевскую конституцию 1964 года, добавив в нее ряд положений из основных законов таких мусульманских стран, как Иран, Малайзия, Бангладеш и другие 1 .

Нельзя сказать, что после краха режима президента Наджибуллы попытки создания новой конституции не предпринимались. Так, в период нахождения у власти президента Б. Раббани (1992 - 1996 годы) летом 1992 года был подготовлен проект нового Основного закона Исламского Государства Афганистан.

Проект этот вызвал резкую критику, в первую очередь, со стороны хазарейцев- шиитов. Так, журнал "Серадж" ("Светильник"), выражавший мнение шиитско- хазарейской общины, упрекал составителей проекта в том, что они полностью проигнорировали религиозно-политические интересы шиитов, составляющих, по их словам, третью часть афганского общества. Особое неприятие вызвали у них статьи проекта, закреплявшие неравноправное положение последователей двух основных конфессий Афганистана - суннитов, исповедующих ханафитский толк ислама, и шиитов - последователей джафаритского толка.

Действительно, статья 4 проекта Конституции Б. Раббани провозглашала, что официальной религией Афганистана является "ислам ханафитского толка". Более того, статьи 52 и 62 объявляли, что пост президента и председателя правительства могут занимать "...только мусульмане, исповедующие ханафитский толк ислама". Обвинив правительство Б. Раббани в дискриминации религиозно-этнических меньшинств, шиитско-хазарейская община Афганистана выдвинула свой, альтернативный вариант новой конституции, подготовленный при участии тогдашнего лидера партии "Вахдате ислами" Абдул Али Мазари, впоследствии павшего от рук талибов. В его интерпретации документ назывался "Основной закон Федеральной Исламской республики Афганистан".

Напомним, что идея создания федерации всегда импонировала этническим меньшинствам Афганистана. Впервые требование национальных меньшинств о превращении Афганистана в федеральное государство появилось в наиболее концентрированном виде в известном "Салангском протоколе" 1975 года - идейно-политической платформе ряда националистических партий ("Сетам-е мили" - "Национальный гнет", "Шоалейе джавид" - "Вечное пламя" и других). Суть их сводилась к необходимости образования федерации из автономных национальных республик.

Позже, в 1992 году на I съезде Национального исламского движения Афганистана (НИДА), возглавлявшегося генералом Абдуррашидом Дустумом, узбеком по национальности, в качестве одной из основных целей движения провозглашалось создание федеративного государства, основанного на исламе. "Поскольку Афганистан является многонациональным государством, - говорилось в резолюции съезда, - то в целях обеспечения прав населяющих его наро-

стр. 17


дов необходимо установление федеративной системы управления страной" 2 .

В проекте "Вахдате ислами" на первое место выносилась идея равенства двух конфессий. Статья 2 гласила: "Официальной религией Афганистана является священный ислам..." 3 . Согласно статье 119, президентом Афганистана мог стать любой подданный федеральной исламской республики, достигший 30 лет, который, равно как и члены его семьи (жена, отец, мать), был бы уроженцем Афганистана и пользовался всеми "политическими и культурными правами" 4 . Весьма демократичной была статья 56, декларировавшая положение о равенстве всех граждан страны перед законом, независимо от их национальной, расовой, языковой, религиозной, половой принадлежности, а также политических взглядов и социального происхождения. При этом подчеркивалось, что все граждане обладают "...одинаковыми правами и обязанностями, не подвергаются дискриминации, но и не обладают никакими привилегиями и льготами" 5 .

Весьма активно предлагала различные проекты конституции послевоенного Афганистана интеллектуально-политическая элита в эмиграции. Чтобы иметь представление о характере таких проектов, укажем на некоторые положения одного из них, опубликованного в эмигрантском журнале "Азад Афганистан" летом 1999 года. Согласно ему, предлагалось, чтобы Афганистан стал президентской республикой. В проекте, подобно прежним основным законам, ислам объявлялся официальной религией, а законы, не отвечавшие требованиям религии, не могли иметь силу на территории страны. Проект предлагал разделение трех ветвей власти, а также вводил новый орган - наблюдательный совет по исполнению конституции.

Вместе с тем обращало на себя внимание то обстоятельство, что, если административная система и функции всех уровней власти были расписаны достаточно подробно, в части, касающейся прав и свобод человека, проект ограничивался лишь общими декларациями. Например, о правах женщин говорилось, что им предоставляется право на учебу, работу и т. д., но с условием "...соблюдения соответствующих требований ислама" 6 . Афганистан провозглашался единым, неделимым, суверенным, исламским государством, в котором суверенитет принадлежал народу, а также объявлялся неприсоединившейся, нейтральной и демилитаризованной страной, на территории которой не разрешалось иметь иностранные военные базы" 7 .

КАКОЙ ОСНОВНОЙ ЗАКОН СТРАНЫ ХОТЕЛИ ВВЕСТИ ТАЛИБЫ?

Говоря о возможных особенностях будущей афганской конституции, целесообразно обратиться и к программным документам некоторых моджахедских группировок времен гражданской войны. Хотя во многом они носили декларативный и пропагандистский характер, тем не менее, из них все же можно получить представление о том, каким виделся лидерам военно- политических группировок моджахедов будущий Афганистан. Это тем более актуально сегодня, когда многие лидеры моджахедов и их сторонники оказались в органах исполнительной и представительной власти.

Так, в программе Исламского Общества Афганистана (ИОА), которое возглавлял Б. Раббани, "священной целью" объявлялось установление в стране "исламского порядка", который должен был избавить афганский народ от "бедности, угнетения, безработицы и несправедливости". При этом ИОА брало на себя обязательство всячески развивать систему религиозного образования, чтобы донести ислам "до сердец и умов людей". ИОА заявляло также, что выступает против любого вида дискриминации и будет стремиться к тому, чтобы все "расы и племена" стали бы "единым народом" и обладали "равными правами и обязанностями". В области внешней политики ИОА выступало за "добрые отношения с некоторыми мусульманскими странами", за "союз и единство всего исламского мира" 8 .

В программном заявлении Движения Исламской революции Афганистана (ДИРА) (лидер - Мухаммад Наби Мухаммади) указывалось, что Афганистан будет "исламской республикой", а основой его национального хозяйства - "исламская экономика". В документе также говорилось о необходимости вести борьбу с любыми проявлениями дискриминации, об обязательном введении в жизнь общества норм шариата, особенно в отношении женской части населения. ДИРА также заявляло о намерении развивать систему мечетей и медресе с целью воспитания молодежи в духе ислама.

Примечателен один из тезисов документа, определяющий внешнеполитический курс ДИРА. Движение выступало за "...защиту законных интересов и прав исламских меньшинств в неисламских странах".

Приведем несколько положений из программного документа Исламского движения Афганистана (ИДА) - шиитской группировки, возглавлявшейся в годы джихада шейхом Мухаммадом Асефом Мохсени. Особый интерес, на наш взгляд, представляет внешнеполитический раздел программы. Так, в пар. 54 говорилось: "Мы установим дружеские и братские отношения со всеми исламскими странами и мусульманскими народами, и, исходя из исламского интернационализма, окажем любую помощь братьям мусульманам". Следующий пар. 55 гласил, что ИДА приложит усилия, чтобы все мусульманские народы объединились бы в одну великую исламскую силу, называемую в Коране "уммой", а все объединенные исламские республики создали бы "единое исламское правительство", чтобы избавиться, наконец, от угнетения и эксплуатации чужеземцев. Далее в пар.пар. 56 и 57 программы идея мусульманского единства конкретизировалась следующим образом. Для того чтобы оказывать сопротивление эксплуататорам и защитить ислам, необходимо создать армию, которая путем джихада обеспечила бы права обездоленных.

стр. 18


Из программного документа Национального Исламского Союза Афганистана (НИСА) можно отметить раздел под заголовком "Будущее Афганистана", в котором страна виделась НИСА "президентской исламской республикой", основывающейся на принципах справедливости и равенства, в котором правительство "избиралось бы народом и служило бы народу". Президент республики должен был избираться большинством голосов на Лоя Джирге сроком на четыре года.

Придя к власти, талибы, хотя и заявили, что основным законом их Исламского Эмирата будет священный Коран, тем не менее, пытались создать себе положительный имидж в глазах мировой общественности. Так, министерство юстиции талибов летом 1998 года объявило, что текст одной из "прежних конституций" (какой -не уточнялось) был передан группе мусульманских правоведов-факихов для подготовки проекта конституции Исламского Эмирата. При этом власти рекомендовали факихам убрать из прежнего основного закона все "неисламские" положения. В талибской прессе сообщалось, что окончательный вариант текста будет согласован с пакистанскими и саудовскими религиозными авторитетами. Затем появилось сообщение о том, что будто бы текст новой конституции, рассмотренный двумя тысячами улемов, готов и передан на утверждение главе Исламского Эмирата мулле Мухаммаду

Омару. Однако на этом все разговоры о конституции заглохли, и никакого Основного закона обнародовано не было.

Чтобы представить, какой, вероятнее всего, будет афганская конституция, целесообразно обратиться к прошлым Основным законам страны и попытаться на основе анализа их главных положений выявить традиции, сложившиеся в области государственной организации власти и общества. Заметим при этом, что все афганские Основные законы неизменно опирались на национальные особенности, устои религии, традиционные социально-правовые институты и поэтому в них прослеживается преемственность ряда принципиальных положений. Нет оснований полагать, что эти факторы не окажут влияния на нынешнее конституционное устройство страны. Разумеется, его характер будет прямо зависеть от того, какая политическая сила и с какими идеологическими установками победит и придет к власти в Кабуле.

ШЕСТЬ АФГАНСКИХ КОНСТИТУЦИЙ

За более чем 60 лет конституционного развития (1923 - 1987 годы) в Афганистане было принято шесть конституций. В этих конституциях можно выделит следующие основополагающие разделы.

I. "Основы государственного строя". За это время, при сохранении общего унитарного типа государственного устройства, произошла смена монархической формы правления на республиканскую. С приходом к власти талибов в стране появилась теократическая форма правления в виде Исламского Эмирата.

Основы конституционной монархии были заложены в первой Конституции Амануллы-хана 1923 года и получили дальнейшее развитие и закрепление в конституциях Надир-шаха 1931 года и Мухаммада Захир-шаха 1964 года. Республиканская форма правления впервые была провозглашена после антимонархического переворота М. Дауда 1973 года в Конституции 1977 года, а затем подтверждена "Основными принципами ДРА" 1980 года и "Основным законом Республики Афганистан" Наджибуллы 1987 года.

На протяжении всего конституционного периода своей истории Афганистан оставался единым, централизованным государ-

стр. 19


ством. Уже первый Основной Закон 1923 года определял, что "...все районы и части страны, подчиняясь высокому эмирскому приказу и волеизъявлению, составляют одно целое; между отдельными частями страны не проводится различия ни в каком отношении" 9 . Определение Афганистана, как единого и неделимого государства, входило и во все последующие конституции.

Вместе с тем, с того исторического момента, когда при эмире Абдуррахмане (1880 - 1901 годы) было завершено создание единого "многонационального лоскутного государства" 10 , оно всегда таило в себе угрозу расползания "по швам". Сепаратистские тенденции, тлевшие в мирное время, ярко проявлялись в периоды социальных потрясений. Так было в период гражданской войны 1928 - 1929 годов, так случилось в период длительной междоусобицы 1979 - 2002 годов.

История Афганистана насчитывает немало примеров выступлений национальных меньшинств против центральной власти. Основной причиной, побуждавшей этнические меньшинства к отделению и созданию самостоятельных образований, была политическая, социально-экономическая и культурная дискриминация, которую проводила по отношению к ним правящая пуштунская верхушка. И хотя национальная проблема постоянно оставалась для афганского общества острой и болезненной, Основные законы игнорировали ее. Вопросы нации и национальной принадлежности подменялись понятием подданства и политико-географической принадлежности личности к государству. Например, статья 1 королевской Конституции 1964 года гласила: "Афганская нация состоит из всех лиц, которые в соответствии с предписаниями Закона имеют подданство афганского государства. Каждый из указанных выше людей является афганцем" 11 .

Эта же формулировка была воспроизведена и в Основном законе образовавшейся в 1973 году Республики Афганистан. Лишь в Конституции Наджибуллы 1987 года содержалось указание на то, что Афганистан является "многонациональным государством" (статья 13).

Однако ни монархический, ни республиканский режимы оказались не в состоянии решить национальный вопрос на демократической основе. Декларации, содержащиеся в Основных законах 1977 и 1987 годов, об уничтожении всякого рода притеснении и дискриминации", об обеспечении равных прав всем гражданам страны, так и остались всего лишь декларациями... 12

Позже интересы пуштунов и непуштунских меньшинств открыто столкнулись в кровопролитной борьбе за власть между движением "Талибан" и "Северным альянсом". Победа талибов и объявление ими большей части территории Афганистана Исламским Эмиратом не только не решила все эти наболевшие проблемы общества, но даже усилила их.

II. "Прерогативы главы государства". В системе конституционных органов государственного управления Афганистана глава государства всегда являлся не символом, а реальным воплощением высшей власти и обладал самыми широкими полномочиями. Власть конституционного монарха, по существу, мало чем отличалась от власти абсолютного монарха, равно как и президентская власть почти не отличалась от королевской.

Первая республиканская Конституция 1977 года предоставила президенту Мухаммаду Дауду такие же права, какими монархическая Конституция 1964 года наделяла короля. Согласно Основному закону 1977 года (статьи 75 - 87), президент провозглашался верховным главнокомандующим вооруженными силами, наделялся правом объявлять войну и заключать мир, вводить и отменять чрезвычайное положение, проводить общенародные референдумы, созывать Лоя Джиргу, распускать парламент, а также руководить всей внутренней и внешней политикой 13 . Выборы президента в соответствии с конституцией должны были проходить на заседании Лоя Джирги.

Следующая конституция Наджибуллы 1987 года - предоставила президенту, также избираемому Лоя Джиргой, еще больше прав. Помимо полномочий, определенных первой республиканской конституцией, президенту предоставлялось право законодательной инициативы, утверждения и отмены законов, принятых парламентом, а также право объявлять частичную или полную мобилизацию 14 .

Несмотря на отмену после падения режима Наджибуллы его конституции, президентская форма правления сохранялась и в созданном моджахедами Исламском Государстве Афганистан. Президентами этого государства по очереди были С. Моджадади и Б. Раббани.

С учетом сложившейся традиции можно предположить, что в будущей конституции, в случае ее принятия, президентская форма правления сохранится. При этом глава государства может получить даже большие полномочия, чем прежде.

III. "Компетенция парламента". Если глава государства и подчиненная ему исполнительная власть в Афганистане всегда традиционно были сильными, то представительная власть никогда не обладала реальной силой. Даже в период действия Конституции 1964 года, предоставившей парламенту право вынесения вотума недоверия правительству, он по существу так и оставался совещательно-консультативным органом.

Возникновение первого представительного органа - Государственного совета, состоявшего частью из выборных, частью из назначаемых членов, было закреплено в "Основном законе высокого государства Афганистан" 1923 года. В компетенцию этого органа входило "...производство различных государственных реформ путем составления различного рода законопроектов, разъяснений, дополнений и изменений статей действующих законов" (статья 64) 15 .

В Конституции 1931 года впервые в истории Афганистана был юридически оформлен двухпалатный парламент, включавший Национальный совет, формируемый выборным путем (при возрастном цензе избирателей, начиная с 20 лет), и Сенат, члены которого назначались королем. Национальный совет обладал правом утверждения законодательных актов и постановлений, решения финансовых и налоговых вопросов, утверждения государственного бюджета, одобрения правительственных займов и проектов дорожного строительства (статьи 40 - 56) 16 . Конституция 1931 года, согласно статьи 44, впервые наделяла парламент правом законодательной инициативы и, согласно статей 60 - 61, вводила положение об ответственности министров перед Национальным советом, хотя и не давала этому органу права вынесения вотума недоверия правительству 17 .

Конституция 1964 года вновь воспроизводила двухпалатную систему парламента, который состоял из избираемой населением Народной Джирги и Джирги Старейшин, члены которой назначались королем. В дополнение к полномочиям, предоставленным парла-

стр. 20


менту Основным законом 1931 года, в том числе и право законодательной инициативы, конституция наделяла Народную Джиргу правом принятия решений о направлении частей афганской армии за рубежи станы, об эмиссии денег и получении займов 18 .

Статья 65 конституции предусматривала ответственность правительства перед Народной Джиргой и давала возможность депутатам делать запросы и задавать вопросы министрам, а статья 96 определяла совместную и персональную ответственность членов кабинета министров перед парламентом за проводимую политику 19 . Впервые парламенту было предоставлено право выносить вотум недоверия правительству (статья 92) 20 .

Первая республиканская конституция 1977 года внесла изменения в существовавшую парламентскую систему, законодательно закрепив однопалатный парламент - Национальное Собрание (при этом возрастной ценз был снижен с 20 до 18 лет). Полномочия Национального Собрания были ограничены правом принятия решений по государственному бюджету, ратификацией государственных договоров, направлением воинских контингентов за пределы страны и утверждением законопроектов, вносимых кабинетом министров. Из компетенции парламента было изъято право вынесения вотума недоверия правительству и законодательной инициативы 21 .

Последняя республиканская Конституция 1987 года вновь вернулась к двухпалатной системе парламента; палатами стали выборный Народный Совет и на две трети выборный Сенат (одна треть депутатов назначалась президентом республики). Согласно этой конституции, парламент являлся высшим законодательным органом государства, обладающим правом утверждать, изменять и отменять законы, утверждать государственный бюджет и планы социально-экономического развития страны, создавать различные органы управления. Были также восстановлены право парламента выносить вотум недоверия правительству и право законодательной инициативы. За нижней палатой была закреплена главенствующая роль при принятии бюджета и государственных планов социально-экономического развития страны 22 .

Все сказанное дает основание полагать, что парламентский институт в том или ином виде, как и сам принцип выборности, может сохраниться в новой конституции Афганистана. При этом вопрос о верховенстве представительной или исполнительной власти, судя по прежним конституционным традициям, скорей всего будет решаться в пользу исполнительной власти.

IV. "Лоя Джирга", один из специфических афганских (пуштунских) племенных институтов представительной власти, как надпарламентский орган впервые получил юридическое оформление в Основном законе 1964 года. Согласно статей 74 - 84, в функции этого органа включалось принятие решений по таким вопросам, как избрание короля и утверждение его отречения, внесение поправок в конституцию, продление объявленного королем чрезвычайного положения 23 .

Значение и роль Лоя Джирги повысились в Конституции 1977 года, где этот орган (статья 65) характеризовался как "наивысшее проявление силы и воли народа". Только за ним одним признавались полномочия пересматривать конституцию, выбирать президента и принимать его отставку, объявлять войну и перемирие, а также принимать решения по любому важному вопросу, затрагивающему высшие национальные интересы 24 . Все эти полномочия были полностью подтверждены и в последней республиканской Конституции 1987 года.

Оценивая возможность использования института Лоя Джирги в будущем государственном устройстве Афганистана, нельзя не учитывать, что все афганские конституции, начиная с Основного Закона 1923 года, принимались на Лоя Джирге. На ней же решались все важнейшие вопросы общенационального масштаба и избирались главы государства. Только бывший президент Б. Раббани был избран на "Шура-йе ахл-е хал в акд" ("Совет компетентных представителей") - исламском аналоге Лоя Джирги 25 .

То, что правительство Х. Карзая было утверждено на последней, состоявшейся в июне 2002 года, Лоя Джирге, а из ее депутатов был сформирован некий временный парламент, с высокой степенью вероятности позволяет предположить, что институт Лоя Джирги займет свое высокое правовое положение и в новой конституции Афганистана.

V. "Судопроизводство". В афганских конституциях постепенно получили развитие основные демократические принципы организации судебного дела: независимость судов, назначаемость судей и их ответственность перед верховной властью, гласность разбирательства дел, равенство всех граждан перед законом и судом, принцип презумпции невиновности и другие. Вместе с тем ни в одном из разделов афганских конституций так заметно не прослеживалось столкновение интересов светского государства и мусульманского духовенства, как в положениях о судах.

Первый Основной закон 1923 года устанавливал гласный характер ведения дел в судах, принцип

стр. 21


невмешательства в судебное разбирательство и приоритет шариата в судопроизводстве. Статья 21 гласила: "Судебные дела разрешаются в судах по шариату и в соответствии с правилами гражданского и уголовного судопроизводства" 26 .

Конституция 1931 года, подтверждая эти принципы невмешательства государства в судопроизводство, еще отчетливее формулировала признание шариатского суда единственной формой судебной практики при абсолютном приоритете норм суннитского ислама ханафитского толка. Статья 88 гласила: "В шариатских судах споры разрешаются в соответствии с всеочищающим ханафитским учением" 27 .

Напомним, что именно в этот период духовенству был передан контроль над министром юстиции, созданы Совет Улемов ("Джами-ат-е улама-йе али") - высший авторитет в вопросах религии и Управление исламской полиции нравов ("Эхтесаб").

Но уже в Конституции 1964 года (статьи 97 - 107) был зафиксирован принцип отделения судебной власти от представительной и исполнительной властей и ограничены рамки влияния духовенства на судебную сферу. Так, статья 102 подчеркивала, что при рассмотрении дела суды руководствуются предписаниями конституции и законов государства. И только в случаях, "если в конституции и законах государства нет соответствующих положении для разбирательства какого-либо дела, тогда суды выносят решения в соответствии с всеобщими принципами ханифитской юриспруденции" 28 . (Именно против этого положения и выступали шииты, требовавшие судить их согласно джафаритскому толку.) Эта формулировка почти без изменений была принята в республиканских конституциях 1977 и 1987 годов, что на практике означало известное ограничение монопольной власти духовенства в сфере осуществления правосудия.

Добавим, что в программных установках многих группировок моджахедов было отражено стремление к восстановлению абсолютного господства духовенства в судебной области, к ликвидации созданных в Афганистане светских (военных, чиновничьих, торговых) судов. В соответствии с выдвигаемыми ими концепциями создания исламского государства, они выступали за полное внедрение норм шариата в судебную практику. Например, в уже упоминавшейся программе ИПА в разделе, касающемся судопроизводства, говорилось, что "...общественные вопросы будут решаться в соответствии с ханифитской юриспруденцией", а "...шариатскому суду будут даны достаточные полномочия, будет обеспечена полная независимость судебных органов", причем "закрытые и военные суды" будут упразднены 29 .

Есть свидетельства того, что и в период нахождения у власти переходного правительства Х. Карзая духовенство оказывает существенное влияние на его политику. В частности, было объявлено о возобновлении деятельности исламской полиции нравов - "Эхтесаб", которая будет пресекать различные отступления от норм шариата. Дело дошло до того, что международные правозащитные организации обвинили Верховного судью Афганистана Ф. Х. Шинвари в том, что он препятствует осуществлению прав человека, особенно женщин.

VI. "Права и обязанности граждан". Хотя правовое положение личности, объем личных прав и свобод по-разному трактовались в монархических и республиканских конституциях, вместе с тем они имели много общего, так как опирались на одни и те же образцы. Первая афганская Конституция 1923 года впервые сформулировала основные права и свободы личности в главе "Публичные права подданных Афганистана". Предусматривались, в частности, равенство всех подданных перед государством, гарантии личной свободы, свобода обучения и преподавания, свобода печати и предпринимательства, неприкосновенность жилища, собственности на имущество и земельные угодья, отмена рабства и запрещение пыток и телесных наказаний, отмена принудительного труда (статьи 8 - 24) 30 .

Конституция 1931 года полностью повторяла эти положения. Вместе с тем, в ней законодательно закреплялась регламентирующая роль ислама в жизни общества и индивида. Так, статья 10 обязывала всех афганских подданных "...строго соблюдать веления религии и вероисповедания" 31 . "Преподавание исламских наук" объявлялось свободным, а воспитание и преподавание в школах не должно было противоречить "воззрениям и заповедям ислама" (статья 22) 32 . Свобода печати ставилась в зависимость от того, насколько печатные издания отвечали нормам ислама.

Конституция 1964 года значительно расширила объем прав и свобод, введя целый ряд новых положений. К ним теперь относились: право на бесплатное начальное образование и труд, свобода мысли и слова, мирных собраний, свобода передвижения, отмена предварительной цензуры, отказ от экстрадиции и признание презумпции невиновности личности. Особое значение имела статья 32, предоставлявшая подданным страны право создавать политические партии, правда, на определенных условиях 33 . Конституция во многом урезала права духовенства, поставив всю сферу образования и

стр. 22


просвещения под контроль государства и убрав из Основного закона положение об обязательном "соблюдении религиозных норм и обрядов".

Республиканская Конституция 1977 года, сохранив все положения королевского Основного закона, частично расширила круг прав и свобод граждан. Например, как уже упоминалось, с 20 до 18 лет снижался возрастной ценз избирателей, декларировалось равенство "мужчин и женщин без всякой дискриминации" перед законом. Статьи 9 и 10 гарантировали не только права на труд и бесплатное начальное, но также и на бесплатное среднее и высшее образование. Вместе с тем, Основной закон 1977 года ограничил права граждан на создание политических партий, законодательно закрепив однопартийную систему с президентской партией (статья 40) 34 .

Конституция 1987 года, повторив положение об основных правах и свободах, зафиксированных в прежних конституциях, добавила к ним гарантию права не только на труд, но и на зарплату, отдых и социальное обеспечение, на проведение мирных митингов и демонстраций. Она также предоставляла гражданам право на создание политических партий, "...программы которых не противоречили бы Основному закону и законам страны" 35 .

Изучение национальных традиций, отразившихся в прежних афганских конституциях, а также в программных установках некоторых военно- политических группировок моджахедов позволяет высказать следующие предварительные предположения относительно характера послевоенного государственного устройства и формы политической власти Афганистана, которые могут быть отражены в новой конституции.

Новая конституция, в первую очередь, будет отражать результаты компромисса между главными политическими силами, обладающими реальной властью, военной мощью и пользующимися иностранной поддержкой. Этот компромисс должен будет учитывать политико-экономические, этнические и религиозные интересы различных социальных слоев афганского общества, представляемых указанными силами.

1) Наиболее вероятным на данном этапе представляется сохранение унитарной формы государственного устройства, и маловероятным - переход к федеративной форме. Вместе с тем нельзя исключать, что в проекте будущей конституции в рамках унитарного государства будут сделаны определенные уступки этнорелигиозным меньшинствам. Например, в части пересмотра административно-территориального деления страны с учетом компактного расселения национальностей и племен. Не исключено предоставление этническим меньшинствам административной автономии, а также права равного представительства в центральных органах представительной и исполнительной власти.

2) Наиболее реальной видится такая форма государственного правления, как президентская республика, и нереальными - монархия, теократическое государство, как, впрочем, и парламентская республика.

3) Главой государства станет, скорее всего, президент, который будет выборным и сменяемым. Традиционно он будет наделен очень широкими полномочиями и обладать реальной сильной властью.

4) Представительным органом, очевидно, останется парламент в той или иной форме. Хотя прежние афганские конституции выявляют тенденцию к ограничению компетенции парламента совещательно-консультативными функциями, будущий парламент, опирающийся на военно-политические группировки, все еще сохраняющие власть на местах, возможно, получит достаточный контроль над исполнительной властью, вплоть до права вынесения вотума недоверия правительству. Скорее всего, этот будущий парламент будет однопалатным и многопартийным.

5) Значение, которое традиционно придавалось Лоя Джирге как наиболее легитимному общенациональному органу, на котором принимались прежние афганские конституции, отныне возрастает. Это дает основание полагать, что институт Лоя Джирги не только будет закреплен в Основном законе, но может получить новые дополнительные функции при формировании будущей системы высших институтов власти.

6) Учитывая сохраняющееся влияние духовенства на афганское общество, возрождение фундаменталистских настроений, можно предположить, что шариатский суд может быть сохранен в качестве одной из форм судопроизводства, наряду со светскими.

7) Закрепление в новой конституции основных прав, свобод и обязанностей граждан, видимо, станет результатом политической борьбы между сторонниками демократических требований, с одной стороны, и консервативными силами, выступающими за сохранение в сфере личной и общественной жизни норм шариата, с другой.


1 Журнал "Кабул", 7.11.2002.

2 Документы НИДА А. Р. Дустума в приложении брошюры: Хашимбеков X. "Узбеки Северного Афганистана". М., 1994.

3 "Сирадж", N 9 - 10, 1997, с. 63.

4 Там же, с. 63.

5 Там же, с. 63.

6 "Азад Афганистан", N 2 июль-сентябрь 1997, с. 115

7 Там же с. 113.

8 Программные документы ("марам-нама") военно-политических группировок ИОА, ИДА, ДИРА, ИПА, НИСА издавались в период войны в виде буклетов на языках дари и пушту и, как правило, не содержали указание на место и дату издания.

9 Дурденевский В. Н., Лундшувейт Е. Ф. "Конституции Востока". Л., 1926, с. 73.

10 Рейснер И. М. Независимый Афганистан. М., 1929, с. 74.

11 "Конституция Афганистана". Кабул, 1964, с. 3 (на русском языке).

12 "Хакикати энкилаби Саур" ("Правда апрельской революции"), 1.12.1987.

13 "Джомхуриат" ("Республика"), 28.02. - 1.03.1977.

14 "Хакикати энкилаби Саур", 1.12.1987.

15 Дурденевский В. Н., Лундшувейт Е. Ф., с. 78.

16 Конституции государств Ближнего и Среднего Востока. М., 1956, с. 17 - 23.

17 Там же, с. 22.

18 "Конституция Афганистана", с. 39.

19 Там же, с. 56.

20 Там же, с. 54.

21 "Джомхуриат", 28.02. - 1.03.1977.

22 "Хакикати энкилаби Саур", 1.12.1987.

23 "Конституция Афганистана", с. 47 - 48.

24 "Джомхуриат", 28.02. - 1.03.1977.

25 От ар. "ахл аль-хал ва-л-акд" - (букв, люди, умеющие решать проблемы и заключать договоры), в данном контексте - "коллегия выборщиков".

26 Дурденевский В. Н., Лундшувейт Е. Ф., с. 74.

27 Конституции государств Ближнего и Среднего Востока, с. 26.

28 "Конституция Афганистана", с. 61.

29 Спальников В. Н. "Афганистан: исламская контрреволюция", с. 196.

30 Дурденевский В. Н., Лундшувейт Е. Ф., с. 73 - 74.

31 Конституции государств Ближнего и Среднего Востока, с. 15.

32 Там же, с. 16.

33 "Конституция Афганистана", с. 24.

34 "Джомхуриат", 28.02. - 1.03.1977.

35 "Хакикати энкилаби Саур", 1.12.1987.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/КАКОЙ-БУДЕТ-КОНСТИТУЦИЯ-НОВОГО-АФГАНИСТАНА

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Р. СИКОЕВ, КАКОЙ БУДЕТ КОНСТИТУЦИЯ НОВОГО АФГАНИСТАНА? // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 29.04.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/КАКОЙ-БУДЕТ-КОНСТИТУЦИЯ-НОВОГО-АФГАНИСТАНА (date of access: 18.05.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Р. СИКОЕВ:

Р. СИКОЕВ → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
305 views rating
29.04.2023 (386 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КИТАЙЦЫ В КАНАДЕ: ОТ ПЛОТНИКОВ ДО ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА
25 days ago · From Галимжон Цахоев
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
44 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
46 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
56 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
56 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
73 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
83 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
85 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
103 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
107 days ago · From Точикистон Онлайн

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

КАКОЙ БУДЕТ КОНСТИТУЦИЯ НОВОГО АФГАНИСТАНА?
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android