LIBRARY.TJ - Электронная библиотека Таджикистана, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: TJ-103
Автор(ы) публикации: Б. А. Антоненко, Б. И. Искандаров

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Б. А. Антоненко (Душанбе), академик АН Таджикской ССР Б. И. Искандаров (Душанбе)

Широкое развитие исторической науки в Таджикистане стало возможным только после победы Великого Октября. Дореволюционная литература, посвященная истории таджикских земель, была крайне ограниченна и в большинстве случаев искажала реальную картину жизни народа. Местные историки идеализировали представителей феодальной верхушки и игнорировали народные массы. В изучение истории таджиков, их культуры значительный вклад внесли в конце XIX - начале XX в. русские ученые и путешественники. Но в их трудах, написанных с позиций буржуазной историографии, явления и события рассматривались вне связи с возникновением, развитием и конкретными историческими условиями; дореволюционные русские востоковеды не могли показать преходящий характер феодальных и тем более капиталистических отношений, их неминуемую гибель.

В первые годы после установления Советской власти в связи с гражданской войной и разрухой, экономической и культурной отсталостью в Таджикистане, по существу, не было условий для организации и проведения научных исследований. В этой обстановке основными центрами таджикской культуры были Ташкент и Самарканд. Здесь подготавливались педагоги, специалисты для народного хозяйства, научные работники. Позднее и в республике стали создаваться школы, техникумы, вузы - начался интенсивный процесс культурного строительства. Огромную роль в подготовке высококвалифицированных кадров для Таджикистана (в том числе научных работников из числа таджиков), в организации и развертывании здесь научных исследований сыграли Академия наук СССР и высшие учебные заведения Москвы и Ленинграда (в первую очередь Московский и Ленинградский университеты).

Развитие исторической науки в Таджикистане в первое время проходило в ожесточенной борьбе с буржуазными националистами, которые, придерживаясь пантюркистской и панисламистской ориентации, всячески пытались принизить значение дружбы таджикского и русского народов. Особенно остро это проявилось в период существования Бухарской Народной Советской Республики.

Издание работ по истории таджикского народа осуществлялось сначала отдельными научными обществами. Эти работы страдали узостью источниковой базы, фрагментарностью и не всегда были правильны в методологическом отношении. В 1925 г. по инициативе Ревкома Таджикской АССР в Ташкенте было создано "Общество для изучения Таджикистана и иранских народностей за его пределами"1 . В изданном им сбор-


1 Е. С. Шагалов. Первое научное общество в Таджикистане. Душанбе. 1966.

стр. 3


нике "Таджикистан" было помещено исследование акад. В. В. Бартольда "Таджики"2 , сжато освещавшее основные моменты истории таджикского народа. В 1926 г. общество опубликовало труд Бурхун-эддин-хан-и-Кушкеки3 , который (несмотря на панисламистские позиции автора) полезен тем, что в нем содержатся достоверные исторические и географические сведения о таджиках Каттагана и Бадахшана, значительные материалы о жителях верховьев Пянджа. В том же году была выпущена другая работа акад. В. В. Бартольда4 , в которой содержалась характеристика государств среднеазиатского плоскогорья (от Гиндукуша до Ближнего Востока) и рассматривался вопрос о месте ирано- таджикской культуры в мировой истории.

Создание в 1932 г. в Таджикистане базы АН СССР (ее возглавил акад. С. Ф. Ольденбург) открыло широкие перспективы для развития исторической науки в республике. Находка в развалинах старой крепости на горе Муг согдийских рукописей стала важной вехой в изучении древней истории таджикского народа. В 1940 г. Таджикская база АН СССР была преобразована в филиал союзной Академии, а ее секторы - в самостоятельные научно-исследовательские институты. Так на базе историко-лингвистического сектора возник Институт истории, языка и литературы5 . В его стенах сосредоточились наиболее крупные научные силы республики и началось систематическое изучение истории и письменной культуры Таджикистана. Усиливаются контакты местных ученых с научными учреждениями Москвы и Ленинграда, других советских республик. Способная молодежь командируется для прохождения аспирантуры в научные центры Советского Союза. К этому периоду относится выход в свет труда Н. А. Кислякова6 , в котором на основе большого конкретно-исторического материала изложена история одного из малоизученных районов республики - Каратегина.

В 40-х годах вышли из печати работа Б. Г. Гафурова и Н. И. Прохорова, в которой сделана попытка систематически изложить важнейшие события из истории борьбы таджикского народа с иноземными завоевателями, а также сборник материалов по истории Таджикистана7 , содержащий статьи акад. В. В. Струве "Родина зороастризма", А. Е. Маджи "История феодального Ходжента", Н. А. Кислякова "К истории жителей долины верховьев Пянджа" и др. В 1947 г. увидела свет монография Б. Г. Гафурова по истории таджикского народа с древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции8 . Важным вопросам дореволюционной истории Средней Азии, в том числе таджикского народа, посвятили свои труды крупные востоковеды А. А. Семенов и А. Ю. Якубовский9 .


2 В. Бартольд. Таджики. Исторический очерк. Ташкент. 1925.

3 Бурхун-эддин-хан-и-Кушкеки. Каттаган и Бадахшан. Перев. с персид. Ташкент. 1926. Автор этого труда был личным секретарем военного министра, а впоследствии короля Афганистана Надирхана, вместе с которым в 1924 - 1925 гг. совершил путешествие по северным провинциям Афганистана Каттагану и Бадахшану.

4 В. Бартольд. Иран (исторический обзор). Ташкент. 1926. Жизнь и деятельность акад. В. В. Бартольда освещена в книге Н. Акрамова "Выдающийся востоковед В. В. Бартольд". Душанбе. 1963.

5 Подробнее об этом см.: А. А. Семенов, В. А. Козачковский. Историческая наука в Таджикистане за 25 лет. "Доклады" АН Таджикской ССР. Вып. 12. 1954.

6 Н. А. Кисляков. Очерки по истории Каратегина. Сталинабад 1941.

7 Б. Г. Гафуров, Н И. Прохоров. Таджикский народ в борьбе за свободу и независимость своей Родины. Сталинабад. 1944; "Материалы по истории таджиков и Таджикистана". Сталинабад. 1945.

8 Б. Г. Гафуров. История таджикского народа в кратком изложении. Т. 1. Сталинабад. 1947 (на тадж. яз.); М. 1949 (на русск. яз.).

9 А. А. Семенов. Бухарский трактат о чинах, званиях и обязанностях носителей их в средневековой Бухаре. "Советское востоковедение", 1948, т. V; А. Ю. Якубовский. Восстание Муканны (движение людей в белых одеждах). "Советское востоковедение", 1948, т. X; его же. Главные вопросы истории развития городов Средней Азии. "Труды" Таджикского филиала АН СССР. Т. XXIX. 1951.

стр. 4


Для дальнейшего развития исследовательской работы большое значение имели открытие в 1948 г. Таджикского государственного университета и создание в апреле 1951 г. Академии наук Таджикской ССР. Из Института истории, языка и литературы выделились два самостоятельных учреждения: Институт истории, археологии и этнографии, позже переименованный в Институт истории имени А. Дониша (с секторами истории советского общества, средних веков, археологии и нумизматики, этнографии и истории искусств) и Институт языка и литературы. Важное значение имело образование в 1951 г. Института истории партии при ЦК КП Таджикистана. Его сотрудники осуществили перевод на таджикский язык и издание произведений основоположников марксизма-ленинизма, в том числе 40-томного Собрания сочинений В. И. Ленина, проводят исследования актуальных проблем истории партии.

Историки АН Таджикской ССР в содружестве с учеными и преподавателями Института истории партии, Таджикского университета, Душанбинского, Ленинабадского и Кулябского педагогических институтов, Научно-исследовательского института педагогических наук занимались исследованием широкого круга проблем. Результаты этих исследований публиковались в "Докладах" АН Таджикской ССР и "Известиях" Отделения общественных наук АН Таджикской ССР, а также в "Ученых записках" университета и институтов. В "Известиях" Отделения общественных наук был введен раздел "Материалы по истории, археологии и этнографии Таджикистана и Средней Азии". Под этой рубрикой были напечатаны работы А. А. Семенова и Е. А. Давидович11 . Значительно расширилась тематика исследований, посвященных средневековому Востоку12

К 80-летию А. А. Семенова Институтом истории, археологии и этнографии был подготовлен сборник13 , содержавший статьи А. М. Беленицкого "Бадахшанский лал", Н. А. Кислякова "Таджики долины Соха", С. С. Малова "Уйгурский торговый обрядник (рисоле) из западного Китая", М. Р. Рахимова "Меры сыпучих тел у таджиков бассейна реки Хингоу", А. Л. Троицкой "Военное дело в Бухаре в первой половине XIX в." и др. Новые вопросы исторических связей между народами Средней Азии и России нашли отражение в статье А. А. Семенова "Таджикские ученые XI в. н. э. о булгарах, хазарах, русах, славянах и варягах"14 . Автор приводит высказывания таджикских ученых о северных соседях таджиков: Период средних веков был представлен работой А. А. Семенова и Е. А. Давидович15 . Среди трудов того времени обращает на себя внимание монография М. М. Дьяконова, в которой на основе новых редких материалов охарактеризованы древняя культура жителей верховьев Зеравшана и их связи с народами соседних районов и областей16 .

В 50-е годы в работах ученых Таджикистана рассматривались исторические связи народов Средней Азии и России, воздействие революционного движения российского пролетариата на трудящиеся массы Сред-


11 А. А. Семенов. К вопросу об этническом и классовом составе северных городов империи хорезмшахов в XII в. (по актам того времени). "Известия" Отделения общественных, наук АН Таджикской ССР, 1952. N 2; Е. А. Давидович. Из истории Хисара в XVI в. Там же.

12 Б. А. Литвинский. О некоторых моментах развития средневекового города Средней Азии; Н. А. Кисляков. Из истории горного Таджикистана. "Известия" Отделения общественных наук АН Таджикской ССР, 1953, N 4, и др.

13 "Сборник статей по истории и филологии народов Средней Азии, посвященный 80-летию со дня рождения А. А. Семенова". Сталинабад. 1953.

14 "Доклады" АН Таджикской ССР, 1953, вып. 7.

15 А. А. Семенов, Е. А. Давидович. Завоевание кочевыми узбеками Средней -Азии. "Материалы по истории таджиков и узбеков в Средней Азии". Сталинабад. 1956.

16 М. М. Дьяконов. У истоков древней культуры Таджикистана. Сталинабад. 1956.

стр. 5


ней Азии, народные выступления в Туркестане и Бухаре17 . Группой молодых ученых был разработан ряд тем по истории таджикского народа конца XIX - начала XX века18 . Основное внимание они уделили изучению социально-экономического строя, положению трудящихся масс и их борьбе против эксплуататоров, истории отдельных районов дореволюционного Таджикистана, веками разобщенных между собой. Недостаток письменных источников приковывал внимание молодых специалистов к актово-юридическим документам. Материалы местного характера, так называемые васики (купчие крепости), сохранившиеся у отдельных граждан, позволили судить о характере социально-экономических отношений в прошлом, дополнив устные сведения, сообщенные старожилами.

Ряд статей по истории дореволюционного Таджикистана был подготовлен кафедрой истории Душанбинского пединститута. Они вошли в двухтомные "Очерки по истории Таджикистана"19 . В первый том включены статьи А. Мухтарова "Административное устройство и поземельно- податная система Ура-Тюбинского владения в первой половине XIX в.", С. А. Стеценко "Зарождение капиталистических отношений в сельском хозяйстве Ходжентского уезда в конце XIX - начале XX в.", З. Бахрамова "Земельные отношения в Шугнане в конце XIX - начале XX вв." и др. Во втором томе были помещены статьи З. Бахрамова "К вопросу о состоянии хозяйства Шугнана в дореволюционный период", Ш. Юсупова "Из истории Кулябского бекства", Н. Сангинова "О состоянии экономики и зарождении пролетариата в дореволюционном Таджикистане". Некоторые из рассмотренных в очерках проблем впоследствии получили монографическую разработку.

Позднее появились монографические работы А. Маджлисова, М. Хамраева, Ш. Юсупова, М. Бабаханова, более обстоятельно освещающие политическое и социально- экономическое положение Восточной Бухары и Северного Таджикистана20 . Вышли в свет монографии Б. И. Искандарова по истории Восточной Бухары, Памира и Гйндукуша21 . Во многих работах получили освещение выступления трудящихся масс против феодального и колониального гнета. Обобщающим трудом по истории народных движений второй половины XIX - начала XX в. явилась книга И. А. Стеценко22 . В работе Т. Р. Каримова23 показано участие трудя-


17 И. С. Брагинский, С. Раджабов, В. А Ромодин. К вопросу о значении присоединения Средней Азии к России. "Вопросы истории", 1953, N 8; С. А. Раджабов. Роль великого русского народа в исторической судьбе народов Средней Азии. Ташкент. 1955; А. В. Макашов. К истории революционного движения трудящихся Туркестана в 1905 - 1907 гг. Сталинабад. 1955.

18 Х. Н. Назаров. Социально-экономический строй Кухистана во второй половине XIX - начале XX в. "Из истории Таджикистана". Сборник аспирантов кафедры истории Таджикского государственного университета им. В. И. Ленина. Вып. 1. Сталинабад. 1957; М. Б. Бабаханов. К вопросу о зарождении капиталистических отношений в сельском хозяйстве северных районов Таджикистана в конце XIX - начале XX в. Там же: И. Латипов. К вопросу о социальных отношениях в Дарвазском бекстве накануне установления Советской власти. Там же. Вып. 3. 1957; его же. Экономическое состояние Дарвазского бекства и основные занятия его населения. "Ученые записки" Кулябского пединститута. Вып. 4. 1958.

19 "Очерки по истории Таджикистана". Т. I. Сталинабад. 1957; Т. II. Сталинабад. 1959.

20 А. Маджлисов. Каратегин накануне установления Советской власти. Сталинабад. 1958; его же. Аграрные отношения в Восточной Бухаре в XIX - начале XX вв. Душанбе, 1967; М. Хамраев. Очерки истории Хисарского бекства конца XIX - начала XX в. Сталинабад. 1959; Ш. Юсупов. Очерки истории Кулябского бекства в конце XIX и начале XX вв. Душанбе. 1964; М. Бабаханов. Социально-экономическое положение Северного Таджикистана накануне Октября. Душанбе. 1970.

21 Б. И. Искандаров. Восточная Бухара и Памир во второй половине XIX в. Чч. I - II. "Труды" АН Таджикской ССР. Т. XXXII. 1962; т. XXXIX. 1963; его же. Гиндукуш во второй половине XIX в. М. 1968.

22 И. А. Стеценко. Народные движения в Таджикистане во второй половине XIX - начале XX в. "Труды" АН Таджикской ССР. Т. XXXVII. 1963.

23 Т. Р. Каримов. Таджикистан в период революции 1905 - 1907 гг. Душанбе. 1965.

стр. 6


щихся Таджикистана в первой буржуазно-демократической революции в России. Изучению общественно-политической мысли таджикского народа посвятил свои труды З. Ш. Раджабов24 . Значительный интерес представляет также исследование А. М. Мухтарова о прогрессивных взглядах и просветительской деятельности женщины- таджички Дильшод25 .

Положению Бухарского эмирата накануне народно- демократической революции посвящена книга Б. И. Искандарова 26 .

Ученые республики уделяют большое внимание советскому периоду истории Таджикистана. Первые работы, появившиеся еще в период гражданской войны, имели преимущественно популярный и отчасти информационный характер и освещали основные этапы борьбы Красной Армии и трудящихся Таджикистана против внутренней контрреволюции, поддерживаемой империалистами. В последующие годы история гражданской войны (в частности, причины возникновения басмачества и его последствия, помощь пролетариата России в разгроме басмачества) продолжала оставаться в центре внимания ученых республики наряду с актуальными вопросами строительства Советской власти в Таджикистане, ибо только благодаря ее укреплению стал возможен полный и окончательный разгром басмачества27 . В работах по данной проблеме раскрывается существо басмачества в юго-восточных районах Таджикистана, реакционная политика правителей некоторых стран Востока и бывшего эмира Бухары, которые, опираясь на помощь империалистов, стремились всячески активизировать действия контрреволюционных сил. Басмачество было сложным социальным явлением. В его ряды нередко попадали и рядовые труженики - наиболее темные, политически отсталые люди. Поддержку басмачеству оказывало реакционное духовенство. В работах, посвященных разгрому басмачества, показана помощь таджикам в упрочении Советской власти со стороны братских народов, и в первую очередь русского народа. Однако и до настоящего времени не все этапы гражданской войны в республике исследованы с достаточной полнотой.

Значительная часть работ посвящена вопросам национально- государственного строительства, борьбы против патриархально-феодальных


24 З. Ш. Раджабов. Из истории общественно- политической мысли таджикского народа во второй половине XIX и в начале XX в. Сталинабад. 1957; его же. Выдающийся просветитель таджикского народа Ахмад Дониш. Сталинабад. 1961.

25 А. М. Мухтаров. Дильшод и ее место в истории общественной мысли таджикского народа в XIX-начале XX в. Душанбе. 1969.

26 Б. И. Искандаров. Бухара (1918 - 1920 гг.). Душанбе. 1970.

27 Б. И. Искандаров. Из истории борьбы за установление Советской власти в Таджикистане "Известия" Отделения общественных наук АН Таджикской ССР, 1953, N 4; А. Р. Маджлисов. Борьба за установление Советской власти в Таджикистане. "Ученые записки" Сталинабадского пединститута им. Т. Г. Шевченко. Серия общественных наук. Т. 1. 1955; Я. Шарипов. Борьба трудящихся масс Таджикистана за укрепление Советской власти в период деятельности Революционного Комитета Таджикской АССР (1924 - 1926 гг.). "Труды" АН Таджикской ССР. Т. 39. 1955; Р. А. Амонов. Братская помощь Красной Армии таджикскому народу в борьбе за разгром басмачества. "Ученые записки" Таджикского госуниверситета имени В. И. Ленина. Т. 5, вып. II. 1955; Т. Р. Каримов. Победа Великой Октябрьской социалистической революции в Северном Таджикистане. Сталинабад. 1957; А. В. Макашов. Утверждение Советской власти в Центральном и Южном Таджикистане. Сталинабад. 1957; М. Б. Бекматов. Из истории упрочения Советской власти и разгрома басмачества в Кулябской группе районов. "Ученые записки" Кулябского пединститута. Вып. III. 1957; Я Шарапов. К истории развития Бухарской Народной Советской Республики. "Материалы к истории таджикского народа в советский период". Сталинабад. 1957; "За власть Советов в Таджикистане" (воспоминания участников революции и борьбы с басмачеством). Сталинабад 1958; В. М. Ионова. Борьба трудящихся масс под руководством партии с контрреволюцией и интервенцией в первые годы Советской власти (на материалах Северного Таджикистана). "Ученые записки" Ленинабадского пединститута. Вып. VII. История. 1958; Б. Шарифзаде. Установление Советской власти в Кулябской группе районов. Душанбе. 1962 (на тадж. яз.); М. И. Иркаев. История гражданской войны в Таджикистане. Душанбе. 1963; Р. А. Абулхаев. Упрочение Советской власти в районах верховьев Зеравшана. Душанбе. 1972.

стр. 7


отношений, религиозного фанатизма, ликвидации неграмотности населения восстановления и начала социалистической реконструкции народного хозяйства28 . Среди них монография С. А. Раджабова29 , в которой рассматриваются общетеоретические положения и практика национально- государственного строительства в СССР, осуществление ленинских идей в области национальной государственности на материалах советских республик Средней Азии.

В ряде трудов исследуется история рабочего класса и развития промышленности республики, освещаются особенности индустриализации Таджикистана, помощь братских народов в строительстве промышленных предприятий, подготовке кадров инженеров и квалифицированных рабочих, трудовой подъем рабочего класса30 . В двухтомной "Истории рабочего класса Таджикистана"31 впервые в обобщенном виде прослежена полувековая история советского рабочего класса республики. На фоне дореволюционного состояния промышленности, создания и развития социалистической индустрии в книге показан сложный процесс формирования рабочего класса, его дальнейшее развитие в годы строительства социализма, выявлены общие черты и местные особенности этого процесса, вытекающие из условий некапиталистического развития республики.

Большое внимание ученые республики уделяли истории аграрных преобразований, подготовке и проведению коллективизации сельского хозяйства32 . Несмотря на некоторые расхождения в оценке сущности отдельных аграрных преобразований, особенно в период существования Бухарской Народной Советской Республики и Таджикской АССР, в трудах


28 В. Г. Гранберг. Образование Таджикской ССР. "Ученые записки" Таджикского госуниверситета им. В. И. Ленина Т. 5; "Труды юбилейной научной конференции, посвященной 25-летию Таджикской ССР". Вып. 2. 1955; "Таджикистан за годы Советской власти". Сталинабад. 1957; А. Я. Мизарбаев. Таджикский народ в борьбе за восстановление и реконструкцию народного хозяйства (1924 - 1937 гг.). Душанбе. 1962; С. Обиди. К вопросу о восстановлении и развитии народного хозяйства Северного Таджикистана. "К истории Коммунистической партии Таджикистана". Вып. I. Душанбе. 1963; Г. Х. Хайдаров. Северные районы Таджикистана в восстановительный период (1921 - 1925 гг.). "Ученые записки" Ленинабадского пединститута. Вып. 30. 1967.

29 С. А. Раджабов. В И. Ленин и советская национальная государственность. Душанбе. 1970. .

30 У. Д. Исмаилов. Развитие промышленности Таджикской ССР в годы второй пятилетки. "Очерки по истории Таджикистана". Т. 1; М. А. Алиджанов. Рабочий класс - трудовому крестьянству (из истории союза рабочих и крестьян Таджикистана). Душанбе. 1966; его же. Роль братских народов СССР в формировании рабочего класса Таджикистана. "Таджикистан в братской семье народов СССР". Душанбе. 1972; Г. Х. Хайдаров. Краткий очерк истории Ленинабада. Душанбе. 1965; "Движение за коммунистический труд на промышленных предприятиях г, Душанбе". Душанбе. 1964; Н. Сангине в. Формирование и развитие рабочего класса в Таджикской ССР. Душанбе. 1969; К. П. Марсаков Рабочий класс Таджикистана в борьбе за претворение в жизнь решений XXIV съезда КПСС. "Таджикистан в братской семье народов СССР".

31 "История рабочего класса Таджикистана". Тт. I, II. Душанбе. Г972 - 1973.

32 Б. А. Антоненко. Октябрьская революция и борьба за разрешение аграрного вопроса в Таджикистане в 1917 - 1929 гг. "Труды" Института истории, археологии и этнографии АН Таджикской ССР. Т. 80. 1957; Б. А. Антоненко, Я. Ш. Шарипов. Революционный переворот в сельском хозяйстве Таджикистана. "Очерки истории коллективизации сельского хозяйства в союзных республиках". М. 1963; К. П. Марсаков. Борьба за разрешение проблемы кадров колхозов и МТС в Таджикистане в годы второй пятилетки. "Ученые записки" Кулябского пединститута. Вып. IV. 1958; его же. Ленинский кооперативный план и его осуществление в Таджикистане. "Торжество ленинских идей". Душанбе. 1969; Х. Н. Дриккер. К истории коллективизации сельского хозяйства в Таджикистане в период первой и второй пятилеток (1929 - 1937 гг.). "Труды" АН Таджикской ССР. Т. 59. 1959; А. Н. Набиев. Из истории осуществления ленинского кооперативного плана на Памире. "Ученые записки" Таджикского сельскохозяйственного института. Т. 4, вып. I. 1960; Т. Р., Каримов. Победа Великой Октябрьской социалистической революции и решение аграрного вопроса в Таджикистане (1917 - май 1921 гг.). Душанбе. 1968; М. И. Искандаров. Земельно-водная реформа в Северном Таджикистане Душанбе. 1968; М. М. Яхъяев. Победа ленинского кооперативного плана в Таджикистане. Душанбе. 1968; Р. М. Масов. Историография решения аграрного вопроса в Таджикиста-

стр. 8


историков объективно показан сложный и во многом своеобразный процесс социалистической реконструкции сельского хозяйства республики.

Культурное строительство в Таджикистане исследовалось в трудах З. Ш. Раджабова, М. Р. Шукурова, М. С. Асимова, И. О. Обидова33 и других историков, охарактеризовавших основные направления развития культуры и пути преодоления вековой отсталости народных масс Таджикистана. В работах Е. Н. Павловского, С. У. Умарова, З. Ш. Раджабова34 освещены развитие науки, роль и значение интеллигенции в развитии народного хозяйства республики. Опубликован ряд работ по истории народного театра, таджикской драматургии, прикладного и декоративного искусства, истории таджикского киноискусства35 .

Специалистами по истории социалистического строительства в республике36 исследован исторический опыт перехода таджикского народа от феодализма к социализму, минуя капиталистическую стадию развития. Свою лепту внесли историки Таджикистана в изучение периода Великой Отечественной войны. Ими освещено участие трудящихся Таджикистана в боевых действиях на фронте, самоотверженный труд в тылу37 .

В поле зрения ученых находилась и история общественных организаций. Возникновению профсоюзов и их роли в развертывании социалистического строительства посвящены статьи Н. Г. Сапрыкина. Наиболее значительным трудом является монография С. А. Раджабова и М. Р. Шукурова, Охватывающая почти всю историю профсоюзов республики и показывающая их разностороннюю деятельность в качестве ближайшего помощника партии на различных этапах социалистического и коммунистического строительства 38 . В исследованиях А. Т. Турсунова и


не. "Таджикистан в братской семье народов СССР". Наиболее капитальной работой является "Очерк истории колхозного строительства в Таджикистане (1917 - 1965 гг.)". Душанбе. 1968.

33 М. С. Асимов, М. Р. Шукуров. Культурная революция в Таджикистане. Душанбе. 1957 (на тадж. яз.); М. Р. Шукуров. Культурная революция в Таджикистане. Душанбе. 1957 (на тадж. яз.); его же. История культурной жизни Советского Таджикистана (1917 - 1941 гг.). Ч. I. Душанбе. 1970; З. Ш. Раджабов. Некоторые страницы культурной жизни Советского Таджикистана. Душанбе. 1964; М. С. Асимов. К высотам культуры. "50 лет борьбы за народное счастье". Душанбе. 1967; его же. В. И. Ленин и некоторые проблемы культурной революции. "Торжество ленинских идей". Душанбе. 1969; И. О. Обидов. История развития народного образования в Таджикской ССР (1917 - 1967 гг.). Душанбе. 1968.

34 Е. Н. Павловский. Развитие науки в Таджикской ССР. "Труды" Таджикского филиала АН СССР. Т. XXVII. 1951; С. У. Умаров. Расцвет науки в Таджикской ССР. Сталинабад 1959 (на тадж яз.); З. Ш. Раджабов. Развитие науки в Таджикской ССР (краткий очерк). М. 1964; его же. Наука Советского Таджикистана. Душанбе. 1968.

35 Л. Н. Демидчик. Зарождение и становление таджикской драматургии (1929 - 1941 гг.). "Вопросы истории таджикской драматургии и театра". Сталинабад. 1957; Н. А. Белинская. Декоративное искусство горного Таджикистана (текстиль). Душанбе. 1965; Н. Х. Нурджанов. История таджикского советского театра. Душанбе. 1967; А. Ахроров. Кино Таджикистана. Душанбе. 1971.

36 Я. Ш. Шарипов. Из истории построения фундамента социализма в Таджикистане (1929 - 1932 гг.). "Труды" Института истории, археологии и этнографии АН Таджикской ССР. Т. 26. 1960, Я. Ш. Шарипов, Б. А. Антоненко. Основные этапы и особенности социалистического строительства в Таджикистане. "Минуя капитализм". М. 1961; В. А. Козачковский. От феодализма до победы социализма. Душанбе. 1966.

37 Л. П. Сечкина. Овеянные славой. Сталииабад. 1960; ее же. Трудовой подвиг таджикского народа в годы Великой Отечественной войны. Сталинабад. 1960; Д. У. Усманов Героический труд таджикского народа в годы Великой Отечественной войны. Сталинабад. 1960; А. Н. Секретов. Воины Таджикистана - участники партизанского движения. "Таджикистан в братской семье народов СССР"; Н. П. Пак. Деятельность местных Советов Таджикистана по организации помощи фронту в годы Великой Отечественной войны. Там же.

38 Н. Г. Сапрыкин. Возникновение и укрепление профсоюзов в Таджикистане (1925 - 1928 гг.). "Очерки по истории Таджикистана". Т. 1; его же. Роль профсоюзов в социалистической реконструкции народного хозяйства Таджикистана в годы первой пятилетки (1928 - 1932 гг.). "Очерки по истории Таджикистана". Т. II; С. А. Раджабов, М. Р. Шукуров. Профсоюзы Советского Таджикистана. М. 1964.

стр. 9


Ш. Д. Джалилова освещается история создания и начало деятельности комсомола Таджикистана, а в монографии Ю. А. Исламова - его участие в проведении коллективизации сельского хозяйства39 . Деятельность массовой организации трудового дехканства "Иттифоки камбагалон" ("Союза бедноты") - "Кошчи", сыгравшей большую роль в социалистическом переустройстве таджикского кишлака, показана в работах С. Н. Турсуновой40 .

Известные достижения имеются в публикаторской деятельности историков. Преимущественное внимание при этом уделяется изданию документов по истории социалистического строительства в Таджикистане41 .

Накопление конкретных исследований привело к существенным качественным изменениям в исторической науке Таджикистана, подготовило условия для создания капитальных обобщающих трудов. Важным событием в научной жизни республики явился выход в свет трехтомной "Истории таджикского народа"42 , написанной коллективом сотрудников Института истории имени А. Дониша с участием ученых Москвы, Ленинграда и других научных центров страны. Обобщение конкретно-исторического материала, часть которого впервые вводилась в научный оборот, позволило раскрыть основные этапы развития народов Таджикистана с древнейших времен до наших дней. Авторы освещают самобытную историю и культуру таджикского народа, его борьбу в содружестве с другими народами против иноземных захватчиков, за независимость своей родины. Они характеризуют разобщенность и жестокую эксплуатацию трудового народа при феодализме, показывают громадное прогрессивное значение присоединения Средней Азии, в том числе таджикских земель, к России. Последние две книги трехтомника посвящены советскому периоду истории Таджикистана. Здесь показано историческое значение победы Великой Октябрьской социалистической революции для таджикского народа, последовательное проведение ленинской национальной политики, позволившее за короткий срок осуществить коренные преобразования во всех областях материальной и духовной жизни народа и построить социалистическое общество.

За последние годы значительно расширились объем и проблематика историко-партийных исследований, включающих такие вопросы, как политическая и организаторская деятельность Коммунистической партии Таджикистана, ее роль в социалистическом преобразовании народного хозяйства и культурном строительстве. Научная работа в этой области в течение многих лет систематически ведется в Институте истории партии при ЦК КП Таджикистана и на кафедрах истории КПСС вузов республики. Здесь выросли значительные кадры квалифицированных исследователей, успешно разрабатывающие многие важные проблемы


39 А. Т. Турсунов. К истории комсомола Таджикистана (1930 - 1940 гг.). "Ученые записки" Ленинабадского пединститута им. С. М. Кирова. Вып. V. История. 1957; Ю. А. Исламов. Комсомол Таджикистана - верный помощник партии в борьбе за коллективизацию сельского хозяйства (1929 - 1937 гг.). Душанбе. 1963; Ш. Джалилов. Из истории создания и деятельности комсомола Ходжентского уезда. Душанбе. 1966.

40 С. Турсунова. К истории возникновения и деятельности союза "Кошчи". "Ученые записки" Душанбинского пединститута им. Т. Г. Шевченко. Серия общественных наук. 1964; ее же. "Иттифоки камбагалон" - опора Коммунистической партии в социалистическом преобразовании таджикского кишлака. Душанбе. 1965.

41 Д. Фажьян. К истории советского строительства в Таджикистане (1920- 1929 гг.). Сборник документов. Сталинабад. 1940; "Борьба за установление и упрочение Советской власти в Ходжентском уезде (1917 - 1920 гг.)". Сборник документов. Ленинабад. 1957; "Из истории культурного строительства в Таджикистане". Сборник документов и материалов. Тт. I-II. Душанбе. 1966 - 1972; "Из истории индустриализации Таджикской ССР". Документы и материалы. Т. I. Душанбе. 1972; "Из истории коллективизации сельского хозяйства и колхозного строительства в Таджикской ССР (1926 - 1937 гг.)". Сборник документов и материалов. Т. I. Душанбе. 1973.

42 "История таджикского народа". Тт. I-III (в пяти книгах). М. 1963 - 1965.

стр. 10


истории партийной организации республики как одного из отрядов КПСС. Ей посвящен ряд монографий, брошюр и большое количество статей в тематических сборниках и "Ученых записках" вузов. Один из ранних периодов деятельности партийной организации Таджикистана нашел отражение в книге А. В. Макашова43 , раскрывающей во многом своеобразную и трудную работу сравнительно небольшого в то время отряда коммунистов по сплочению трудящихся для ликвидации басмачества и укрепления Советской власти. Руководящая роль Коммунистической партии Таджикистана в периоды создания социалистического общества и перехода к коммунистическому строительству освещается в работах К. А. Богомоловой, М. М. Мирзоева, Б. А. Антоненко и Я. Ш. Шарипова, И. М. Скоробогатова, М. Шергазиева, Х. Холджураева, М. Иркаева и П. Сафарова, Х. Г. Гадоева, М. Назаршоева и др.44 . Весомый вклад в изучение истории партийной организации республики вносит коллективный труд, посвященный борьбе партии за формирование и развитие рабочего класса в Таджикистане45 , подготовленный кафедрой истории КПСС Таджикского государственного университета имени В. И. Ленина. Институт истории партии при ЦК КП Таджикистана выпустил два сборника статей, в которых получили освещение некоторые вопросы деятельности партийной организации республики на разных этапах социалистического строительства, а также сборник документов " материалов о росте состава партийной организации за период с 1924 по 1963 год46 .

Разработка отдельных проблем позволила написать обобщающий труд по истории Компартии Таджикистана47 . Он подготовлен Институтом истории партии при ЦК КП республики в содружестве с другими научными учреждениями и вузами Таджикской ССР. В книге последовательно рассматривается разносторонняя деятельность партийной организации республики со времени ее образования после национально-территориального размежевания Средней Азии. История партийных организаций на территории Таджикистана в более ранний период изложена в труде, написанном совместно историками среднеазиатских республик к 50-летию Великого Октября48 .


43 А. В. Макашов. Партийная организация Таджикистана в 1924 - 1926 гг. Душанбе. 1964.

44 К. А. Богомолова. Из истории борьбы нашей партии за организацию и укрепление колхозов (по материалам Северного Таджикистана). Сталинабад. 1954; М. М. Мирзоев. Из истории борьбы Коммунистической партии Таджикистана за создание условий массовой коллективизации сельского хозяйства. "Ученые записки" Душанбинского пединститута им. Т. Г. Шевченко. Т. 16. Серия общественных наук. Вып. II. 1957; Х. Г. Гадоев. Торжество ленинской политики КПСС. Душанбе. 1962 (1961 - на тадж. яз.); его же. Ленинская национальная политика в действии. Душанбе. 1969; Б. А. Антоненко, Я. Ш. Шарипов. Коммунистическая партия Таджикистана в период наступления социализма по всему фронту (1929 - 1932 гг.). Душанбе. 1963; И. М. Скоробогатов. Компартия Таджикистана в борьбе за развитие народного хозяйства и культуры в послевоенный период (1945 - 1953 гг.). Душанбе. 1963; М. Шергазиев. Из истории борьбы Компартии Таджикистана за коллективизацию сельского хозяйства на Памире (1930 - 1935 гг.). Душанбе. 1964; Х. Холджураев. Коммунистическая партия Таджикистана в борьбе за технический прогресс в промышленности (1959 - 1964 гг.). Душанбе. 1965; М. Иркаев, П. Сафаров. Роль Коммунистической партии в превращении дехкан в активных строителей социализма. Душанбе. 1968; М. Назаршоев. Партийная организация Памира в борьбе за социализм и коммунизм (1918 - 1968 гг.). Душанбе. 1970.

45 "Коммунистическая партия в борьбе за формирование и развитие рабочего класса в Таджикистане". Душанбе. 1967.

46 "Материалы по истории Компартии Таджикистана". Вып. I-II. Душанбе, 1963 - 1971; "Коммунистическая партия Таджикистана в документах и цифрах (1924- 1963 гг.)". Душанбе. 1965.

47 "Очерки истории Коммунистической партии Таджикистана". Душанбе. 1964; Изд. 2-е. Душанбе. 1968.

48 "История коммунистических организаций Средней Азии". Ташкент. 1967.

стр. 11


Серьезные успехи достигнуты в области археологического изучения республики49 . В 20-е годы этнограф и лингвист М. С. Андреев опубликовал сведения об открытых им в долине Зеравшана средневековых памятниках резной деревянной архитектуры; появилась первая сводка археологических памятников Средней Азии, составленная А. А. Семеновым. В 1929 - 1945 гг. было выявлено много ранее неизвестных памятников (преимущественно краеведами, особенно В. Р. Чейлытко). Изучаются история горного дела (М. Е. Массон и П. П. Иванов) и памятники ферганских кочевников (Б. А. Латынин). Большое научное значение имела экспедиция 1933 г. под руководством А. А. Фреймана50 , связанная с обнаружением местными жителями памятников материальной культуры, и письменности в развалинах замка на горе Муг. Их изучение и расшифровка В. А. Лившицем, М. Н. Боголюбовым и О. И. Смирновой51 дали чрезвычайно важный материал по политической, социально- экономической и культурной истории Согда и всей Средней Азии накануне и во время арабского нашествия. 1946 - 1951 гг. связаны с началом деятельности Согдийско-Таджикской (в последующее время - Таджикской археологической) экспедиции. В 1946 - 1953 гг. ее возглавлял один из крупнейших советских востоковедов и археологов Средней Азии, А. Ю. Якубовский. В экспедиции участвовали известные ученые М. М. Дьяконов, А. М. Беленицкий, А. П. Окладников, А. И. Тереножкин и др. С 1955 г. экспедицией руководит А. М. Беленицкий. На территории Таджикистана проводила работы и Памиро-Ферганская экспедиция (начальник А. Н. Бернштам). Таджикские археологи координируют свою работу с центральными научными учреждениями страны. Результаты исследований систематически публикуются в совместных трудах: АН Таджикской ССР издает сборники "Археологические работы в Таджикистане" (вышло 10 выпусков), АН СССР и АН Таджикской ССР - "Труды" Таджикской археологической экспедиции (вышло 5 томов). Кроме того, выпускаются отдельные сборники и монографии.

Большое внимание уделяется изучению каменного века. Оно было начато в 1948 г. А. П. Окладниковым. Удалось открыть палеолитические стоянки в Кайраккумах, провести раскопки верхнепалеолитического поселения Ходжа-Гор, неолитического поселения Куйбульен и исследовать культуру горного неолита - гиссарскую52 . С 1955 г. изучение каменного века проводит В. А. Ранов, сделавший важные открытия: высокогорной стоянки каменного века (Восточный Памир), а также чрезвычайно своеобразной ранненеолитической культуры. Благодаря совместным с геологами работам впервые в Средней Азии была установлена связь памятников каменного века и стратиграфических подразделений клейстоцена. Эти исследования позволили обосновать первую периодизацию палеолита Таджикистана и Средней Азии53 . Работы А. П. Окладникова и В. А. Ранова не только показали, что на территории


49 Подробнее об этом см.: Б. А. Литвинский. Археологическое изучение Таджикистана советской наукой (краткий очерк). "Труды" АН Таджикской ССР. Т. XXVI. 1954; его же. Археология Таджикистана за годы Советской власти. "Советская археология", 1967, N 3; его же. Археологические работы в Таджикистане в 1962 - 1970 гг. (некоторые итоги и проблемы). "Археологические работы в Таджикистане". Вып. 10. М. 1973.

50 А. А. Фрейман. Описание, публикация и исследование документов с горы Муг. "Согдийские документы с торы Муг". Вып. I. М. 1962. .

51 В. А. Лившиц. Юридические документы и письма. "Согдийские документы с горы Муг". Вып. II. М. 1962; М. Н. Боголюбов, О. И. Смирнова. Хозяйственные документы. "Согдийские документы с горы Муг". Вып. III. М. 1963.

52 А. П. Окладников Исследование памятников каменного века Таджикистана. "Труды" Таджикской археологической экспедиции. Т. III. 1958. МИА N 66; его же. Исследование памятников каменного века на юге Таджикистана в 1958 г. "Археологические работы в Таджикистане". Вып. 6. 1961.

53 В. А. Ранов. Каменный век Таджикистана. Т. 1. Палеолит. Душанбе. 1965.

стр. 12


Таджикистана жили люди каменного века, но и дали возможность составить представление об их культуре.

Были выявлены и исследованы памятники бронзового века, в том числе изделия эпохи ранней бронзы из Центрального и Южного Таджикистана, обнаруженные в 1948 г. А. И. Тереножкиным; первые в Таджикистане поселения эпохи бронзы и раннего железа в Кайраккумах, открытые А. П. Окладниковым. Последние представляют собой памятники середины II тыс. - первых веков I тыс. до н. э., относящиеся к кайрак-кумской культуре (местный вариант андроновской культуры). Здесь располагался один из важнейших в то время среднеазиатских металлургических центров54 . В низовьях Кафирнигана при раскопках могильников Бишкентской долины А. М, Мандельштам обнаружил захоронения эпохи поздней бронзы, которые он связывает с передвижениями степных племен55 . Многочисленные могильники найдены также в низовьях рек Вахт и Кизилсу. Инвентарь погребений, особенно сосуды, очень близок к аналогичным находкам в Южной, Туркмении, Афганистане и Иране периода поздней бронзы. Исследование памятников показало, что в Таджикистане в ту эпоху населением был достигнут высокий уровень культурного развития.

Благодаря работам С. П. Толстова, М. М Дьяконова, А. И. Тероножкина и В. М: Массона заметно расширились представления об истории Средней Азии раннежелезного века, когда появилось классовое общество и возникли первые государственные образования. Много нового в этом отношении дали материалы из проведенных М. М. Дьяконовым раскопок в низовьях Кафирнигана на городище Калаи-Мир. Культура нижнего слоя этого памятника относится к VI-V вв. до н. э. и частично ко времени существования доахеменидской Бактрии56 . Важные данные для характеристики поздних этапов этого периода получены Т. И. Зеймаль при раскопках Балдай-Тепе в Вахшской долине (около Курган-Тюбе)57 . Постепенно начинает рассеиваться туман, окутывавший историю древней Бактрии. Наиболее значительный материал I-IV вв. был получен коллективом Южно-Таджикского отряда при раскопках яванского городища Гарав-Кала. В Пархарском районе Х. Мухитдинов начал раскопки городища Саксан-Охур. Обнаружены печи для обжига терракот и керамики, найдены матрицы для формовки статуэток и самые статуэтки. Большой интерес представляет открытие части парадного здания с полом из каменных плит, относящегося к кушанской эпохе."Здесь найдены стволы баз из известняка, капители коринфского облика, аттистические базы58 . Одна из задач таджикских археологов состояла в исследовании древней фортификации. Изучение памирских крепостей выявило особую школу горного крепостного строительства в Средней Азии59 .

История древней Средней Азии характерна постоянным взаимодействием оседлых и кочевых народов и племен, поэтому наряду с раскопками поселений большое внимание уделялось раскопкам могильников


54 Б. А. Литвинский, А. П. Окладников, В. А. Ранов. Древности Кайраккумов, Душанбе. 1962.

55 А. М. Мандельштам. Памятники эпохи бронзы в Южном Таджикистане. МИА N 145. Л. 1968.

56 М. М. Дьяконов. Археологические работы в нижнем течении реки Кафирниган. "Труды" Таджикской археологической экспедиции. Т. II. МИА N 37. 1953; его же. Сложение классового общества в Северной Бактрии. "Советская археология", 1954, N 19.

57 Т. И. Зеймаль. Древнеземледельческое поселение Балдай-Тепе. "Материальная культура Таджикистана". Душанбе. 1961.

58 Б. А. Литвинский, Т. И. Зеймаль. Каменные базы колонн из Вахшской долины. "Известия" Отделения общественных наук АН Таджикской ССР. Вып. 1 (22). 1960.

59 Ю. Бабаев. Крепости Древнего Вахана. Душанбе. 1973.

стр. 13


кочевников. А. Н. Бернштам - исследователь среднеазиатских саков60 - обнаружил могильники на Восточном Памире. В верховьях Кафирнигана раскопки курганов после М. М. Дьяконова продолжил А. М. Мандельштам61 . Могильники в Северном Таджикистане, преимущественно II-III и VI-VIII вв., детально изучены Б. А. Литвинским на территории Исфаринского района и исследуются Е. Д. Салтовской в Аштском районе.

Около трех десятилетий тому назад в советской науке было. распространено мнение об упадке культурной жизни Средней Азии в раннем средневековье и переносе центра общественной жизни из города в деревню, о регрессе городского ремесла. Изучение памятников раннего средневековья опровергло это мнение. Крупнейшим памятником этого периода является древний Пенджикент, существовавший накануне арабского завоевания Средней Азии. В ходе многолетних раскопок здесь обнаружены жилые дома, храмы, ремесленные мастерские, погребальные сооружения, настенные росписи. Данные археологии позволили ознакомиться с достижениями раннесредневековой архитектуры и строительного дела, произведениями искусства. Богатейшие материалы из раскопок получили научное освещение в трудах А. Ю. Якубовского, А. М. Беленицкого, В. Ворониной, в коллективных сборниках62 .

Раскопки в Северном Таджикистане проводит с 1955 г, на группе раннесредневековых памятников в районе Шахристана Н. Н, Негматов. На развалинах города Бунджиката - столицы Уструшаны - открыты замечательные памятники архитектуры, монументальной живописи, деревянной скульптуры и рельефных изображений. В Исфаринском районе Е. А. Давидович исследовала замок Калаи-Боло63 .

В Южном Таджикистане под руководством Б. А. Литвинского ведется изучение Аджина-Тепа - буддийского монастыря VII- первой половины VIII в. в районе Курган-Тюбе. Это второй по значению после древнего Пенджикента объект археологического исследования, насчитывающий десятки культовых и жилых помещений, уникальные памятники архитектуры, скульптуры (среди них 12-метровая статуя спящего Будды) и живописи. Сделанные здесь открытия освещены в книге Б. А. Литвинского и Т. И. Зеймаль64 . В ней выявлены истоки взаимодействия культур народов Средней Азии и Индии, уходящих своими корнями в глубь веков, место и роль художественных памятников раннесредневекового Таджикистана в общем комплексе азиатского буддийского искусства (Индии, Афганистана и других стран).

Материалы раскопок раннесредневековых памятников Таджикистана чрезвычайно полно характеризуют почти все стороны материальной культуры городского населения VI-VIII веков. Детально изучен город эпохи развитого средневековья. Богатейший материал дали раскопки в Хульбуке - столице области Хутталь (Е. А. Давидович, Б. А. Литвин-


60 А. Н. Бернштам. Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алая. МИА N 26. 1952; его же. Саки Памира. "Вестник древней истории", 1956, N 1.

61 А. М. Мандельштам. Кочевники на пути в Индию. "Труды" Таджикской археологической экспедиции. Т. 5. МИА N 136. 1966.

62 А. Ю. Якубовский. Древний Пянджикент. "По следам древних культур". М. 1951; "Живопись древнего Пенджикента". М. 1954; "Скульптура и живопись древнего Пенджикента". М. 1959; В. Воронина. Проблемы раннесредневекового города Средней Азии (по данным археологии). Автореф. докт. дисс. М. 1961; А. М. Беленицкий. Монументальное искусство Пенджикента. Живопись. Скульптура. М. 1973.

63 Н. Н. Негматов, С. Т. Хмельницкий. Средневековый Шахристан. "Материальная культура Уструшаны". Вып. 1. Душанбе. 1966; Н. Н. Негматов, У. П. Пулатов, С. Т. Хмельницкйй. Уртакурган и Тирмизахтепа. "Материальная культура Уструшаны" Вып. 2. Душанбе. 1973.

64 Б. А. Литвинский, Т. И. Зеймаль. Аджина-Тепа. Архитектура, живопись, скульптура. М. 1971.

стр. 14


ский, Э. Гулямова). Следует упомянуть также о раскопках Н. Н. Негматовым горного сельского средневекового поселения Хан-Яйлоу.

Углубленному исследованию были подвергнуты некоторые стороны экономической жизни средневековья. Издан ряд работ по истории средневекового горного дела Средней Азии. Продолжает исследования по истории горного дела М. А. Бубнова (разведка и раскопки на Памире и в северных районах Таджикистана). В Северном Таджикистане ведутся археологические работы, которые, как предполагается, позволят написать подробную историю городов Ходжента (Ленинабад), Ура-Тюбе. Канибадама и Исфары.

Определенные достижения можно отметить в изучении исторической географии. А. М. Беленицкий опубликовал очерк по вопросам исторической географии Хутталя с древнейших времен до Х века65 . Подобный характер имеют и работы А. М. Мандельштама, Н. Н. Негматова, О. И. Смирновой, Б. Я. Ставиского и др.66 .

Исследованию археологии и истории Таджикистана способствует нумизматика. В этой области Е. А. Давидович выполнила ряд работ (в хронологических пределах от IX-X до XVII-XVIII вв.), благодаря которым можно представить целостную картину средневековой нумизматики Средней Азии. О. И. Смирновой проведены исследования по согдийской нумизматике, главным образом на основе нумизматической коллекции из раскопок древнего Пенджикента67 . К археологическим и нумизматическим исследованиям тесно примыкают проводимые институтом работы под руководством А. Мухтарова по разысканию, дешифровке и изучению средневековых эпиграфических памятников (с XI по XX в.).

Научная работа ведется и в области этнографии68 . У истоков советской этнографии в Таджикистане стоял крупный востоковед-этнограф М. С. Андреев. В 1924 - 1927 гг. совместно с Е. М. Пещеровой он обследовал ряд горных районов республики: Матчу, Ягноб, Гиссар, Каратегин, Хорог и другие. После некоторого перерыва, связанного с поездкой в Афганистан, М. С. Андреев вновь обратился к этнографическому изучению Таджикистана. Особое внимание исследователя привлекла высо-


65 А. М. Беленицкий. Историко-географический очерк Хутталя с древнейших времен до X в. н. э. "Труды" Согдийско- Таджикской археологической экспедиции. 7. 1. МИАN 15. М. -Л. 1950.

66 Н. Н. Негматов. Уструшана в древности и раннем средневековье. "Труды" АН Таджикской ССР. Т. 55. 1955; А. М. Мандельштам. Материалы к историко-географическому обзору Памира и припамирских областей с древнейших времен до Х в. н. э. "Труды" АН Таджикской ССР, Т. 58. 1957; Б. Я. Ставиский. Исторические сведения о верхней части Зеравшанской долины. "История материальной культуры Узбекистана". Вып. 1. Ташкент. 1959; О. И. Смирнова. Карта верховий Зеравшана по мугским документам. "XXV международный конгресс востоковедов. Доклады делегации СССР". М. 1960.

67 Е. А. Давидович. Нумизматические материалы для истории развития феодальных отношений в Средней Азии при Саманидах. "Труды" АН Таджикской ССР. Т. 27. 1954; ее же. Денежная реформа Шейбанихана (из истории среднеазиатской экономики в XVI в.). "Материалы по истории таджиков и узбеков Средней Азии". Вып. 1. Сталинабад. 1954; ее же. Из области денежного обращения в Средней Азии XI-XII вв. "Нумизматика и эпиграфика". 1960, N 2; ее же. История монетного дела Средней Азии XVII-XVIII вв. (Золотые и серебряные монеты Джанидов). Душанбе. 1964; ее же. Денежное хозяйство и частичное восстановление торговли в Средней Азии XIII в. после монгольского нашествия (по нумизматическим данным). "Народы Азии и Африки", 1970, N 6; О. И. Смирнова. Каталог монет с городища Пенджикент (материалы 1949 - 1956 гг.). М. 1963; ее же. К хронологии среднеазиатских династий VII-VIII вв. "Страны и народы Востока". Вып. VIII. М. 1969.

68 А. К. Писарчик. Этнографическая работа в Таджикистане. "Известия" Отделения общественных наук АН Таджикской ССР. Вып. 6. 1954; А. К. Писарчик, Б. Х. Кармышева. Этнографическая работа в Таджикистане в 1952 - 1953 гг. "Советская этнография", 1954, N 3; Н. А. Кисляков. Издания сектора этнографии Академии наук Таджикской ССР (1951 - 1956 гг.). "Советская этнография", 1957, N 5; Н. Н. Ершов. К истории развития этнографической науки в Таджикистане. "Советская этнография", 1068, N 4.

стр. 15


когорная памирская долина Хуф, где он работал много лет, собрав уникальный материал о культуре и быте местного населения. Результаты этих экспедиций нашли отражение в работах М. С. Андреева и Е. М. Пещеровой69 . Одновременно на территории Таджикистана в долине верхнего Зеравшана, в городах Пенджикенте и Ура-Тюбе, а также среди таджиков Ташкента и Самарканда работала Среднеазиатская этнологическая экспедиция В. В. Бартольда и И. И. Зарубина, собравшая материалы по диалектологии, фольклору, материальной и духовной культуре горного и равнинного населения. В последующие годы этнографы все больше внимания уделяют социально-экономическим вопросам. В 1932 г. работали два этнографических отряда Таджикской комплексной экспедиции АН СССР, изучавшие преимущественно труд и быт колхозного кишлака. Стационарные исследования пережитков древних общинно- родовых и семейных отношений в долинах Хингоу и Ванджа проводит в 30-х годах Н. А. Кисляков. Значительную работу по изучению гончарного производства таджиков проделала Е. М. Пещерова. Семейно-брачным отношениям посвящают свои труды М. С. Андреев и другие исследователи70 .

В годы Великой Отечественной войны этнографическая работа продолжалась, в частности была организована экспедиция М. С. Андреева в долину Хуф. Но особенно значительных успехов этнографы добились в послевоенный период. В 1948 г. в Институте истории, языка и литературы организуется кабинет этнографии и археологии, на базе которого в 1951 г. был создан сектор этнографии Института истории, археологии и этнографии АН Таджикской ССР. Кулябская этнографическая экспедиция под руководством А. К. Писарчик в течение 1948 - 1949 гг. провела этнографическое изучение Кулябской группы районов. Обследованию подверглись таджики и тюркоязычные племена, издавна населявшие эту область. В результате удалось собрать материалы, освещающие основные стороны жизни населения: историю его сложения, хозяйственную деятельность, семейный быт, социальные отношения, верования и т. д. На основе этих данных был опубликован ряд статей и сообщений. Особый интерес представляет работа А. К. Писарчик и Б. Х. Кармышевой71 , наиболее ценной частью которой являются сведения о расселении таджиков и тюркоязычного населения, позволившие составить этническую карту Кулябской области. Работы участников Кулябской экспедиции восполнили пробелы в этнографическом изучении таджиков, осветили разные стороны быта, культуры и хозяйственной деятельности населения Куляба72 .


69 М. С. Андреев. Краткие сведения об этнографической экспедиции, предпринятой летом 1925 г. к горным таджикам Матчи, Каратегина, Гиссарского края и Ягноба. "Известия" Туркестанского отделения Русского географического общества. 1924, т. XVII; его же. Краткий отчет по экспедиции в Таджикистан в 1926 г. "По Таджикистану". Вып. 1. Ташкент. 1927; его же. Прозвища жителей различных селений в Матче. "Доклады" Российской АН, октябрь - декабрь 1927; его же. Выработка железа в долине Ванча. Ташкент. 1926; его же. Орнамент горных таджиков верховьев Амударьи и киргизов Памира. Ташкент. 1928; Е. М. Пещерова. Молочное хозяйство горных таджиков. "По Таджикистану". Вып. 1. Ташкент. 1927;-ее же. Праздник тюльпана (лола) в с. Исфара. "В. В. Бартольду". Ташкент. 1927,

70 Н. А. Кисляков. Патриархальная семья у таджиков долины Ванджа. "Вопросы истории доклассового общества". Л. 1936; его же. Следы первобытного коммунизма у горных таджиков Вахио-Боло. Л. 1936; его же. Жилище горных таджиков бассейна р. Хингоу. "Советская этнография", 1939, N 2; Е. М. Пещерова. Поездка к горным таджикам. "Краткие сообщения" Института этнографии АН СССР. Вып. III. 1947; М. С. Андреев. К характеристике древних таджикских семейных отношений. "Известия" Таджикского филиала АН СССР, 1949, N 15.

71 А. К. Писарчик, Б. Х. Кармышева. Опыт сплошного этнографического обследования Кулябской области. "Известия" Отделения общественных наук АН Таджикской ССР, 1953, N 3,

72 М. Рахимов. Обычаи и обряды, связанные со смертью и похоронами у таджиков Кулябской области. "Известия" Отделения общественных наук АН Таджикской ССР. 1953; N 3; Н. Х. Нурджанов. Танцы таджиков Кулябской области. "Доклады" АН Таджикской ССР. Вып. 3. 1952; его же. О народных театрализованных представ-

стр. 16


В течение 1952 - 1957 гг. коллектив сектора этнографии под руководством Н. А. Кислякова и А. К. Писарчик проводил сплошное обследование районов Гармской области в бассейне рек Сурхоб и Пяндж (в пределах бывших Каратегина и Дарваза). Собранные материалы легли в основу коллективного труда "Таджики Каратегина и Дарваза"73 , представляющего собой сводку разносторонних документированных сведений о жизни, материальной культуре, общественном и семейном быте горных таджиков, населяющих наиболее изолированный в прошлом край. Сплошное обследование проводилось также в районах верхнего течения р. Зеравшан - Матчинском, Айнинском и Пенджикентском. Одновременно велось стационарное изучение материальной культуры матчинцев, переселившихся из Матчинского района на вновь орошаемые земли Дальверзина в Голодной степи. Результаты работы экспедиции изложены в статье М. Р. Рахимова74 . На основе материалов Зеравшанской экспедиции была подготовлена коллективная монография75 . Материалы, собранные М; А. Хамиджановой, легли в основу ее доклада на VII Международном конгрессе антропологических и этнографических наук в августе 1964 года76 .

В 1963 г. обследовалось таджикоязычное население в подлежащих затоплению местах. Это район среднего течения реки Вахш, на стыке двух географических зон - Куляба и Гиссара. Экспедиция под руководством М. А. Хамиджановой собрала полевой материал, позволяющий составить этнографическую характеристику района. Он непосредственно примыкает к Центральному Таджикистану и входит в область сплошного этнографического обследования/последовательно проводящегося сектором этнографии в течение ряда лет.

Комплексный характер этнографических экспедиций, четкая специализация научных сотрудников способствовали углубленной разработке отдельных проблем. Сплошное этнографическое обследование было значительно углублено и расширено и завершилось выходом в свет двух монографий, большая часть которых посвящена изучению условий общественной жизни и быта горных и равнинных таджиков77 .

Одним из первых исследований о народном таджикском театре явилась работа Н. Х. Нурджанова, в основу которой легли материалы, собранные Кулябской этнографической экспедицией. Другой такой работой было исследование В. Х. Кармышевой, занимавшейся этнографическим изучением тюркоязычных племен Таджикистана78 . Значительный интерес представляет монография М. А. Хамиджановой, являющаяся первой попыткой описания и этнографического изучения материальной культуры горцев-матчинцев Таджикистана, переселившихся на целинные земли Дальверзйна79 .

Сплошное этнографическое обследование (наряду с материалами фронтального характера, дающими общее и достаточно полное представлениях у таджиков Кулябской области. Там же; З. А. Широкова. Архаические детали в женской одежде горных таджиков Кулябской области. "Известия" Отделения общественных наук АН Таджикской ССР. N 3. 1953.


73 "Таджики Каратегина и Дарваза". Вып. I-II. Душанбе. 1966, 1970.

74 М. Р. Рахимов. Зеравшанская этнографическая экспедиция. "Известия" Отделения общественных наук АН Таджикской ССР. N 1. 1963.

75 "Материальная культура таджиков верховьев Зеравшана". Душанбе. 1973.

76 М. А. Хамиджанова. Занятия и материальная культура таджиков-матчинцев, переселившихся на вновь орошенные земли. М. 1964 (на русск. и англ. яз.).

77 М. Р. Рахимов. Земледелие таджиков бассейна р. Хингоу в дореволюционный период (историко- этнографический очерк). Сталинабад. 1957; Н. Н. Ершов. Сельское хозяйство таджиков Ленинабадского района, Таджикской ССР, перед Октябрьской революцией. Душанбе. 1960

78 Б. Х. Кармышева. Узбеки-локайцы Южного Таджикистана. Сталинабад. 1954; Н. Х. Нурджанов Таджикский народный театр (по материалам Кулябской области). М. 1956.

79 М. А. Хамиджанова. Материальная культура матчинцев до и после переселения на вновь орошенные земли. Душанбе. 1974.

стр. 17


ление обо всех историко-географических районах горного Таджикистана) дало возможность углубить исследование, собрать документированные материалы для основных разделов историко-этнографического атласа народов Средней Азии, в составлении которого участвуют и этнографы Института истории АН Таджикской ССР.

Видное место в работах сектора этнографии занимает разработка научного архива крупного востоковеда и этнографа М. С. Андреева, в котором имеются материалы по этнографии таджиков с 1895 г. по 1948 год80 . А. К. Писарчик подготовила к изданию и опубликовала два тома монографии М. С. Андреева81 (часть второго тома составляют материалы А. К. Писарчик, значительно дополняющие и расширяющие сведения, собранные М. С. Андреевым). По существу, это первый этнографический труд, в котором широко освещены различные стороны старого быта, хозяйственной деятельности, отживших или отживающих общественных институтов и традиций припамирских таджиков. Его научную ценность определяет своеобразная энциклопедичность описания быта не только таджиков, но в значительной степени и других среднеазиатских народов, с которыми таджики были исторически связаны в прошлом. А. К. Писарчик подготовила к изданию и две другие работы М. С. Андреева82 . Первая содержит собранные ученым в 1924 - 1928 гг. и ставшие в наше время уникальными сведения о материальной и духовной культуре ягнобцев, говорящих на одном из диалектов ныне мертвого согдийского языка. При ее подготовке А. К. Писарчик провела тщательную выборку и систематизацию полевых ягнобских материалов М. С. Андреева. Во второй работе, снабженной большим количеством иллюстраций, приводится подробное описание Бухарской цитадели - отдельных комплексов ее зданий, условий жизни ее населения.

Важное значение имеет систематическое собирание этнографических коллекций. В 1968 г. в фондах сектора этнографии насчитывалось свыше 6 тыс. предметов материальной культуры таджиков. Многие из них экспонировались на выставках в республике, а также в Москве, Ленинграде, Риге, Новосибирске и за рубежом - в Китае, Румынии, Канаде, Японии, Индии, на Кубе. Этнографы Таджикистана консультируют работников прикладного искусства, кино, театров по вопросам этнографии и народного искусства таджиков. Издан цветной альбом таджикской одежды83 , подготовлен к печати альбом "Прикладное искусство таджиков" (составитель А. К. Писарчик), содержащий 50 таблиц, основой для которых послужили этнографические коллекции сектора.

В дальнейшем научно-исследовательская работа в области истории Таджикистана пойдет по пути как создания обобщающих работ по узловым проблемам, так и более глубокого исследования некоторых малоизученных вопросов. По дореволюционному периоду в центре внимания остается изучение истории материальной культуры Таджикистана в древности и раннем средневековье, социально-экономическая и политическая история средневековой Средней Азии (по актовым документам, нарративным источникам и эпиграфическим памятникам). Это обширные те-


80 Характеристика научного архива М. С. Андреева содержится в работах: А. К. Писарчик. Михаил Степанович Андреев (1873 - 1948 гг.). Описание научного архива М. С. Андреева. "Памяти Михаила Степановича Андреева". Сборник статей по истории и филологии народов Средней Азии. "Труды" Института истории, археологии и этнографии АН Таджикской ССР. Т. СХХ. 1960.

81 М. С. Андреев. Таджики долины Хуф (верховья Аму- Дарьи). Вып. 1. "Труды" Института истории, археологии и этнографии АН Таджикской ССР. Т. 7, вып. II. 1953; "Труды" Института истории, археологии и этнографии АН Таджикской ССР. Т. XI. 1958.

82 М. С. Андреев. Материалы по этнографии Ягноба (записи 1927 - 1928 гг.). Душанбе. 1970; М. С Андреев, О. Д. Чехович. Арк (Кремль) Бухары в конце XIX - начале XX в. Душанбе. 1972.

83 Н. Н. Ершов, 3. А. Широкова. Альбом одежды таджиков. Душанбе. 1969.

стр. 18


мы, по которым уже в ближайшие годы предполагается подготовить ряд новых монографий. Существенно расширится диапазон научных исследований по истории Советского Таджикистана и его Коммунистической партии. В Институте истории им. А. Дониша АН Таджикской ССР завершается коллективный труд "Очерк истории культурного строительства в Таджикистане (1917 - 1970 гг.)", ведется работа по темам, посвященным периоду Великой Отечественной войны, развитию ирригации и освоению новых земель в республике в послевоенный период и др. Институт истории партии при ЦК КП Таджикистана подготовил к печати коллективный труд "Компартия Таджикистана в условиях развитого социализма" и приступил к работе над монографией "Компартия Таджикистана в период Великой Отечественной войны". Важное значение придается разработке перспективного плана по составлению партийных документальных сборников, одним из которых станет "Компартия Таджикистана в цифрах (1924 - 1974 гг.)".

В настоящее время все большее значение приобретает кооперирование научных учреждений республик Средней Азии и Казахстана для подготовки совместных трудов по истории, в том числе монографий о социалистических аграрных преобразованиях, культурном прогрессе народов, национально-государственном строительстве, историческом опыте КПСС по строительству социализма в республиках Средней Азии и Казахстане.

Успехи в развитии исторической мысли в Таджикистане явились результатом освобождения таджикского народа от феодального и капиталистического гнета и его сплочения в единой братской семье народов СССР. Достижения советских ученых в разработке сложных вопросов истории Таджикистана - лучшее доказательство несостоятельности теории буржуазных идеологов, всячески искажающих историю советских среднеазиатских республик. Руководствуясь решениями XXIV съезда КПСС, историки Таджикистана стремятся внести достойный вклад в изучение различных этапов истории своего края и сопредельных районов, способствуя тем самым развитию советской исторической науки в целом.

Orphus

© library.tj

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.tj/m/articles/view/РАЗВИТИЕ-ИСТОРИЧЕСКОЙ-НАУКИ-В-СОВЕТСКОМ-ТАДЖИКИСТАНЕ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Таджикистан ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: https://library.tj/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Б. А. Антоненко, Б. И. Искандаров, РАЗВИТИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В СОВЕТСКОМ ТАДЖИКИСТАНЕ // Душанбе: Цифровая библиотека Таджикистана (LIBRARY.TJ). Дата обновления: 20.09.2018. URL: https://library.tj/m/articles/view/РАЗВИТИЕ-ИСТОРИЧЕСКОЙ-НАУКИ-В-СОВЕТСКОМ-ТАДЖИКИСТАНЕ (дата обращения: 18.12.2018).

Автор(ы) публикации - Б. А. Антоненко, Б. И. Искандаров:

Б. А. Антоненко, Б. И. Искандаров → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Публикатор
Таджикистан Онлайн
Душанбе, Таджикистан
221 просмотров рейтинг
20.09.2018 (89 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
ИСТОРИЯ СОВЕТСКОГО РАБОЧЕГО КЛАССА. Т. 3. РАБОЧИЙ КЛАСС СССР НАКАНУНЕ И В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. 1938 - 1945 гг.
Каталог: Экономика 
38 дней(я) назад · от Таджикистан Онлайн
ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО БАДАХШАНА
Каталог: История 
38 дней(я) назад · от Таджикистан Онлайн
ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА ВОКРУГ ОСМАНСКОГО ХАЛИФАТА В ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XIX ВЕКА
Каталог: Политология 
44 дней(я) назад · от Таджикистан Онлайн
СОВЕТЫ И ОБРАЗОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ РЕСПУБЛИК СРЕДНЕЙ АЗИИ (1917 - 1925 гг.)
Каталог: История География 
48 дней(я) назад · от Таджикистан Онлайн
Объединительным элементом всех взаимодействий: гравитационного, магнитного, электромагнитного, ядерно-сильного, ядерно-слабого является гравитон. Гравитоны генерируются вращающимися с огромной скоростью ядрами атомов. Гравитон это мини вихрь эфира, который своим вращением генерирует северный и южный полюса магнитов. Вся материя Вселенной сложена из гравитонов и окружена ими. Притянутые друг к другу разноимёнными полюсами гравитоны формируют гравитонные цепочки, образующие гравитационные, магнитные и электромагнитные поля.
Каталог: Физика 
52 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
М. С. АНДРЕЕВ. ТАДЖИКИ ДОЛИНЫ ХУФ (ВЕРХОВЬЯ АМУ-ДАРЬИ)
Каталог: История 
89 дней(я) назад · от Таджикистан Онлайн
ПОСЛАНЦЫ РУССКОГО РАБОЧЕГО КЛАССА В ТАДЖИКИСТАНЕ
Каталог: Экономика 
89 дней(я) назад · от Таджикистан Онлайн
"ТРУДЫ ТАДЖИКСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ"
Каталог: История 
89 дней(я) назад · от Таджикистан Онлайн
Рецензии. История СССР. "МАТЕРИАЛЫ К ИСТОРИИ ТАДЖИКСКОГО НАРОДА В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД". (СБОРНИК СТАТЕЙ)
Каталог: История 
89 дней(я) назад · от Таджикистан Онлайн
Б. Г. ГАФУРОВ. ТАДЖИКИ. ДРЕВНЕЙШАЯ, ДРЕВНЯЯ И СРЕДНЕВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ
Каталог: История 
89 дней(я) назад · от Таджикистан Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
РАЗВИТИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В СОВЕТСКОМ ТАДЖИКИСТАНЕ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Цифровая библиотека Таджикистана ® Все права защищены.
2018-2018, LIBRARY.TJ - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK