Libmonster ID: TJ-479

С. ИВАНОВ, Советник Департамента международной безопасности Совета Безопасности РФ

ЧТО МЕШАЕТ ОКОНЧАТЕЛЬНОМУ СТАНОВЛЕНИЮ КУРДСКОГО АВТОНОМНОГО РАЙОНА В ИРАКЕ

Иракские курды вот уже более 60 лет ведут упорную борьбу за свои национальные права - за создание в пределах арабского государства собственного автономного образования. Вторжение в страну сил американо-британской коалиции весной 2003 г. вселило в иракских курдов надежду, что этот вопрос будет, наконец, решен. Поэтому они не только одобрили наступательную акцию США и их союзников, но оказали коалиционным силам действенную поддержку. Однако все надежды оказались тщетными. Хотя против создания автономного Иракского Курдистана вроде бы никто не возражает, курды, судя по всему, могут получить гораздо меньше прав и самостоятельности, чем ожидают.

При этом они уже второй раз "наступают на одни и те же грабли". Потому что впервые в своей истории добиться законодательного оформления Курдского автономного района (КАР) на севере Ирака им удалось еще в 1974 г. Но, как впоследствии оказалось, это была лишь декларативная автономия - центральные власти в Багдаде сохраняли полный контроль над ситуацией в Иракском Курдистане. Борьба за осуществление своих автономных прав в последующие годы обернулась для курдов Ирака величайшей трагедией, сопровождавшейся социально-экономическим кризисом, массовыми репрессиями и большими человеческими жертвами. Преступные действия С. Хусейна и его приближенных на рубеже 80-х - 90-х гг., унесшие жизни тысяч курдов, дискредитировали саму идею автономии в условиях диктаторского баасистского режима. Стало очевидным, что необходимо вырабатывать иную формулу воплощения курдского национального суверенитета.

Период 90-х гг. XX в. - начала XXI в. стал одним из важнейших этапов в становлении и законодательном оформлении подлинной курдской автономии на севере Ирака.

БАГДАД И КУРДЫ В НАЧАЛЕ 90-Х

К началу вторжения иракской армии в Кувейт в январе 1991 г. режим Саддама Хусейна практически ввел военное положение на большей части Иракского Курдистана и с помощью военной силы жестоко подавлял любые антиправительственные выступления. При этом центральными властями была предпринята попытка изменить демографическую ситуацию в этом районе, изолировав его так называемым "арабским поясом" от возможных источников снабжения со стороны курдского населения Ирана, Турции и Сирии. Тысячи курдских семей в приграничных районах севера Ирака подвергались насильственному выселению, а на их место прибывали арабские переселенцы.

Ирако-кувейтская война, начавшаяся в январе 1991 г., побудила одного из лидеров иракских курдов Дж. Талабани заявить: "...Курды верят, что эта война положит конец диктатуре Саддама Хусейна"1.

В марте 1991 г., воспользовавшись дезорганизацией государственного и военного управления страной, а также отвлечением наиболее боеспособных сил иракской армии на подавление восстания арабов-шиитов на юге страны, курдам удалось установить контроль практически над всей территорией их компактного проживания на севере Ирака, включая города Мосул, Эрбиль и Сулеймания. Некоторое время они контролировали и стратегически важный город Киркук2.

В этой ситуации С. Хусейн, приняв предъявленные ему Советом Безопасности ООН условия прекращения огня и урегулирования последствий агрессии против Кувейта, постепенно восстановил контроль над ситуацией в стране. Сначала он жестоко расправился с арабами-шиитами в южных районах, а затем провел серию карательных операций против северян-курдов. Иракская авиация бомбила курдские селения, скопления беженцев на дорогах. В ходе подавления восстания было много убитых и раненых среди повстанцев и мирного населения, сотни тысяч покинули свои дома, многие бежали с семьями в труднодоступные горные районы Ирака, в соседние Иран и Турцию.

Долгое время Вашингтон ничего не предпринимал для предотвращения карательных военных операций Багдада на юге и севере Ирака. Без ответа оставались и обращения курдских лидеров М. Барзани и Дж. Талабани за помощью к президенту Дж. Бушу. Дж. Талабани даже посетил Вашингтон, где заявил, что "...если в Ираке будет демократический режим, то курды будут счастливы оставаться иракцами"3.

Тем временем экономика и инфраструктура северных районов Ирака разрушались, иракские курды продолжали нести большие потери, подвергались преследованиям и репрессиям саддамовского режима и, в результате, оказались на грани гуманитарной катастрофы.

Только тогда Вашингтон инициировал обсуждение вопроса о положении иракских курдов на заседании СБ ООН, который 5 апреля 1991 г. принял резолюцию N 688, установившую так называемую "зону безопасности" севернее 36-й параллели. Из этой зоны были полностью выведены иракские правительственные войска, над ней были запрещены полеты иракской авиации, свернута работа представителей центральных органов власти, полиции и спецслужб. "Это было похоже на создание де-факто курдского мини-государства, - писал амери-

стр. 22

канский ученый Р. Олсон. - Создание такой зоны, защищаемой Объединенными Нациями, преимущественно силами Европы и Америки, стало первым в истории случаем, когда международные силы развернулись, чтобы защитить курдов"4.

В КАР была направлена гуманитарная помощь, что спасло население от острой нехватки продовольствия и медикаментов, возникшей вследствие двойной блокады (наложенной на всю страну международными санкциями и избирательно на курдов - багдадским режимом).

Наступивший в Иракском Курдистане мир создал условия для практического осуществления лозунга "Курдистану - подлинную автономию". Первой задачей в этом направлении стало формирование новых властных структур. 19 мая 1992 г. прошли первые выборы в Национальный совет (парламент) Иракского Курдистана, места в котором на паритетных началах поделили между собой две главные политические организации иракских курдов: Демократическая партия Курдистана (ДПК), возглавляемая М. Барзани, и Патриотический союз Курдистана (ПСК), руководимый Дж. Талабани. В июле 1992 г. было сформировано коалиционное правительство КАР. Таким образом, впервые в истории судьба иракских курдов оказалась в их собственных руках.

4 октября 1992 г. курдский парламент принял закон, согласно которому курдская проблема должна быть решена на основе принципа федеративного устройства иракского государства5. Это был качественно новый подход курдского руководства к сложнейшей внутриполитической проблеме страны - своего рода идеал, в продвижении к которому политические силы курдов видели свою главную задачу.

Весной 1993 г. произошло обесценение иракского динара, что нанесло сокрушительный удар по экономике Иракского Курдистана. С. Хусейн пытался использовать это в своих интересах: оказать давление на ООН и в первую очередь на трех постоянных членов Совета Безопасности - США, Великобританию и Францию, - чтобы добиться отмены или смягчения экономических санкций против Ирака. Однако в западных политических кругах превалировало мнение о том, что смена правящего в этой стране режима гораздо важнее, чем поддержание стабильного курса иракской валюты и оживление экономики. В июне 1993 г. М. Барзани заявлял: "Ситуация заставляет курдов либо стать беженцами в Иране или Турции, либо встать в ряды тех, кто стремится к свержению режима С. Хусейна"6.

В мае-июне 1993 г. М. Барзани посетил ряд зарубежных стран - США, Францию, Австрию, Турцию, Саудовскую Аравию и др. - с тем, чтобы привлечь их внимание к курдской проблеме. Вернувшись в Ирак, он заявил, что теперь мировое сообщество окажет более эффективную поддержку курдам, которые провозгласили курс на создание федеративного демократического государства7.

ДПК и ПСК создали на подконтрольных им территориях свои автономные администрации с органами управления и военными формированиями. В июне 1993 г. было сформировано правительство, которое приступило к восстановлению инфраструктуры, экономики и налаживанию нормальной жизни населения КАР. Однако эффективность этих мероприятий была сведена на нет нараставшими противоречиями и соперничеством между лидерами ДПК и ПСК.

Начиная с 1994 г. разногласия между М. Барзани и Дж. Талабани приобрели открытый характер и привели к вооруженным столкновениям их сторонников. В этот период к личным амбициям курдских лидеров добавились проблемы справедливого раздела доходов от экспорта нефти, торговли, таможенных платежей, другой хозяйственной деятельности.

ПРОТИВОБОРСТВО КУРДСКИХ ГРУППИРОВОК

В Курдском автономном районе с 1994 и до 2002 г. функционировали практически две самостоятельные администрации: в провинциях Эрбиль и Дохук - подконтрольная ДПК, а в провинции Сулеймания - подконтрольная ПСК. Обе курдские ведущие политические партии имели свои вооруженные формирования (отряды пешмерга и ополчение племен) общей численностью до 75 тыс. человек (ДПК - около 40 тыс., ПСК - около 35 тыс.)8.

ДПК М. Барзани контролировала труднодоступные горные районы, в которых проживало свыше 600 тыс. человек. Социальная база этой организации была довольно узкой, ее основной интегрирующей силой выступал род Барзани, которому подчинялись ряд курдских племен. ДПК также имел сторонников среди курдской городской интеллигенции. В 90-е гг. прошлого века М. Барзани, реально оценивая ситуацию в стране и регионе, ставил лишь скромную задачу обретения иракскими курдами расширенной автономии в рамках нового иракского демократического федеративного государства, которое предполагалось создать после свержения режима С. Хусейна.

ПСК контролировал примерно в два раза большую территорию Иракского Курдистана, чем ДПК, - в основном, равнинные районы, где проживало около 1,5 млн. человек. В отличие от ДПК, социальную базу ПСК составляли не клановые или племенные структуры, а рабочие, ремесленники, интеллигенты и технократы. Следует заметить, однако, что роль и влияние ДПК и ПСК во многом определялись лишь авторитетом их лидеров среди курдского населения.

Возникший в мае 1994 г. вооруженный конфликт между ДПК и ПСК представлял собой серьезную опасность для дальнейшей судьбы курдов, поскольку багдадский режим и соседние государства, заинтересованные в провале автономистского движения, всячески подогревали сохранявшиеся к тому времени разногласия среди иракских курдов.

В июне 1994 г. Барзани и Талабани встретились для поиска выхода из создавшегося положения. Однако эта встреча не привела к миру, и столкновения между боевиками ДПК и ПСК продолжались.

16 - 22 июля 1994 г. представители двух курдских противоборствующих сторон встретились в Париже при посредничестве правительства Франции и Курдского института, возглавляемого Кендалом Незаном, турецким курдом, находившимся во Франции в изгнании. Присутствовали также наблюдатели из посольств США и Великобритании. На встрече была предпринята очередная попытка преодоления внутрикурдского конфликта. В рекомендациях содержалось предложение региональному правительству Курдистана разработать конституцию КАР, а затем подписать ее лидера-

стр. 23

ми ДПК и ПСК в Париже в присутствии президента Франции Ф. Миттерана9.

Однако завершить эту встречу принятием какого-либо документа не удалось, в частности, ввиду особой позиции Анкары, которая не скрывала своих опасений по поводу возможного усиления сепаратистских настроений среди турецких курдов в свете событий в Иракском Курдистане.

Процесс последовательного расширения рамок автономии КАР и повышения его статуса, с одной стороны, стимулировал курдов в соседних странах в их борьбе за свои национальные права. С другой - вызывал резкое неприятие и негативную реакцию правящих кругов Турции, Ирана и Сирии, где уже длительное время проводилась политика ассимиляции курдского населения и игнорирования их законных прав и свобод. Особое раздражение в столицах этих трех стран вызывали формирование органов исполнительной и законодательной власти и силовых структур КАР, а также принятый парламентом автономии в октябре 1992 г. закон о федеративном принципе решения курдской проблемы в Ираке. В Анкаре, Тегеране и Дамаске увидели в этом потенциальную угрозу собственному территориальному устройству. Наиболее агрессивно в адрес лидеров иракских курдов высказывались турецкие политики и военные10. Раздавались угрозы экономической блокады КАР, проведения войсковых операций против боевиков турецких курдов с углублением на территорию северного Ирака, нанесения ракетно-бомбовых ударов по лагерям турецких курдов - членов Рабочей партии Курдистана (РПК), нашедших себе убежище в приграничных районах Ирака. Турция прибегает к агрессии даже против находящихся там беженцев из числа турецких курдов. Что вызывает недоумение у мировой общественности, так как беженцы не раз заявляли о своей готовности сдать оружие и вернуться в свои дома при условии амнистии и гарантии того, что в Турции состоится политический процесс на демократической и миролюбивой основе11.

Как известно, турецкое правительство в отношении собственных курдов продолжает по-прежнему искать только военное решение и исключает саму возможность демократического диалога. Для Турции каждый курд, выступающий в защиту своей национальной легитимности и культурных прав, является потенциальным террористом и сепаратистом. Она полностью игнорирует позитивный опыт соседнего Ирака, где худо-бедно налажен переговорный процесс курдских лидеров с центральным правительством страны. Турецкие официальные лица выступают с нападками на иракских курдов. Так, на международной конференции "Будущее Ирака", состоявшейся в июле 2005 г. в Брюсселе, министр иностранных дел Турции Абдулла Гюль утверждал: "Последние четверть века дестабилизация... инициируется из Северного Ирака, находящемся в стадии переходного периода"12.

В качестве противодействия курдам в иракской автономии Турция создала "Фронт иракских туркмен" во главе с С. Эргечем, который формирует боевые отряды для защиты от курдов нефтеносного района Киркук13. Эта недружелюбная по отношению к иракским курдам политика резко контрастирует с попытками последних "подать руку дружбы" турецким лидерам. Так, курд Дж. А. Талабани, уже в должности президента Республики Ирак, заявил: "Никто не должен разрешить использование иракской территории в качестве базы против Турции. Мы... хотим поддерживать связи с Турцией на высшем уровне"14.

Нельзя не отметить, что турецкие курды внимательно присматриваются к процессам, происходящим в Иракском Курдистане. Вместе с тем, они не исключают и то, что положение курдов в Ираке недостаточно прочное и что многое может измениться после ухода американцев из страны.

Отчасти такие опасения подтверждает развернувшаяся недавно дискуссия между курдскими и американскими учеными о том, целесообразно ли вообще создание на данном этапе независимого курдского государства и каковы будут возможные последствия такого развития событий для Турции и других стран региона. Так, например, курдский эксперт Мехрдад Изади выдвинул и отстаивал точку зрения, суть которой состояла в том, что появление курдского государства будет способствовать геополитическим и национальным интересам Турции, Ирана и Сирии. В одной из своих работ он утверждал, что Анкара окажется в выигрыше в случае создания независимого Курдистана и расширения его границ за счет части турецкой территории. По мнению Изади, Турция сможет динамичнее развиваться экономически, избавившись от наиболее консервативной и слабо образованной части своего общества (т.е. турецких курдов. - С. И.), и это облегчит ей вступление в Европейский Союз. Он также связывал этот вопрос с решением проблемы водных ресурсов на юге Турции15.

Американский исследователь Р. Олсон, в свою очередь, опровергал аргументацию М. Изади. По его мнению, "...объединенное курдское государство или даже объединенное курдское национальное движение, которое станет контролировать юго-восточные и восточные районы Турции, будет препятствовать и, вероятно, закроет прямой доступ Турции к Азербайджану и, возможно, к Кавказу и тюркским республикам Средней Азии", и в целом "существенно ослабит ее геостратегическое присутствие в регионе"16.

Таким образом, и М. Изади, и Р. Олсон в принципе не исключали возможности изменения существующих границ стран региона.

В январе 1995 г. последовали новые кровопролитные столкновения между боевиками ДПК и ПСК. Президент США Б. Клинтон обратился к двум курдским лидерам с призывом прекратить междоусобицу. Белый дом заявил, что поддерживает мирные предложения М. Барзани и Дж. Талабани по демилитаризации столицы КАР г. Эрбиля, прекращению огня, образованию единой временной администрации из технократов и уважаемых в народе граждан для подготовки и проведения через 6 - 12 месяцев демократических выборов. Однако вооруженные столкновения между ведущими курдскими группировками продолжались.

В сентябре 1995 г. в Дублине (Ирландия) под американским патронажем прошел очередной раунд переговоров между представителями ДПК и ПСК. Но компромисса не удалось достичь и на этот раз из-за сохранявшихся разногласий по вопросу о демилитаризации Эрбиля и таможенным сборам. Тогда же Тала-бани потребовал от турецких вла-

стр. 24

стей прекратить поставки оружия боевикам ДПК.

В марте 1996 г. Барзани, который установил к тому времени неплохие отношения с Анкарой, приветствовал заявление нового премьер-министра Турции М. Ильмаза о его стремлении разрешить курдскую проблему в Турции политическими средствами.

На фоне временного альянса М. Барзани с Турцией лидер ПСК Дж. Талабани сблизился с Ираном, вследствие чего в КАР заметно усилились позиции проиранского Высшего совета исламской революции Ирака (ВСИРИ). В сентябре 1995 г. между ВСИРИ и ПСК было заключено соглашение о координации действий в борьбе с режимом С. Хусейна. Одновременно отмечалось сближение ПСК с курдскими исламистами, в частности, с Движением исламского единства Иракского Курдистана, два представителя которого были назначены министрами в Сулеймании. Летом 1996 г. Иран при поддержке ПСК провел войсковую операцию на севере Ирака против укрывшихся там оппозиционно настроенных Тегерану иранских курдов. По окончании операции иранцы оставили ПСК свое военное снаряжение17.

Добившись от ООН объявления Иракского Курдистана "зоной безопасности", США в то же время не взяли на себя каких-либо дополнительных обязательств об ответственности за безопасность в регионе и уклонялись от активных действий по защите мирного населения, которое продолжало страдать от вооруженных столкновений между сторонниками ПСК и ДПК и отдельных карательных операций войск С. Хусейна. США же ограничивались лишь угрозами нанести точечные удары по военным объектам на юге Ирака и расширением "зоны безопасности" чуть ли не до Багдада.

Между тем, боевики Барзани провели ряд успешных военных операций, оттеснили отряды Талабани в горные районы вдоль иракско-иранской границы и захватили Сулейманию - "вотчину" ПСК. Объявив о своей победе, М. Барзани сформировал правительство. Нечирван Барзани (племянник М. Барзани) был назначен вице-премьером. В состав нового курдского правительства вошли представители шести организаций: ДПК, Исламского движения Курдистана, Курдской компартии, Исламского союза Курдистана, туркоман и ассирийцев, а также независимые.

Однако такое положение продолжалось недолго. В октябре 1996 г. Талабани предпринял контрнаступление и вернул Сулейманию, а также большую часть утраченной ранее территории под свой контроль.

ПРЕОДОЛЕНИЕ ВНУТРИКУРДСКОГО РАСКОЛА

По инициативе США, Великобритании, Франции, ряда других заинтересованных стран и международных организаций в октябре 1996 г. в Анкаре удалось провести очередной раунд переговоров между ДПК и ПСК, который завершился подписанием двустороннего соглашения. Это - своего рода программа совместных действий в военно-политической, внешнеполитической, правовой, финансово-экономической и других сферах в целях достижения мира, стабильности и успешного экономического развития Иракского Курдистана. Были созданы специализированные группы наблюдателей за выполнением этой программы, в которые вошли представители местного населения - курды, туркоманы, ассирийцы, а также представители ООН, США, Англии и Турции. Поначалу эффективность работы наблюдателей была незначительной, и реализация вышеназванной программы пробуксовывала. Лишь к самому концу 1996 г. сторонам удалось достигнуть компромисса в вопросе распределения доходов от таможенных сборов (их было решено распределять равномерно по всей территории Курдской автономии), что послужило началом процесса постепенного налаживания отношений между ДПК и ПСК.

В дальнейшем США и их союзники, заинтересованные в создании единой мощной оппозиции режиму Саддама Хусейна, приложили значительные усилия, направленные на преодоление внутрикурдского раскола. В январе 1998 г. было достигнуто окончательное примирение между ДПК и ПСК, а в сентябре того же года в Вашингтоне состоялась личная встреча М. Барзани и Дж. Талабани. Стороны обязались вести дело к созданию в КАР временной администрации из представителей обеих партий, проведению в июле 1999 г. выборов в единый парламент КАР, не допускать впредь возобновления межкурдских столкновений, взаимодействовать в целях предотвращения антитурецкой деятельности РПК с территории Иракского Курдистана. Была подтверждена приверженность единству и территориальной целостности "плюралистического и демократического" Ирака, в котором на "федеративной основе" были бы гарантированы политические и гуманитарные права курдов18.

Сближению позиций сторон отчасти способствовало то, что ни руководство ДПК, ни руководство ПСК не ставили задачу окончательного разделения зон влияния или выхода автономии из состава Ирака. Лидеры партий сумели договориться о том, что ПСК признает действующий в КАР парламент созыва 1992 г., а ДПК согласилась провести первое объединенное заседание парламента в Эрбиле, второе - в Сулеймании. Председательствовать на заседаниях на протяжении первых трех месяцев должен был представитель ДПК, а в течение последующих двух - представитель ПСК. Лидеры партий договорились и о подготовке к предстоящим выборам, проведение которых было запланировано через полгода после возобновления работы парламента в 1999 г.19

Соглашение 1998 г. между ДПК и ПСК включало в себя также положение о федеративном устройстве Ирака, предусматривавшее разграничение полномочий субъекта федерации и центра (главное в требованиях курдов), участие представителей курдов в работе центральных органах власти.

После завершения вооруженного конфликта между ДПК и ПСК потребовалось сравнительно долгое время, чтобы восстановить атмосферу доверия и конструктивного диалога между двумя партиями. Их лидеры постепенно пришли к пониманию, что альтернативы преодолению межпартийных разногласий нет. Только объединенными усилиями можно было противостоять режиму С. Хусейна и внешним угрозам, в первую очередь, со стороны Турции.

Мировое сообщество, США и их союзники также давали понять

стр. 25

М. Барзани и Дж. Талабани, что они заинтересованы в стабильности Иракского Курдистана, и увязывали размеры гуманитарной и другой помощи с готовностью курдов к прекращению внутренней вражды и объединению. При этом администрация США рассчитывала в дальнейшем разыграть "курдскую карту" не только в борьбе с режимом С. Хусейна, но и в качестве рычага давления на правящие круги Ирана, Сирии, в меньшей степени - Турции, и в целом - при осуществлении своего плана создания "Расширенного Ближнего Востока".

ПЕРЕМЕНЫ В ИРАКСКОМ КУРДИСТАНЕ

Тем временем на севере Ирака происходили все более заметные позитивные перемены в государственно-административном строительстве, в экономическом развитии и восстановлении инфраструктуры региона, в выполнении социальных, образовательных и культурных программ. В соответствии с графиком выполнения Вашингтонского соглашения 1998 г., в Иракском Курдистане в июле 1999 г. состоялись парламентские и муниципальные выборы, получила свое развитие система многопартийности (всего на территории КАР было зарегистрировано 36 партий). Шло формирование других институтов гражданского общества. Начали действовать положения о свободе слова и печати, национальном и религиозном равноправии. В зале заседаний парламента Курдистана были отведены места для представителей национально-религиозных меньшинств, которые к тому времени уже пользовались культурной автономией, имели свои школы, где преподавание велось на родном языке, но при обязательном изучении арабского.

Толчком к дальнейшим положительным сдвигам в экономической и социальной сферах Иракского Курдистана послужила программа ООН для Ирака "Нефть в обмен на продовольствие", разработанная в рамках международных экономических санкций, возложенных на страну. Ее реализация началась в 1996 г. 13% вырученных от продажи иракской нефти средств направлялись на нужды курдского региона - на восстановление и развитие инфраструктуры и производственной базы КАР (дороги, мосты, ирригационные и электроэнергетические системы, промышленные предприятия). У местных властей появилась возможность решать и социальные проблемы. Существенно сократилась безработица, повысился уровень жизни населения, больше внимания стало уделяться системам здравоохранения и образования, открывались колледжи и сельские школы. Все эти мероприятия привели к снижению социальной напряженности и стабилизации внутриполитического положения в КАР.

Региональное правительство Иракского Курдистана рассчитывает со временем превратить КАР в процветающий регион. На чем зиждутся эти расчеты? Прежде всего, на наличии огромных нефтяных богатств на севере Ирака - в местах компактного проживания курдов. По данным ОПЕК, доказанные запасы нефти составляют 45 млрд. барр., или 39% от общего объема иракской нефти (к сожалению, нет данных об объемах добываемой и экспортируемой нефти, которые считаются коммерческой тайной)20. Запасы газа исчисляются в 100 трлн куб. футов21. Таким образом, автономии не нужно "изобретать", чем занять население и какие отрасли развивать. В обозримом будущем экономической специализацией Курдистана должна стать добыча нефти и ее переработка. Цены на нефть, которые, судя по всему, еще долго продержатся на достаточно высоком уровне, обеспечат автономии стабильные валютные поступления. А если, к тому же, удастся создать собственную глубокую переработку нефти на современных нефтеперерабатывающих заводах (которые, правда, только еще предстоит создать), то эти поступления возрастут многократно.

Правда, нередко раздаются голоса, что в Курдистане целесообразно развивать и другие отрасли экономики. Возможно, со временем дойдет очередь и до этого. Но пока не преодолены последствия множества кризисов и войн, в том числе междоусобных, нужно сосредоточить главное внимание на сравнительно узком участке экономического строительства - добыче нефти и ее глубокой переработке при соблюдении всех экологических нормативов.

Если придерживаться этой линии, благосостояние народа Иранского Курдистана существенно возрастет, и, согласно прогнозам, его граждане смогут купить не менее полумиллиона автомобилей. Тогда можно будет поставить вопрос о создании в стране нескольких автосборочных заводов с тем, чтобы 70 - 100 тыс. машин были курдской сборки. Дойдут руки и до резкого расширения масштабов жилищного строительства. Кстати, новые заводы стройматериалов здесь уже сооружаются22.

Но все это - задачи уже "второй очереди", когда перед автономией встанет задача качественного изменения параметров национальной экономики и формирования подлинно современной структуры хозяйства.

Пока же на этом пути стоят многие нерешенные проблемы, которые существенно тормозят дальнейшее поступательное движение в экономике и социальной жизни автономии. Среди них - правовое оформление сложившейся в КАР системы власти и ее взаимоотношений с Багдадом. Не видно конца иракскому кризису и усилению давления на Багдад со стороны США и их союзников, что, безусловно, самым отрицательным образом сказывается на начавшихся в КАР после примирения ДПК и ПСК позитивных социально-экономических преобразованиях.

К тому же планы приоритетного развития нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей отраслей в иракском Курдистане вызывают определенную тревогу у соседей Ирака - Турции и Ирана. Они опасаются, что разбогатевшие иракские курды получат все возможности для создания собственного независимого государства, а это "...спровоцирует восстание 20 млн. курдов, проживающих в Турции, Иране и Сирии"23.

Только после свержения войсками США и Великобритании режима Саддама Хусейна в Ираке в апреле 2003 г. и принятия резолюций СБ ООН N 1483 от 22 мая и N 1511 от 16 октября 2003 г., прекращавших действие международных санкций и обозначавших подходы к послевоенному обустройству Ирака, курды смогли приступить к полномасштабному социально-экономическому возрождению КАР и поэтапной реализации своих планов по законодательному оформлению расширенной курдской ав-

стр. 26

тономии в рамках нового иракского государства.

В ст. 84, принятой в марте 2004 г. Временной конституцией Ирака, провозглашалось: "Национальная ассамблея Курдистана может вносить поправки к любому федеральному закону на курдской территории с оговоркой, что эти поправки не должны затрагивать сферы, находящиеся в компетенции федерального правительства, к которым отнесены внешняя, монетарная и финансовая политика, национальная безопасность и управление природными ресурсами"24.

В последующие годы иракским курдам удалось добиться достойного представительства в федеральных органах законодательной и исполнительной власти (президентом Ирака стал Дж. Талабани), создать объединенные региональные и местные органы власти под патронажем другого авторитетного курдского лидера М. Барзани, сохранить свои национальные вооруженные силы (отряды пешмерга), полицию и спецслужбы.

Одновременно успешно решались задачи по дальнейшему развитию экономики и социальной сферы КАР, был создан благоприятный инвестиционный климат. Так, например, филиал фирмы "Халибертон" подписал с курдским правительством контракт на 70 млн. долл. для ремонта части действующей на территории Иракского Кудистана системы нефтепроводов25. В КАР также поступают инвестиции из Турции и Ирана. Наибольшую активность в развитии торгово-экономических отношений с КАР, естественно, проявляют соседние страны - Турция, Иран и Сирия, а также США, другие западные страны и Израиль.

С открытием в 2007 г. в столице КАР г. Эрбиле Генерального консульства Российской Федерации появились перспективы сотрудничества с Иракским Курдистаном и для российских частных и государственных компаний.

На фоне сохраняющейся и по сей день общей кризисной обстановки в Ираке КАР, несмотря на отмечаемые и здесь эпизодические теракты, выглядит как бы оазисом стабильности и благополучия в постсаддамовском Ираке. Очевидно, и дальше иракские курды могли бы так же умело маневрировать и использовать в своих интересах складывающийся баланс сил в регионе между США, странами Запада, Израилем и Турцией, с одной стороны, Россией, Ираном, Сирией и рядом арабских стран - с другой.

* * *

На данном этапе становления и законодательного оформления автономии иракских курдов их лидеры предпочитают воздерживаться от какой-либо вовлеченности во внутрииракские и региональные конфликты. Многое в дальнейшей судьбе Курдского автономного района будет определяться способностью новых иракских центральных и региональных властей не допустить дальнейшей эскалации насилия и распада страны по этноконфессиональному признаку, сохранить территориальную целостность Ирака, создать условия для полного вывода иностранных войск, предотвратить возможное вмешательство во внутренние дела страны со стороны Турции, Ирана, исламистских и арабских радикальных группировок.

Одним из основных дестабилизирующих обстановку в КАР факторов остается присутствие в приграничных с Турцией районах лагерей и баз боевиков турецкой Рабочей партии Курдистана. Анкара санкционировала проведение войсковых операций с вторжением на территорию суверенного Ирака. Так, в конце февраля 2007 г. в ходе одного из рейдов было уничтожено около 240 боевиков РПК, при этом погибло 27 турецких военнослужащих. Эта операция была тщательно спланирована. Пещеры, убежища и схроны, легкое оружие и зенитные установки, принадлежащие РПК, были полностью уничтожены. Налицо не только военный, но также политический и дипломатический успех. Он стал возможен 5 ноября 2007 г. после встречи премьер-министра Турции Т. Эрдогана и президента США Дж. Буша. Турецкие вооруженные силы стали получать разведданные из ЦРУ. Не только США, но и страны ЕС признали, что Турция использует законное право на защиту своей территориальной целостности. В то же время военная операция Анкары преподнесла Багдаду и администрации курдской автономии на севере Ирака хороший урок, показав, что боевики РПК не смогут свободно действовать на этой территории.

Вместе с тем, становится все более очевидным, что власти в Багдаде и Эрбиле не заинтересованы в обострении отношений с Турцией и пытаются ужесточить контроль за иракско-турецкой границей с тем, чтобы снизить активность действий боевиков РПК с иракского направления.


1 Kurdish Leader Predicts Saddam's Collapse // Die Presse. Vienna, 23.01.1991.

2 Шахбазян Г. С. Межкурдский конфликт в Южном Курдистане - в сб.: Южный Курдистан сегодня. М., 1997, с. 38 - 39.

3 Goldenberg S. Kurds would not Fight Iraq // Guardian, 27.03.1991.

4 Olson R. The Creation of a Kurdish State? - In: Journal of South Asian and Middle Eastern Studies, v. XV, N 4, Summer, 1992, p. 11.

5 Мгои Ш. Х. Политические изменения в Южном Курдистане после конфликта в Персидском заливе - в сб.: Южный Курдистан сегодня.., с. 23 - 24.

6 Washington Post, 22.06.1993.

7 Gunter M. M. The Foreign Policy of the Iraqi Kurds // Journal of South Asian and Middle Eastern Studies, v. XX, N 3, Spring, 1997, p. 9.

8 Степанова Н. В. Проблема курдов в Ираке - в сб.: Этнос и конфессии на Востоке: конфликты и взаимодействие. М., 2005, с. 203.

9 Gunter M. M. Op. cit, p. 14.

10 Егоров В. К. Курдский фактор во внешней политике Турции - в сб.: Курдский вопрос в Западной Азии в начале XXI века. М., 2006, с. 209.

11 Turkish Parliament Hold Special Session on Kurdish Unrest -http://www.rurdistanobserver.servvehttp.com/Sep/16 - 9 - 05-tky-parliament-hjld-e-special-session-on-kurdish-unrest.htm

12 Цит. по: Старченков Г. И. Политический прорыв иракских курдов - в сб.: Курдский вопрос в Западной Азии.., с. 122.

13 Zaman, 23.06.2005.

14 Posta, 18.06.2005.

15 Izady Mehrdad. A Coincise Handbook. The Kurds. Washington, D. C., 1992, p. 202.

16 Olson R. Op. cit, p. 50 - 51.

17 Gunter M. M. Op. cit., p. 16.

18 Степанова Н. В. Проблема курдов.., с. 202 - 203.

19 Загорнова Е. В. Этапы становления и взаимоотношения наиболее влиятельных курдских партий // Ближний Восток и современность. 2005, N 26, с. 187.

20 OPEC Bulletin. Vienna, 1999, N 11 - 12, p. 11.

21 Жигалина О. И. Курдский вопрос и проблема стабильности в Западной Азии - в сб.: Курдский вопрос в Западной Азии.., с. 195.

22 Хошави Б. Экономическая программа Курдистана - В сб.: Курдский вопрос в Западной Азии.., с. 262 - 263.

23 Los Angeles Times, 01.12.2005.

24 Цит. по: Сапронова М. Л. Иракская конституция в прошлом и настоящем (из истории конституционного развития Ирака). М., 2006.

25 Старченков Г. И. Нефтяная ситуация в Иракском Курдистане - в сб.: Курдский вопрос в Западной Азии.., с. 287.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/КУРДСКИЙ-ВОПРОС-ПО-ПРЕЖНЕМУ-ОСТАЕТСЯ-БЕЗ-ОТВЕТА

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. ИВАНОВ, КУРДСКИЙ ВОПРОС ПО-ПРЕЖНЕМУ ОСТАЕТСЯ БЕЗ ОТВЕТА // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 08.07.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/КУРДСКИЙ-ВОПРОС-ПО-ПРЕЖНЕМУ-ОСТАЕТСЯ-БЕЗ-ОТВЕТА (date of access: 15.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. ИВАНОВ:

С. ИВАНОВ → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
340 views rating
08.07.2023 (282 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
11 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
13 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
22 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
22 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
39 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
49 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
52 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
70 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
73 days ago · From Точикистон Онлайн
IN SEARCH OF THE LOST EAST
Catalog: География 
75 days ago · From Галимжон Цахоев

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

КУРДСКИЙ ВОПРОС ПО-ПРЕЖНЕМУ ОСТАЕТСЯ БЕЗ ОТВЕТА
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android