Libmonster ID: TJ-404

ТОЛЬКО ТАКОЙ ПУТЬ МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К ВОССТАНОВЛЕНИЮ ПОЗИТИВНОГО ИМИДЖА США НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ, СЧИТАЕТ ИЗВЕСТНЫЙ АМЕРИКАНСКИЙ ПУБЛИЦИСТ

Военное решение Соединенными Штатами и их союзниками "иракского вопроса" привело к значительному ухудшению имиджа США в арабском мире, причем даже в традиционно прозападных его кругах. Как восстановить этот имидж и доверие народов арабских стран к Западу вообще и к Соединенным Штатам, в частности? Как наладить плодотворный конструктивный диалог с политиками и представителями общественности государств Ближнего Востока? Каким представляются перспективы сотрудничества США и арабского мира в обозримом будущем? На эти и другие подобные вопросы пытается ответить в своей статье известный американский публицист и аналитик Марк Линч в своей статье, опубликованной в журнале "Форин афферс", которую мы публикуем в кратком изложении.

Отношения США с арабским миром по известным причинам стали в последнее время приоритетными для администрации США. О том, какую эволюцию претерпевает политика Соединенных Штатов по отношению к арабским государствам, пишет известный публицист Марк Линч в статье под заголовком "Принимая арабов всерьез", опубликованной в журнале "Форин афферс".

Для ястребов в администрации Буша одним из ключей к пониманию Ближнего Востока, говорится в начале статьи, является высказывание Усамы бен Ладена о том, что люди толпой идут за "сильной лошадью". Официальные лица полагают, что проблемы США в этом регионе вызваны отчасти слабой реакцией предыдущих администраций на нападения террористов в 80-е - 90-е гг., и они пришли во власть с твердым намерением восстановить за рубежом уважение к мощи США. Однако, после двух лет агрессивных военных акций, позиции США в этом регионе слабы, как никогда. Как выявил опрос, проведенный службой "Пью глобал эттитьюдз", "утрачена почва для поддержки Соединенных Штатов арабами и мусульманами". Тот факт, что не удалось обнаружить достоверные свидетельства наличия у Ирака оружия массового уничтожения, вызвал широкие дебаты на Ближнем Востоке о подлинной цели недавней войны, которую большинство арабских комментаторов ныне рассматривает как попытку Соединенных Штатов укрепить свою региональную и глобальную гегемонию. Угрозы США в адрес Ирана и Сирии подкрепляют эти опасения, усиливая общую решимость к сопротивлению. А "хаос, последовавший за падением Багдада, эскалация иракского гнева против того, что называют американской оккупацией, и кажущееся двойственным отношение США к иракской демократии усилили глубоко укоренившийся еще ранее скептицизм относительно подлинных намерений Вашингтона.

Из-за скорости, с которой активный антиамериканизм недавно распространился среди всех социальных групп в регионе, в том числе среди образованных прозападных арабских либералов, эту проблему нельзя объяснить ни сохраняющимися культурными различиями, ни исторически сложившейся политикой США, выражающейся в поддержке Израиля или местных авторитарных лидеров. Сами арабы явно и почти единодушно осуждают такие шаги администрации Буша, как захват Ирака, и, по их мнению, бессистемный и односторонний подход к израильско-палестинским отношениям. Но, возможно, еще более важную роль, чем само содержание политики администрации, играет грубый, не различающий нюансов стиль, в котором выдержана эта политика. Поэтому первым шагом к улучшению имиджа Соединенных Штатов в данном регионе должно стать изучение проблемы, - как наиболее эффективно обращаться к арабам и мусульманам. Притом серьезнее отношение к общественному мнению арабов нельзя рассматривать как роскошь или уступку "арабистам", затаившимся в рядах чиновников. Напротив, это крайне важно для успеха стратегии администрации, которая увязывает обеспечение безопасности США с демократическими и либеральными преобразованиями в регионе. Однако, практическая деятельность команды Буша работала против заявленных ей же целей в значительной мере потому, что она была основана на неверных представлениях об арабском мире.

АРАБСКИЙ МИР ГЛАЗАМИ АМЕРИКАНЦЕВ

Одно из таких ошибочных представлений: арабы уважают силу и отвергают попытки руководствоваться здравым смыслом, как проявление слабости. Поэтому, чтобы произвести на них должное впечатление, следует запугиваниями вынудить их повиноваться. Другое неверное представление: арабское общественное мнение в действительности не имеет значения, потому что авторитарные государства могут либо контролировать, либо игнорировать любые проявления недовольства. Еще одна неверная посылка: проявления гнева в отношении Соединенных Штатов не следует принимать во внимание, потому что это неотъемлемая часть исламской или арабской культуры и отражает зависть неудачников к тем, кто достиг успеха, или просто вы-

стр. 20


двигается на первый план популярными лидерами, чтобы отвлечь внимание людей от их, т.е. лидеров, собственных недостатков. И, наконец, все чаще приходится слышать мнение, что антиамериканизм - это прямое следствие неправильного понимания политики США. Все вместе эти концепции породили подход, который не принимает во внимание, что местная оппозиция выступает против Соединенных Штатов, а покровительственные попытки "донести американскую идею" посредством продиктованных добрыми намерениями, но неэффективных инициатив, включающих создание радиостанций, которые передают популярную музыку, не имеют успеха. Не удивительно, что все это нередко вызывает отчуждение тех самых людей, поддержка которых Соединенным Штатам так нужна для достижения успеха. Поскольку администрация справедливо отмечает наличие застоя в политической, общественной и экономической жизни в большей части арабского мира, путь решения проблемы лежит отнюдь не через возвращение к традиционному "реалистичному" курсу, предполагающему обеспечение интересов США посредством стратегических альянсов с местными авторитарными режимами. Не стало бы панацеей и изменение политики США в отношении Израиля и палестинцев, что подтверждается прохладной реакцией стран региона на предложенный командой Буша план "Дорожная карта" для Ближнего Востока.

Соединенным Штатам необходимо взять на вооружение принципиально новый подход к региональной публичной дипломатии, начав прямой диалог с арабским и исламским миром посредством уже существующих и влиятельных транснациональных средств массовой информации. Такой диалог мог бы способствовать смягчению глубоко укоренившегося недовольства относительно якобы присущего американцам высокомерия и лицемерия, а также устранению чреватого пагубными последствиями скептицизма по поводу намерений Вашингтона, который проявляется в отношении практически всего, что делают Соединенные Штаты. Он мог бы также способствовать взращиванию тех самых ростков либерализма в арабском мире, к чему, согласно ее заявлениям, так стремится администрация Буша.

Арабское общественное мнение, пишет Марк Линч, это более сложное явление, чем традиционные взгляды циничной элиты и необузданной, националистически настроенной арабской "улицы". Эта "улица" - можно называть ее "народные массы" - реальность, и ее взгляды могут действительно влиять на политику правительств. Но что сейчас более важно, чем "улица", и даже чем сами правители, так это консенсус элиты и общественного мнения среднего класса во всем арабском мире. Отчетливо артикулирующая свои интересы и утверждающая себя, воинственная и убедительная, эта нарождающаяся общественная среда все больше определяет политико- экономический курс в равной степени для улицы и дворца. Именно здесь сейчас ведется битва идей о внутренних реформах и об отношениях с Соединенными Штатами, и именно здесь она должна быть выиграна.

АРАБСКИЕ СМИ ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ

Возникновению этих новых общественных дебатов прежде мешали весьма специфические черты арабских средств массовой информации. В 50-е гг. революционные радиопрограммы Египта электризовали арабскую аудиторию и изменили политический ландшафт в стране и на всем Ближнем Востоке, но гневные монологи лидеров, которые они передавали, мало что сделали для пропаганды разумного пути развития региона. Поскольку доверие к египетским радиостанциям было подорвано сокрушительной военной победой Израиля в 1967 г., арабские СМИ переключились на скучнейшие сообщения о президентских приемах и официальные новости. Национальные средства массовой информации в арабских странах были под контролем государства и явно подвергались цензуре. Редкие вспышки активности прессы, имевшие место, например, в Иордании и Йемене в первой половине 90-х гг., были чисто местным явлением; в сообщениях доминировали местные проблемы, а затем СМИ и вовсе были укрощены недовольными ими режимами. Во второй половине 90-х гг. в арабских странах возникла совершенно новая общественная среда, поскольку спутниковое телевидение позволило объединить местные дебаты в различных арабских странах и в арабской диаспоре в единый незатихающий общий спор, понятный и доступный практически всем. Даже когда (или, возможно, из-за того), что арабские режимы пытались сохранить контроль над местными средствами массовой информации, транснациональные СМИ стали альтернативным местом для живых и открытых политических дебатов.

В то время как в 50-х гг. практически все радиовещание находилось "на государственной службе", телевидение и пресса оставались рупорами арабской общественности, глубоко разочарованной во всех ближневосточных режимах и не поддерживающей ни один из них. Базировавшаяся, прежде всего, в Лондоне, элитная арабская пресса смогла избежать прямого правительственного контроля, привлекая писателей и журналистов со всего мира. Регулярные передачи обзоров новостей, передаваемые по новым спутниковым каналам, наряду со ставшими более доступными газетами и Интернетом (им сначала пользовались небольшие, но быстро растущие группы молодежи), позволили либеральной арабской прессе завоевать значительную аудиторию. Ныне степенные и политически консервативные национальные телеканалы быстро теряют свою долю на рынке, а также политическую значимость. Президент Йемена Али Абдалла Салех, к примеру, однажды признал, что смотрит базирующийся в Катаре независимый спутниковый телеканал "Аль-Джазира" чаще, чем официальное телевидение своей страны.

Можно, конечно, скептически относиться к утверждениям о революционном влиянии "Аль-Джазиры" и других аналогичных телеканалов, но восхищение в данном случае вполне оправданно. В отличие от созданных ранее каналов, которые уделяли основ-

стр. 21


ное внимание танцам живота и мыльным операм, "Аль-Джазира" с самого своего начала в 1996 г. стала уделять основное внимание политике. Ее ток-шоу целенаправленно включали в себя представителей всего общественного спектра, поощряя острые споры, которые приносили пользу (в том числе коммерческую) телевидению и шокировали аудиторию, не привыкшую к острым дискуссиям. Такие транснациональные СМИ естественным образом фокусировали внимание общественности на проблемах, представлявших большой интерес для всего арабского мира, преобразуя таким способом всю арабскую политическую культуру.

Многие известные интеллектуалы и влиятельные политики арабского и исламского мира, так же как и некоторые эксперты и комментаторы, теперь регулярно появляются в программах арабского спутникового телевидения или публикуют свои статьи в арабских газетах, отражающих различные мнения. Новые СМИ нередко вызывают споры среди зрителей и читателей, определяя новое восприятие новостей. Просмотр телепрограмм и чтение газет - это в арабском мире теперь не развлечение, а своего рода общественное занятие. В период политических кризисов кафе, оснащенные телевизорами, становятся виртуальными политическими салонами, где владельцы и зрители, переключая каналы, сравнивают освещение событий разными каналами и громко спорят по поводу увиденного.

Бытовавшее много лет мнение, что все арабские СМИ просто утверждают в сознании читателей и зрителей официальную точку зрения, больше не является неоспоримым. Та же "Аль-Джазира" нередко вызывала недовольство по тому или иному поводу практически у всех арабских правительств, и действительно в ее программах находится место для критики и даже насмешек. Комментаторы регулярно отзываются о существующих арабских режимах как о бесполезных, эгоистичных, слабых, скомпрометированных, коррумпированных и даже хуже того. Скажем, недавно в одном из ток-шоу "Аль-Джазиры" обсуждался вопрос: "Не стали ли существующие арабские режимы чем-то даже хуже колониализма?" Ведущий, один из гостей и 76 % позвонивших на студию в ответ на этот вопрос сказали "да", что отражает степень разочарования и недовольства общества и надежды на прогрессивные перемены.

ФЕНОМЕН "АЛЬ-ДЖАЗИРЫ"

"Аль-Джазира" стала пионером телевидения нового формата, и ее успех вызвал появление множества арабских спутниковых каналов, передающих новости и дискуссии. В этой сфере появилась даже острая конкуренция, когда саудовская МБС, ливанская "ЛБС-аль-Хайят", а также "Хезболлах аль-манар", "Абу-Даби ТВ" и другие вступили в борьбу за зрителя с "Аль-Джазирой". Каналы стремятся дифференцировать себя, а некоторые стремятся обрести свою долю на рынке, занимаясь тем, что известный ученый Мамун Фанди назвал "политической порнографией" - пропагандируя радикальные взгляды и показывая шокирующие материалы. Правда, многие стремятся создать себе репутации серьезных каналов или каналов, привлекательных для космополитичных и респектабельных зрителей. К примеру, "Абу-Даби ТВ" на удивление успешно освещало войну в Ираке, избегая погони за сенсациями.

Эти новые арабские средства массовой информации создают доминирующие сюжетные рамки, через которые люди воспринимают новости. В некоторой степени отсутствие подлинной демократии в регионе делает новые СМИ еще более влиятельными, поскольку они сталкиваются лишь с немногими реальными конкурентами, определяющими "общественную повестку дня". Поэтому сегодня подход к формированию арабского общественного мнения должен быть сфокусирован не столько на улицах и дворцах, сколько на участниках и аудиториях этих новых общественных форумов. Администрация Буша, похоже, осознала необходимость этого после 11 сентября 2001 года, направив многочисленных представителей в программы "Аль-Джазиры". Но первоначальный энтузиазм уступил место разочарованию и возмущению по поводу того, что эта компания с сочувствием освещала деятельности "Аль- Каиды" и с враждебных по отношению к США позиций освещала американскую политику в Афганистане и Ираке. Попытки администрации оказать давление на "Аль-Джазиру" с целью заставить этот канал подвергать цензуре пленки с выступлениями бен Ладена вызывали насмешки арабов над американской риторикой о свободе слова, и арабские журналисты не захотели следовать советам тех своих коллег, что носят значок с американским флагом на лацканах своих пиджаков.

Теперь США пытаются игнорировать "Аль-Джазиру", но это не заставит канал исчезнуть. Вместо того, чтобы не без досады избегать его, политики и журналисты Соединенных Штатов должны попытаться изменить условия дебатов в арабском мире, работая через эти каналы и начать, наконец, подлинный американо-арабский диалог. Однако чтобы достичь подлинного эффекта, потребуется нечто большее, чем просто отправить большое число официальных лиц на ток-шоу "Аль Джазиры", особенно потому, что зачастую их участие лишь подтверждает худшие зрительские стереотипы. Недавно в одной из программ "Аль-Джазиры", к примеру, был проведен опрос в прямом эфире: "Действуют ли США в Ираке как империалистическая держава?" Чем дольше говорил известный бывший американский официальный деятель, тем больше телезрителей сказали "да", и к концу передачи их число достигло 96 %.

Однако подобная враждебность не предопределена и не является неизменной. После терактов 11 сентября широкие слои арабской общественности выражали симпатию жертвам, а элитные средства массовой информации провели дискуссии о последствиях терактов. Юсуф аль-Карадави - известный исламист, ставший еще более популярным из-за частых появлений в программах "Аль- Джазиры", и пять других ведущих умеренных исламистов приняли "фетву", осуждающую теракты, как про-

стр. 22


тиворечащие исламу, и призывающую осудить и наказать преступников. К сожалению, это примечательное заявление не привлекло должного внимания на Западе. В то же время крайне болезненной для арабского общественного мнения была оккупация Израилем Западного берега в начале весны 2002 года. Гнев общественности достиг пика в ходе битвы за Дженин.

Немногие из заявлений возмутили арабов более, чем определение, которое дал Шарону президент Джордж Буш в разгар этой битвы, назвав его "мирным человеком". Бесконечно повторяемое в арабских средствах массовой информации, это определение стало символом неспособности Америки постичь чувства арабов. Направленный одновременно против Соединенных Штатов из- за их неспособности вмешаться в ход событий, а также против местных арабских правителей, которые ничего не предприняли для противодействия Израилю, этот гнев создал атмосферу, которая шокировала даже опытных исследователей арабского общественного мнения. Массовый бойкот американских товаров, хотя экономически и малозначимый, стал привычной частью политической и культурной жизни во многих арабских странах. Египетский певец Шаабан Абдель-Рахим стал исключительно популярным благодаря своей антиамериканской песне "Атака на Ирак". И к маю 2003 года многие из тех исламистов, которые поддерживали США в борьбе с "Аль- Каидой", в том числе упоминавшийся выше Карадави, уже ратовали за джихад и призывали защитить Ирак от США.

Долгие годы Ирак вместе с Палестиной считались проблемой, вызывавшей коллективную озабоченность арабских стран. Именно активное, круглосуточное освещение "Аль-Джазирой" бомбардировок в ходе операции "Лиса в пустыне" в 1998 году, благодаря которому станция завоевала множество поклонников и обрела поддержку народа Ирака, страдавшего от санкций, помогло сформировать новую арабскую и исламскую идентичность. Не случайно бен Ладен сделал санкции против Ирака (кроме Палестины) основной проблемой, которая гарантированно мобилизовала гнев арабов. В арабском мире давно уже укоренилось убеждение, что именно Соединенные Штаты в первую очередь несут ответственность за массовые страдания иракского народа, и поэтому большинство арабов скептически отнеслись к неожиданной озабоченности Америки проблемой его "освобождения".

Однако, несмотря на все это, общественное мнение в арабском мире в отношении недавней войны не было изначально предопределено. Арабы давно были глубоко разобщены во взглядах на режим Саддама Хусейна. На страницах элитной прессы и в студиях "Аль-Джазиры" шли дискуссии о степени ответственности Саддама за страдания иракского народа. Представителям иракской оппозиции регулярно предоставлялся эфир, хотя бы потому, что изложение ими своих позиций гарантированно привлекало широкую телеаудиторию. И, хотя почти все арабы приписывали нечестность и циничные мотивы Соединенным Штатам, многие не лучше думали и о Саддаме. Каждый раз, когда он пытался обратиться к арабам с призывом поднять восстание, на самом деле эти обращения вызывали обратную реакцию, и Хусейн ослаблял свои позиции.

ПОЧЕМУ НЕ ВСЕ РАДЫ ПОБЕДЕ НАД ХУСЕЙНОМ

Из этого следует, что более честная дипломатия администрации Буша, возможно, вызвала бы большую международную поддержку кампании против Саддама даже в арабском мире. Но Вашингтон выбрал другой путь, полагаясь вместо этого на то, что арабское общественное мнение будет завоевано быстрой и чистой победой в Ираке, после чего последуют кадры радостной встречи иракцами американских войск как освободителей. Радикалы будут шокированы и испуганы американской военной мощью, утверждали они, а на основную массу арабской общественности произведет больше впечатление благодарность иракского народа за вновь обретенную свободу. Антиамериканские голоса будут дискредитированы, открыв путь для нового мышления и самокритики.

Этот сценарий всегда был в некоторой степени невероятным, но утверждать это наверняка было нельзя, пока он не был опробован на практике. Фактически очень мало арабов восприняли конфликт так, как предполагали неоконсерваторы в Вашингтоне. Освещение войны в арабских средствах массовой информации началось с сообщений, что Соединенные Штаты и Соединенное Королевство в одностороннем порядке нанесли удар, пойдя против воли всего мира. Их войска столкнулись с жестоким сопротивлением. А в арабских СМИ доминировали сообщения о потерях среди гражданского населения, американских потерях, разрушенных зданиях и разгневанных иракцах. К примеру, ошибочная бомбардировка багдадского рынка 28 марта постоянно фигурировала в новостях и вызвала волну недовольства. Неожиданное падение Багдада сократило размах возмущения, но немногие арабы верили и до этого в то, что Ирак одержит победу. Между тем, "свержение" статуи Саддама - важнейший момент, который символизировал победоносное для США окончание войны, - привлек гораздо меньше внимания арабских средств массовой информации, которые расценили это как акт, инсценированный американскими военными с участием немногих иракских участников. А затем в арабских СМИ косяком пошли сообщения о неразберихе, вызванной плохим управлением, которое осуществляют американцы и англичане, о враждебности иракцев и набирающем силу повстанческом сопротивлении. В сообщениях о войне американские войска всегда назывались "интервентами", а не "освободителями". Определение американского присутствия в Ираке как "оккупации" напоминает о ненавистной израильской оккупации Западного берега и Сектора Газа. И так же, как большинство арабов считает палестинское насилие против израильтян законным ответом на оккупацию, так и вылазки против американских и британских войск в Ираке после завершения войны описываются в арабских СМИ и воспринимаются их читателями и зри-

стр. 23


телями как понятные и оправданные. Иначе говоря, арабские средства массовой информации отнюдь не убеждали арабов, что эта война и ее последствия - это быстрая, чистая, успешная и милосердная операция.

Некоторые члены американского правительства, указывает далее автор статьи, признали наличие проблемы и попытались исправить положение. Их усилия сфокусировались на пропаганде политики администрации посредством периодического появления в средствах массовой информации статей и интервью официальных лиц и полуофициальных представителей, пропагандирующих позитивный имидж Соединенных Штатов. Однако такой подход не принес большого успеха, потому что так называемая "целевая аудитория" ощущает, что ее "раскручивают", и не испытывает особого доверия к подобным публикациям. Планируется создать арабский спутниковый канал, спонсируемый американцами, но он наверняка будет испытывать трудности с завоеванием рынка, поскольку любое политическое содержание будет автоматически отметаться как пропаганда, а существующие спутниковые каналы уже удовлетворяют спрос на музыкальные шоу и популярные развлекательные программы.

Поэтому Консультативная группа по публичной дипломатии для арабского и мусульманского мира, созданная в июле 2003 г. по инициативе Конгресса, должна настаивать на принципиально ином подходе к проблеме взаимодействия США с этим регионом. Он должен предусматривать живой разговор с арабами, а не выдачу им "указаний", и предпринимать попытки привлечь их к сотрудничеству, а не манипулировать ими. Арабы и мусульмане отвергают такие усилия как пропаганду, т.е. то, с чем они хорошо знакомы по своим собственным режимам. Их раздражает, если к ним относятся как к детям, и они недовольны, если становятся объектами манипуляции, а не подлинными собеседниками. Лишь если относиться к арабам и мусульманам как к равным, прислушиваться к ним и находить точки соприкосновения с ними, не преуменьшая масштабы разногласий, можно добиться успеха. Возможно, для нынешней администрации это неудобно, но иного пути нет, если ставить задачу убедить весьма подозрительно и скептически настроенную аудиторию в своей правоте.

С другой стороны, если призыв к подлинному диалогу будет озвучен, он получит мощный ответ в новой арабской общественной сфере, где люди без устали обсуждают эту проблему еще с тех пор, как президент Ирана Мухаммед Хатами предпринял неудачную попытку улучшить отношения с Западом в конце 90-х гг. Вместо того, чтобы делать ставку на так называемую "арабскую молодежь", Вашингтон должен сконцентрировать усилия на привлечении к числу своих сторонников самых широких кругов интеллектуалов, журналистов и других общественных деятелей, которые играют важную роль в формировании арабского общественного мнения. Продолжительный серьезный разговор с представителями новой элиты и сотрудниками новых СМИ может сделать их причастными к возможному успеху новых американских инициатив и будет способствовать выработке неких общих целей, чего арабам и Соединенным Штатам так явно не хватает сегодня.

МЕНЬШЕ АМБИЦИЙ, БОЛЬШЕ УВАЖЕНИЯ

Успешный диалог требует уменьшения властных амбиций и демонстрации взаимного уважения. Конечно, никакой американо-арабский диалог не может и не должен избегать реалии, которую являет собой американская мощь, в том числе военная, но прямое обращение к этой мощи ощутимо подорвет усилия, направленные на разумное убеждение. Арабские исламские комментаторы фокусируют внимание исключительно на отсутствии баланса власти, и вряд ли им следует напоминать об их слабости. Надежды на то, что "шок и ужас" помогут завоевать уважение арабов, не убедительны. Они скорее приведут к росту враждебных настроений. Угрозы с позиции силы, неважно насколько полезные в краткосрочной перспективе, укрепят убежденность во враждебности Америки и гарантируют конфликты в будущем.

Если администрация Буша действительно хочет объединить арабов, чтобы двигаться к более демократичному и либеральному Ближнему Востоку и заручиться их поддержкой в отношении своей оккупации Ирака и войны с терроризмом, она должна изменить ряд принципов своей политики в этом регионе. Ей следует признать, что арабская элита может сама выступать от своего лица, что она глубоко переживает, если ее игнорируют или унижают, и более чем способна четко определить, когда слова и дела у Америки расходятся. Частые и уместные появления в новых арабских СМИ американских представителей могут сыграть значительную роль просто за счет изменения круга участников дискуссий и стиля аргументации. Это могло бы дать возможность влиятельным арабским интеллектуалам стать посредниками в спорах с представителями экстремистских группировок и выработать общую новую, более разумную и более умеренную платформу. Это не означает, однако, что следует просто помогать умеренным и осаживать радикалов. Открытая американская поддержка всегда дискредитирует любого араба, поэтому она не нужна. Будет лучше вовлечь в политические дебаты как можно больше участников, пытаясь при этом в ходе дискуссий изменять баланс и стиль аргументов, постепенно все больше касаясь в разговоре позиции Соединенных Штатов. Привлечение к спору тех, кто придерживался враждебных политических взглядов, более важно, чем предоставление платформы тем, кто уже согласен с американской позицией. Сейчас огромное большинство политически активных арабов - в основном прозападных и образованных представителей новой элиты - ощущают себя беспомощными и разочарованными. И очень важно вовлечь их в дискуссию о реалистичных альтернативах, новых возможностях и новых путях в политике, а также привлечь их к поиску решений, в принятии которых они могут быть заинтересованы.

стр. 24


Как это недавно сформулировала специальная группа по вопросам публичной дипломатии Совета по международным отношениям, "...мало сомнений в том, что стереотипное восприятие американцев, как высокомерных, самовлюбленных, лицемерных, невнимательных и не желающих или не стремящихся участвовать в межкультурном диалоге, широко распространено и глубоко укоренилось". Такое отношение окрашивает восприятие любой инициативы. В то же время, пишет Марк Линч в заключительной части своей статьи, большинство арабов болезненно осознают насущные проблемы, с которыми сталкивается арабский мир. Таким образом, целью американской политики должно стать выявление путей для привлечения к сотрудничеству того слоя общественности, который стремится к реформам, но с подозрением и возмущением воспринимает американскую мощь.

Для начала следует честно признать наличие скептицизма у арабов в отношении намерений Америки: Вашингтон должен отказаться от масштабной риторики и вместо этого усилить разъяснение всего спектра интересов и мотиваций, определяющих американскую политику. Не следует ожидать многого; реалистичной целью на ближайшее будущее должно стать стремление к таким отношениям, при которых американская политика будет просто восприниматься такой, какая она есть.

Соединенные Штаты могут начать с разрушения почти единодушного консенсуса относительно неискренности американских призывов к демократии. Американские политики давно сомневались в полезности пропаганды идеалов демократии в арабском мире, опасаясь, что исламисты могут выиграть на свободных выборах. Однако теперь, когда политическая либерализация вышла на передний план как важная цель, единственный путь для США сохранить доверие арабов - это продемонстрировать свое желание принять как неоспоримые итоги выборов - что они в конечном итоге и сделали, хотя и неуклюже, недавно в Турции.

Арабские либералы сетуют, что они давно борются за права и свободы личности без какой-либо ощутимой американской поддержки, и спрашивают, почему сейчас должно быть по-другому, ведь война с терроризмом и недовольство по поводу ситуации в Ираке сделало арабские режимы еще более репрессивными. Они хотят верить американским обещаниям и доверять намерениям Америки, но Вашингтон должен дать им основания для этого. Соединенные Штаты, посредством своих слов и дел, могут и должны стать союзником арабской общественности в ее требованиях либеральных реформ, а не навязывать такие реформы извне. Вашингтон должен учитывать их чувства и понять, что попытки навязать перемены, посредством угроз или менторских монологов, спровоцируют сопротивление даже среди тех, кто разделяет его основополагающие цели.

Однако самым важным пунктом повестки дня должен стать Ирак. Действия США там в ближайшие время будут иметь гораздо большие последствия для отношений Америки с арабским миром, чем что-либо еще. Нынешняя непродуманная политика США в Ираке, которую большинство американцев рассматривают как прагматичную реакцию на ухудшающуюся ситуацию, расценивается большинством арабов как свидетельство растущей недоброжелательности Соединенных Штатов. Важно, таким образом, быстро достичь реального прогресса. Восстановление общественного порядка и создание функционирующего иракского государства - жизненно важная задача. Американские войска должны отказаться от искушения наносить жестокие ответные удары или укрываться за высокими стенами старых дворцов Саддама. Вашингтону необходимо демонстрировать транспарентность в его отношениях с иракской нефтяной отраслью и в финансировании проектов восстановления. Он должен стремиться как можно быстрее обеспечить иракское представительство в управлении страной и добиться четких обязательств по вопросу серьезных демократических преобразований. Вашингтон должен позволить иракским газетам открыто критиковать американскую оккупацию, потому что, хотя это будет неприятно и не всегда конструктивно, такая открытость, тем не менее, станет впечатляющим примером того, как действует свободная пресса, и значительно повысит доверие к любым позитивным сообщениям, которые могут появиться впоследствии. Вашингтон должен объяснять, что он делает во всех сферах, открыто, четко и постоянно в арабских СМИ, и сделать это своей самой приоритетной задачей.

Конечно, никакой диалог не изменит мнение арабов о Соединенных Штатах и их намерениях, если не будет зримых перемен в политике. Но столь же очевидно, что перемены в политике не могут и не будут говорить сами за себя. Оказать давление на израильское правительство с целью демонтировать поселения, позволить провести подлинно представительные выборы в Ираке, облегчить процесс получения виз на въезд в США для арабов - все это может помочь устранить ущерб, нанесенный за последние пару лет имиджу Соединенных Штатов. Но только в том случае, если эти шаги будут разъяснены в ходе открытых дебатов в вызывающих доверие независимых арабских СМИ.

Диалог с арабами не предполагает быстрых решений. Он требует терпения и сдержанности, серьезной приверженности усилиям, которые, возможно, не вызовут немедленной благодарности. Администрация Буша должна отказаться от своей склонности к угрозам и принуждению и тенденции разделять мир в упрощенных категориях добра и зла. Но, учитывая перемены, которые произошли в арабском мире в последние годы, такой диалог, возможно, будет наилучшим решением и единственным путем для обеспечения прогресса в достижении тех целей, которые президент Буш определил в отношении Ближнего Востока и который в конце концов приведет к истинному долгосрочному миру в этом регионе.

По материалам журнала "Форш афферс"


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/ОТ-КОНФРОНТАЦИИ-К-ДИАЛОГУ

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ОТ КОНФРОНТАЦИИ - К ДИАЛОГУ // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 18.05.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/ОТ-КОНФРОНТАЦИИ-К-ДИАЛОГУ (date of access: 18.04.2024).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
261 views rating
18.05.2023 (336 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
14 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
16 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
25 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
25 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
43 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
53 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
55 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
73 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
77 days ago · From Точикистон Онлайн
IN SEARCH OF THE LOST EAST
Catalog: География 
78 days ago · From Галимжон Цахоев

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

ОТ КОНФРОНТАЦИИ - К ДИАЛОГУ
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android