Libmonster ID: TJ-256
Author(s) of the publication: В. А. МЕЛЬЯНЦЕВ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ В РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАНАХ: ДОСТИЖЕНИЯ, КОНТРАСТЫ И ПАРАДОКСЫ. ЧАСТЬ II *

3. ПОВЫШЕНИЕ РОЛИ ИНТЕНСИВНЫХ ФАКТОРОВ РОСТА

Если охарактеризовать ситуацию в целом по развивающемуся миру, можно констатировать, что существенное наращивание инвестиций в физический и человеческий капитал вызвало значительное ускорение динамики не только количественных, но и качественных составляющих экономического роста во многих странах Востока и Юга. По сравнению с 1900-1938 гг. среднегодовые темпы прироста капиталовооруженности труда в периферийных и полупериферийных странах в 1950-1998 гг. выросли примерно в 3.4 раза (с 1.0-1.2 % до 3.6-3.8 % в год). Но поскольку темпы увеличения средней капиталоемкости роста повысились лишь в полтора раза (с 0.5-0.7 до 0.8-1.0 % в год), то темп прироста производительности труда увеличился в среднем в пять-шесть раз (с 0.4-0.6 до 2.7-2.9 % в год), а совокупной факторной производительности (труда и капитала) - в восемь-девять раз, составив в 1950-1998 гг. 1.6-1.8 % в год 40 .

Это значительный успех: последний показатель оказался в полтора раза больше, чем в странах Запада и Японии в период их "промышленного рывка". (Но почти во столько же раз он уступает средневзвешенному индикатору по ведущим капиталистическим странам на этапе их послевоенного развития). В результате по сравнению с первой половиной двадцатого столетия в развивающемся мире заметно, в среднем вдвое, повысился вклад интенсивных составляющих экономического роста (до 1/3 в послевоенный период.)

Здесь, однако, полезно заметить, что, разумеется, далеко не во всех развивающихся странах наблюдались высокие и устойчивые темпы роста производительности. При этом, как выясняется, и во многих быстро развивавшихся странах восточноазиатского региона, в которых высокими темпами наращивались капиталонакопление и затраты живого труда, вклад производительности в прирост ВВП был в целом не выше, а в некоторых из азиатских НИС даже ниже, чем в среднем но развивающимся государствам (табл. 3).

В период, охватываемый нашими расчетами, т.е. в 50-(60)-е - конец 90-х годов, на долю интенсивных составляющих приходилось от 1/5 до 1/3 прироста ВВП в таких странах, как Индонезия (18-20 %), Южная Корея (26-28 %), Таиланд (32-34 %). Этот индикатор в Индонезии существенно не отличался от соответствующих данных по Бразилии (13-15 %), а в Южной Корее - от показателей по КНР (в 1952-1999 гг. 21-23 %) и Мексике (24-26 %).

Симптоматично, что по всем странам, пострадавшим в ходе валютно- финансовых кризисов 1994-1995 и 1997-1998 гг. (Мексика, Таиланд, Индонезия, Южная Корея, Бразилия), показатель вклада эффективности в прирост ВВП оказался ниже, чем в


* Продолжение. Начало см.: Восток 2001, N 1, с. 69-73.

стр. 67


Таблица 2

Факторы экономического роста развитых стран в 1950-1990-е гг., %

Страна

Годы

Среднегодовые темпы прироста

Доля интенсивных факторов

ВВП

Рабочей силы 1

Основного капитала

Совокупной производительности 2

США

1950-1973

3.6

1.2

3.2

1.7

47

1973-1999

2.9

1.2

4.0

0.9

31

Италия

1950-1973

5.6

0.2

5.1

3.8

68

1973-1999

2.4

0.1

2.7

1.5

62

Германия

1950-1973

6.0

0.0

6.3

3.8

63

1973-1999

2.0

-0.8

3.2

1.6

80

Великобритания

1950-1973

3.0

-0.1

5.1

1.3

43

1973-1999

2.1

-0.3

3.6

1.2

57

Франция

1950-1973

5.1

0.1

5.3

3.0

59

1973-1999

2.1

-0.4

3.5

1.3

62

Япония

1950-1973

9.2

1.6

9.2

5.1

55

1973-1999

3.0

0.1

5.3

1.3

43

Среднее невзвешенное

1950-1973

5.3

0.5

5.7

3.0

. 57

1973-1999

2.4

0.0

3.7

1.3

54

-------

Примечания: 1. Отработанное время в чел. ч. 2. Средние показатели эластичности изменения ВВП по рабочей силе и основному капиталу составили, по нашим расчетам и оценкам, за 1950-1973 гг. в целом по развитым странам соответственно 0.63-0.67 и 0.33-0.37 и за 1973-1999 гг. - 0.7 и 0.3.

Составлено и рассчитано по: В.А. Мельянцев. Восток и Запад во втором тысячелетии. М., 1996. С. 190-191; World Bank. World Development Report, 1999/2000. Wash., 199, P. 250-251; IMF. World Economic Outlook, 2000, Spring. Wash, 2000. P. 114-117; Risque Pays 2000/Le MOCI, Paris, N 1426. P. 11, 26, 38, 2, 56, 112, 162.

такой крупной, в целом бедной, но рационально-осторожно либерализирующейся стране, как Индия. Для нее в целом за 1957-1999 гг. доля интенсивных составляющих экономического роста составила 33- 35 %, а в 1980-1990-е гг. повысилась до 43-44 %.

Среди несомненных лидеров из группы азиатских "тигров" по относительным масштабам интенсификации экономического роста выделяется Тайвань, меньше многих пострадавших в ходе валютно- финансовых кризисов второй половины 1990-х гг. Но даже по Тайваню доля интенсивных факторов в приросте ВВП (в 1952-1999 гг. 45-47 %) была меньше, чем в большинстве ведущих развитых стран: в Великобритании и Японии 49-51 %, во Франции - 60-62 %, в Италии и Германии - 65-72 % ( табл. 2).

По относительному вкладу совокупной производительности в прирост ВВП народнохозяйственные модели азиатских НИС были экстенсивно-интенсивными, при всех немалых различиях между ними (ср.: в Индонезии - 18-20 %, на Тайване - 45-47 %), тогда как в большинстве развитых стран, значительно больше продвинувшихся по пути формирования информационно- инновационной экономики, модель экономического роста стала уже иной - интенсивно-экстенсивной 41 .

Конечно, нельзя упускать из виду, что в 1950-1990-е гг. абсолютный вклад (темп прироста) совокупной производительности в азиатских "тиграх" и "драконах" был весьма значителен: в Индонезии (1.0-1.2 % в год) выше, чем в Бразилии (0.6-0.8 %), в КНР 42 и Индии (1.3-1.6 %) больше, чем в Мексике (1.1-1.2 %). В Южной Корее и Таиланде (2.1- 2.2 %) и на Тайване (3.6-3.8 %) он был, возможно, не только формально сопоставим с данными по ряду развитых стран (см. табл. 2, 3 ).

К тому же, как отмечалось выше, в последние 20-30 лет темпы роста совокупной производительности в развитых странах сократились, если судить по исходным мате-

стр. 68


Таблица 3

Факторы экономического роста развивающихся стран в 1950-1990- е гг., %

Страна

Годы

Среднегодовые темпы прироста

Доля интенсивных факторов

ВВП

Рабочей силы 1

Основного капитала

Совокупной производительности 2

1

2

3

4

5

6

7

Южная Корея

1960-1970

8.1

3.5

9.5

2.2

27

1970-1980

8.3

4.7

13.8

0.0

0

1980-1990

9.4

2.7

9.0

4.5

48

1990-1999

5.1

1.4

6.9

1.8

35

1960-1999

7.8

3.1

9.8

2.1

27

Тайвань

1952-1960

7.6

3.0

4.8

3.9

51

1960-1970

9.7

3.4

7.0

5.0

52

1970-1980

9.8

4.2

12.2

2.8

29

1980-1990

7.7

1.9

8.0

4.0

52

1990-1999

6.3

1.4

7.2

3.2

51

1952-1999

8.3

2.8

8.0

3.8

46

Таиланд

1950-1960

5.2

3.3

5.8

0.9

17

1960-1970

8.5

2.1

11.0

2.8

33

1970-1980

7.5

3.2

9.0

2.3

31

1980-1990

7.7

2.3

7.4

3.6

47

1990-1999

4.2

1.2

7.0

1.1

26

1950-1999

6.7

2.4

8.0

2.2

33

Индонезия

1967-1980

7.2

2.6

9.4

1.9

26

1980-1990

6.3

2.8

11.5

0.5

8

1990-1999

3.5

2.0

4.8

0.5

14

1967-1999

5.9

2.5

8.7

1.1

19

Индия

1957-1970

4.3

1.2

5.2

1.7

40

1970-1980

3.0

2.3

5.5

-0.4

-13

1980-1990

5.8

1.9

6.0

2.5

43

1990-1999

6.1

2.0

5.9

2.7

44

1957-1999

4.7

1.8

5.6

1.6

34

КНР

1952-1978

4.4

2.6

6.8

0.1

2

1978-1999

7.6

2.5

8.0

2.9

38

1952-1999

5.8

2.55

7.3

1.3

22

Бразилия

1950-1973

6.9

2.9

9.4

1.9

28

1973-1980

7.0

3.2

11.2

1.2

17

1980-1999

1.8

1.9

4.5

-0.8

-44

1950-1999

4.9

2.6

7.7

0.7

14

Мексика

1950-1973

6.5

2.2

7.1

2.7

42

1973-1980

6.4

4.0

7.4

1.3

20

1980-1999

2.3

2.7

3.0

-0.5

-22

1950-1999

4.8

2.6

5.5

1.2

25

-------

Примечания: 1. По всем странам, кроме Таиланда, Индонезии, Индии и КНР, отработанное время в чел. ч. 2. Средние эластичности изменения ВВП по рабочей силе и основному капиталу составили, по нашим расчетам и оценкам, в Южной Корее в 1960-1980 гг. соответственно 0.6 и 0.4, в 1980-1999 гг 0.65 и 0.35; на Тайване - в 1952- 1960 гг. 0.6 и 0.4; в 1960-1980 гг. 0.65 и 0.35, в 1980-1999 гг. 0.7 и 0.3; в Таиланде - в 1950-1970 гг. 0.6 и 0.4, в 1970-1999 гг. 0.65 и 0.35; в Индонезии - в 1967-1980 гг. 0.6 и 0.4, в 1980-1999 гг. 0.65 и 0.35; в Индии - в 1957-1999 гг. 0.65 и 0.35; в КНР в 1952-1978 и в 1978-1999 гг. 0.6 и 0.4; в Бразилии и Мексике в 1950-1999 гг. 0.67 и 0.33.

Составлено и рассчитано по: В.А. Мельянцев. "Восточноазиатская модель" экономического роста:

важнейшие составляющие, достоинства и изъяны. М., 1998. С. 49-50, а также: World Bank. World Development Report, 1999/2000. Wash., 1999. P. 250-251; IMF. World Economic Outlook, 2000, Spring. Wash, 2000. P. 114- 117; Risque Pays 2000/Le MOCI, Paris, N 1426. P. 102, 116, 152, 154, 158, 160, 174, 176.

стр. 69


риалам их национального счетоводства, по меньшей мере вдвое (см. табл. 2 ). Что касается таких ведущих развивающихся стран, как Индия, КНР, Тайвань и Южная Корея, имеющих значительный вес в суммарных показателях численности населения, ВВП и экспорта стран Востока и Юга, то в них в последние два десятилетия темпы роста совокупной эффективности либо остались на прежнем достаточно высоком уровне (Тайвань - 3.4-3.8 % в год), либо выросли: в Южной Корее, невзирая на постигший ее кризис, соответствующий индикатор в целом повысился с 1.0-1.2 % в год в 1960-1980 гг. до 3.0-3.2 % в 1980-1999 гг. (в 1980-е гг. - 4.5 % и в 1990-е гг. 1.8 %). В Индии среднегодовой темп прироста факторной производительности увеличился с 0.7-0.9 % в 1957-1980 гг. до 2.5-2.7 % в 1980-1999 гг. и в КНР - с 0.1-0.2 % в 1952-1978 гг. до 2.8-3.0 % в 1978-1999 гг. (Рассчитано по табл. 3 .)

Вместе с тем полезно иметь в виду, что немалая часть роста совокупной производительности в азиатских НИС и в ряде других стран Востока и Юга, в которых вообще наблюдалось повышение эффективности экономики, связана с так называемым эндогенным, материализованным НТП.

Таким образом, доля "нематериализованного" НТП (организационно- институционально-инновационные факторы) в приросте совокупной производительности, которая в развитых странах в послевоенный период в среднем достигала 40-60 %, а временами - 65-75 % 43 , не превышала в азиатских НИС и в ряде других динамично развивающихся государств 20-30 %. Следовательно, не только рост ВВП, но и увеличение производительности у "тигров" и азиатских "драконов" (например, Китая и Индии) было связано преимущественно с количественными факторами.

4. НЕОДНОЗНАЧНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ИТОГИ РАЗВИТИЯ

Если в итоге сравнить уровни развития периферийных и полупериферийных стран (без учета восточноевропейских государств), с одной стороны, и передовых стран - с другой, то можно обнаружить, что в течение почти двух прошедших столетий разрыв в средних показателях подушевого ВВП увеличивался в пользу индустриально развитых стран: с 1 : 1.4-1.8 в 1800-1820 гг. до 1 : 4.5-5.0 в 1913 г., 1 : 7.8- 8.2 в 1950 г. и 1 : 9.8-10.0 в 1973 г. Ряд расчетов свидетельствует о том, что, ввиду замедления темпов экономического роста в странах Запада и Японии в 1970-е гг., отмеченный разрыв сократился, но незначительно - до 1 : 9.0-9.5 в 1980 и 1990 гг. И лишь в 1990-е гг., когда на фоне экономической стагнации в Японии и достаточно низких показателей прироста ВВП в Западной Европе происходил существенный экономический подъем в Китае, Индии и примерно в полутора десятках других развивающихся стран, рассматриваемый показатель стал существенно уменьшаться - примерно до 1 : 6.8-6.9 в 1997-98 г. 44 , оказавшись в результате несколько ниже отметки 1950 г.

Однако, как отмечалось, средние цифры скрывают весьма разноплановые тенденции, наблюдаемые в развивающемся мире 45 . Судя по табл. 4, в 1950-1998/99 гг. относительный уровень развития (подушевой доход в процентах от аналогичного индикатора США) повысился, например, по Южной Корее и Тайваню в 5.7-6.7 раза (достигнув в 1999 г. соответственно 42-43 и 52-53 %).

Отмеченный показатель в Таиланде, КНР и Индонезии увеличился в 2.9; 2.6 и 1.5 раза (соответственно до 20-21 %, 13 и 11 %), а в Бразилии и Индии он вырос всего лишь в 1.1-1.2 (до 18 и 6-7 %). В то же время в Мексике рассматриваемый показатель практически не изменился (24-25 % от уровня США). Рассматриваемый индикатор, однако, снизился в нескольких десятках периферийных стран.

В то же время, вопреки ряду пессимистических прогнозов, сделанных еще в 50-60-е годы, многие периферийные страны достигли в целом существенного прогресса в социально-культурной сфере, в развитии человеческого фактора. Доля населения, живущего за чертой бедности, сократилась в 1960-1990/1995 гг. в целом по афро- азиатскому и ла-

стр. 70


Таблица 4.

Динамика обычного и модифицированного индекса развития

Страна

Показатель, %

1950 г.

1998/1999 гг.

А

В

С

D

А

В

С

D

Е

F

G

Н

Южная Корея

825

47

3.4

14

12680

73

15.1

67

53.7

37.8

43.0

60

Тайвань

900

54

3.6

16

15890

75

15.5

74

57.0

50.9

52.9

67

Таиланд

790

47

1.9

12

6100

69

8.6

43

13.0

7.1

9.0

29

Индонезия

840

37

1.5

10

3330

65

6.5

31

8.7

1.5

3.5

18

КНР

560

35

1.7

9

3890

70

8.0

36

11.9

2.0

5.3

22

Индия

640

32

1,4

8

1960

63

7.1

27

4.5

0.3

1.7

13

Бразилия

1780

44

2.1

15

5460

67

8.1

40

17.8

7.0

10.6

29

Мексика

2780

50

2.6

20

7260

72

9.9

48

20.0

6.3

10.8

33

Италия

3930

65

5.5

30

20900

79

13.4

78

55.9

44.0

47.9

69

Германия

4400

67

10.4

41

21350

77

15.1

81

56.0

41.7

46.4

71

Великобритания

7740

68

10.8

50

21100

78

15.8

85

76.0

51.4

59.3

76

Франция

5975

67

9.6

44

22730

78

17.1

87

68.5

33.0

44.7

74

Япония

2115

63

9.1

30

22510

80

16.0

86

65.9

70.0

68.6

81

США

11440

68

11.3

58

30150

77

19.8

100

100

100

100

100

-------

Примечание: 1. А - подушевой ВВП в дол. и паритетах покупательной способности 1995 г.; В- средняя продолжительность предстоящей жизни в годах; С - среднее число лет обучения взрослого населения (редуцировано по качеству); D - обычный индекс человеческого развития; получен как среднее невзвешенное геометрическое трех субиндексов (А, В, С), отнесенных к уровню США за 1998/99 гг. 2. Е - относительный индекс распространения (на 1000 жителей, в % показателям США) обычных средств коммуникации (среднее невзвешенное по трем показателям: радиоприемники, телевизоры, немобильные телефоны); F -относительный индекс распространения (на 1000 жителей, в % к США) новейших коммуникационных и информационно-вычислительных средств (мобильные телефоны, персональные компьютеры, число подключений к Интернету); G - средневзвешенное двух предыдущих индикаторов (индекс Е взвешен по удельному весу 0.33 - традиционные, обычные средства; индекс F, отражающий новейшие тенденции в производстве и потреблении, взвешен по удельному весу 0.67). 3. Модифицированный индекс Н - среднее геометрическое невзвешенное четырех субиндексов (А, В, С, G), отнесенных к уровню США 1998/99 гг.

Составлено и рассчитано по: В.А. Мельянцев. "Восточноазиатская модель" экономического роста. М., 1998. С. 48; World Bank. World Development Report, 1998-2000; UNDP. Hauman Development Report 1998-1999; IMF. World Economic Outlook, Spring 2000. Wash., P. 115-117; Risque Pays 2000/Le MOCI, Paris, N 1426, P. 102, 116, 152, 154, 158,160,174,176.

тиноамериканскому миру с 45-50 до 24-28 %, в том числе в Индии - с 55-56 до 35-40 %, в Пакистане - с 52-56 до 30-34 %, в Таиланде - с 57-59 до 13-18 %, в Бразилии - с 48-52 до 17-19 %, в Южной Корее - с 38-42 до 4-6 %. Этот индикатор понизился в 1970-1990/1995 гг. в КНР с 33-39 до 8-12 %, в Индонезии - с 58-60 до 15-17 %, в Бангладеш (1980- 1996 гг.) с 81-83 до 35-38 %. Вместе с тем доля населения, живущего в нищете, во многих странах Тропической Африки все еще составляла в первой половине 1990-х гг. 35-45 % 46 .

Улучшение экономических и санитарных условий вызвало резкое сокращение индикаторов младенческой смертности (хотя они еще остаются весьма высокими по меркам развитых стран). В 1950-1997/1998 гг. этот показатель уменьшился в среднем со 190-200 до 55-60 % 47 , в том числе в КНР - с 175-180 до 31-33, в Индии - с 190 до 68-72, в Индонезии - с 160-170 до 43-46 %, в Таиланде и на Филиппинах - со 132-135 до 30-32, в Южной Корее - с 110-120 до 8-10, на Тайване - с 45-50 до 4 %о. В то же время в странах Тропической Африки рассматриваемый показатель остается еще очень высоким (80-100- 120 %). Он примерно в полтора раза больше, чем в среднем по развивающемуся миру 48 .

стр. 71


Данные табл. 4 свидетельствуют также о феноменально быстром увеличении средней продолжительности предстоящей жизни, не имеющем аналогов в социально-культурной истории стран Запада и Японии. В среднем по развивающемуся миру этот показатель возрос в 1950-1997/1998 гг. с 35 до 64-66 лет. Он практически удвоился в Китае и Индии. Однако эти государства, а также Индонезия, Таиланд и Филиппины в среднем достигли лишь уровня передовых стран начала 50-х годов. В 1997/1998 гг. индикаторы по Южной Корее и Малайзии, ряду латиноамериканских стран соответствовали данным по развитым государствам четвертьвековой давности. Только Тайвань (75 лет), Сингапур (76 лет) и Гонконг/Сянган (79 лет) действительно приблизились или оказались на уровне развитых стран.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что в наименее развитых государствах, в том числе странах Тропической Африки, рассматриваемый индикатор (48-53 года) все еще на 26-27 лет меньше, чем в передовых странах мира 49 . К тому же хотя стандарты санитарно-медицинского обслуживания населения в странах Восточной, Юго-Восточной, Южной Азии и Латинской Америки заметно улучшились по сравнению с 50-60-ми годами, по многим характеристикам его качества, доступности и распространенности существует заметное, а в ряде государств значительное отставание от развитых стран.

Возросшие инвестиции в человеческий фактор способствовали существенному, но далеко не одинаковому прогрессу периферийных государств в сфере образования, просвещения и профессиональной подготовки населения. В целом по развивающемуся миру в 1950-1980- 1995/96 гг. показатель охвата обучением в средней школе повысился с 7 до 31 и 55 %, а в высшей школе - с 1 до 8 и 12 %. Чтобы оценить эти достижения, целесообразно их сопоставить с показателями по передовым странам, в которых соответствующие индикаторы составили 48-50, 85-87 и 103-106 % и 7-9 % (в США - 22 %), 33-35 (56 %) и 57-59 (82). Наиболее масштабный рост охвата обучением в средней школе наблюдался в Южной Корее - с 27 % в 1960 г. до 76-78 % в 1980 г. и 98- 100 % в 1997 г. (Такой же отметки достиг и Тайвань.)

Весьма высокая "дифференциация успехов" обнаружилась по индикатору охвата обучением в высшей школе. В указанные годы он составил в КНР менее 1, 1-2 и 6 %, в Индии - 3, 5 и 7 %, в Малайзии и Индонезии -1,4и11 %.В Таиланде и Гонконге доля молодежи, охваченной обучением в колледжах и университетах, увеличилась больше -соответственно с 2 до 13 и21 и с 4 до 10 и 28 %. Действительно впечатляющие результаты у Тайваня (2 % в 1951 г., 18-19 % в 1986 г. и 41-43 % в 1996-1997 г.) и Южной Кореи (5 % в 1960 г., 15-16 % в 1980 г., и 68 % в 1997 г.) 50 .

Если в странах Тропической Африки в 1996-1997 гг. рассматриваемый показатель не превышал в среднем 2-4 %, то, например, в Бразилии он составлял 15 %, в Сирии, Мексике и Колумбии - 15-17 %, в Египте, Турции и Перу - 21-26 % и в Аргентине - 42 % 51 .

Вопреки еще встречающимся суждениям, современный развивающийся мир, при всех имеющихся перекосах (в том числе гендерных, город/село и др.), - это сообщество, сравнительно быстро утрачивающее признаки неграмотной периферии. Доля тех среди взрослого населения, кто хотя бы элементарно грамотен, составлявшая в среднем по развивающимся странам в 1900-1950 гг. 20-26 %, увеличилась с 35-37 % в 1960 г. до 47- 49 % в 1970 г. и 53-55 % в 1980 г., достигнув к 1997 гг. 69-71 %. Правда, рассматриваемый показатель был существенно выше в Латинской Америке, Восточной и Юго-Восточной Азии (84-87 %) 52 , ниже в странах Северной Африки и Ближнего Востока (60-62 %) и существенно ниже (50-57 %) Южной Азии и Тропической Африке 53 .

Судя по данным табл. 4, во многих странах и регионах развивающегося мира в последние полвека достаточно быстро увеличивался показатель среднего числа лет обучения взрослого населения. В среднем по периферийным государствам он вырос примерно с полутора до семи лет. Однако, хотя по ряду стран, например Южной Корее и Тайваню (15,0-15,5 лет), рассматриваемый индикатор уже находится на уровне

стр. 72


передовых государств (и даже несколько выше, чем, например, в Италии), в целом по развивающемуся миру, несмотря на сокращение относительного разрыва по отмеченному показателю с развитыми странами, абсолютный разрыв продолжал увеличиваться: если в 1950 г. в среднем по периферийным и развитым экономикам индикатор среднего числа лет обучения взрослого населения составлял соответственно 1.5 и 9.5 лет (разница - 8 лет), то в 1998/99 гг. он достиг соответственно 7 и более 16 лет (абсолютный разрыв - свыше 9 лет) 54 .

В целом можно констатировать, что по ряду важнейших показателей, отражающих развитие собственно человеческого фактора, периферийные страны подтянулись к стандартам передовых государств больше, чем по индикатору подушевого дохода. В результате по индексу "человеческого развития", включающего помимо подушевого ВВП, продолжительность предстоящей жизни и среднее число лет обучения, разрыв между развитыми и развивающимися странами сократился в среднем в 1950-1998/99 гг. примерно в 1.5 раза и стал трехкратным. Заметим, однако, что, если в ряде азиатских НИС, таких как Южная Корея и Тайвань, индекс "человеческого развития" уже достигает примерно 3/4-4/5 от среднего уровня стран Запада и Японии, в Таиланде, Турции, Бразилии и Мексике - 44-50 %, в Индонезии, КНР и Египте - 33-38 %, в Индии - 28-30 %, то в странах Тропической Африки он все еще составляет 10-20 % 55 .

Отмечая немаловажные достижения в ряде стран Востока и Юга, важно, во-первых, учитывать не только количественные, но и глубокие качественные различия, сохраняющиеся (и даже возрастающие) в уровнях социально-экономического и информационно-инновационного развития стран Запада и Японии, с одной стороны, и большинства (полу-)периферийных стран - с другой. Например, в 1998/99 гг. Бразилия, КНР и Индия по индексу "человеческого развития" составляли соответственно 40, 36 и 27 % от уровня США, а по индексу "информационного развития", рассчитанного автором (включающего как обычные, так и современные средства коммуникаций (см. табл. 4 ), соответствующие показатели оказались равными 10-11 %, 5-6 и 1-2 %.

В то же время рассчитанный нами относительный индекс распространения (на 1000 жителей, в % к показателям США) только новейших коммуникационных и информационно-вычислительных средств (мобильные телефоны, персональные компьютеры, число подключений к Интернету) составил в 1998/99 гг. по Бразилии 7 %, КНР - 2 % и Индии - 0.3 %. (Для Южной Кореи он был намного больше - 37-38 %, но все равно в 2.5-3 раза был меньше, чем в США (см. табл. 4 ).)

По нашим расчетам и оценкам, в середине 1990-х гг. подушевой индикатор человеческого капитала, материализованного в знаниях, навыках и физическом здоровье населения, в передовых странах по меньшей мере (без поправки на качество!) в 25 раз превышал соответствующий показатель по крупным развивающимся государствам 56 , а по уровню инвестиций в НИОКР в расчете на душу населения разрыв достиг 35-кратной величины 57 .

Во-вторых, несмотря на ряд достигнутых экономических успехов, остались нерешенными острые экономические и социальные проблемы. Многие как менее, так и более "удачливые" из развивающихся стран испытывают значительные экономические трудности, связанные с внушительными размерами внешней задолженности (общий размер которой превышает 2.2 трлн. дол.) 58 , оттоком (нестабильностью движения) иностранного капитала, неустойчивостью экспортных цен и валютных курсов, ухудшением экологической ситуации. Кроме того, если обратиться к абсолютным показателям, то следует заметить, что в странах развивающегося мира в 1997-1998 гг. насчитывалось по меньшей мере (национальные, а не международные критерии) 1.3 млрд. человек, живущих ниже порога бедности, около 900 млн. неграмотных,

стр. 73


1.5 млрд. человек лишены элементарной медицинской помощи, каждый третий ребенок до 5 лет голодает 59 .

Сохраняются значительные социальные контрасты, а дифференциация доходов, измеренная индикатором Джини, в ряде периферийных стран в конце 80-х - первой половине 90-х гг. оказалась выше, чем в развитых странах: в Восточной и Юго- Восточной Азии в среднем - 0.40-0.45; в Тропической Африке - 0.45-0.55; в Латинской Америке - 0.50-0.60. (В Южной Азии рассматриваемый показатель был ниже - 0.35-0.40.) 60

ПРИМЕЧАНИЯ

40 Исчислено по: В.А. Мельянцев. Восток и Запад во втором тысячелетии, с. 198; World Bank. World Development Indicators, 1998, p. 50-56, 176-178, 208-210; World Bank. World Development Report, 1999/2000, p. 234-235,250-251.

41 Здесь мы вновь акцентируем внимание на том, что рост ВВП и в не меньшей мере динамика конечного потребления во многих развитых странах в последние 5-10-15 лет скорее всего недооценены. Что касается более низкого показателя доли интенсивных факторов в США, то помимо указанных выше факторов следует принимать во внимание и следующее. США, будучи научным и технологическим лидером мира, несут немалые издержки, связанные с разработкой и внедрением изобретений, стоимостные и временные затраты на которые у других стран, в той или иной мере осуществлявшие догоняющее развитие (Япония, страны Западной Европы, НИС), относительно меньше. Поэтому, как бы парадоксально это ни звучало, у мирового лидера абсолютный (темп прироста) и относительный вклад производительности в прирост ВВП может на определенных этапах, связанных как с временным исчерпанием фундаментальных идей или с бурным технологическим переоснащением экономики, быть ниже, чем у стран, приближающихся к нему по уровню развития.

42 Сделанные нами расчеты по КНР, связанные с корректировкой в сторону снижения показателей роста ВВП и основного капитала, позволили получить индикаторы динамики совокупной производительности, которые несколько отличаются от расчетов других исследователей: темпы роста общей эффективности труда и капитала за дореформенный период (1953-1978 гг.) оказались все-таки позитивными, хотя и минимальными; в постреформенный период они были примерно на 1 процентный пункт ниже, чем у ряда американских ученых (см.: Е. Borenzstein, J.D. Ostry. Accounting for China's Growth Performance. - The American Economic Review. Vol. 86, 1996, N 2, p. 225).

43 Chr. Dougherty, D.W. Jorgenson. International Comparisons of the Sources of Economic Growth. - The American Economic Review. Vol. 86, 1996, No. 2, p. 26-27.

44 Рассчитано по: Б.М. Болотин. Международные сравнения: 1990-1997 гг., с. 276-177; В.А. Мельянцев. Восток и Запад во втором тысячелетии, с. 145, 202; A. Maddison. Monitoring the World Economy: 1820-1992. P., 1995, p. 23-24. IMF. World Economic Outlook. Spring, 2000. Washington, p. 115-117. Приведенные данные весьма близки к показателям, рассчитанным А.Я. Эльяновым, особенно за 1950 и 1997 гг. (соответствующий средний разрыв по двум группам стран составил 1 : 7.7-7.8 и 1 : 7.0), но различаются за 1980 и 1990 гг. По его расчетам, рассматриваемый индикатор был ниже, чем у нас, и достигал соответственно 1 : 8.2-8.3 и 1 : 8.5-8.6 (См.: А.Я. Эльянов. Перспективы и проблемы развивающихся стран, с. 36).

45 См.: Л.А. Фридман. Процесс глобализации и его воздействие на развитые и развивающиеся страны. М., 1999, с. 20-32, 59-71; А.Я. Эльянов. Перспективы и проблемы развивающихся стран, с. 36.

46 См.: В.А. Мельянцев. Восток и Запад во втором тысячелетии, с. 199; World Development Indicators, 1997, p. 50-52; 1998, p. 64-66. Эти расчеты и оценки выполнены в соответствии с национальными критериями бедности. По международным критериям (процент населения, живущего менее чем на 1 долл. в день в паритетах покупательной способности валют 1985 г.), ниже черты бедности в Индии в конце 80-х - начале 90-х гг. проживало примерно половина населения, в КНР, на Филиппинах, в Бразилии и Нигерии - 23-31 %, в Мексике и Пакистане - 12-15 %, в Малайзии и Колумбии - 5-10 % населения (World Development Indicators, 1997, p. 50-52; 1998, p. 64-66). В соответствии с данным критерием в 1990-1998 гг. доля бедных в развивающемся мире снизилась с 1/3 до 1/4. Это произошло главным образом за счет Восточной Азии, где соответствующий показатель сократился с 27-29 до 14-16 %, а абсолютное число бедных уменьшилось с 450 млн. до 280 млн. человек, в то время как в Южной Азии и Тропической Африке соответствующие индикаторы выросли с 470 до 520 млн. и с 240 до 290 млн. человек (World Bank. Global Economic Prospects and the Developing Countries, 2000. Washington, 1999, December. - http://www.worldbank.org/prospects/gep2000/full.htm, p. 28.)

47 Странам Запада на это потребовалось в свое время свыше 100 лет: отмеченный индикатор уменьшился с 21 0 %о в 1800 г. до 190 - в 1870 г. и 130 % - в 1913г. Накануне первой мировой войны он составлял в Германии 151 %, во Франции - 112, в Италии - 138, в Великобритании - 108, в Испании - 155, в США - 100 и в Бельгии - 130 % (См.: Р. Bairoch. De Jericho Mexico. Vills et Economies dans l' Histoire. P., 1985, p. 299-300.)

стр. 74


48 См.: UNDP. Human Development Report, 1994, p. 137; World Development Report, 1998/1999, p. 202-203; 1999/2000, p. 241-243; World Development Indicators, 2000, p. 14-16.

49 World Bank. World Development Report, 1999/2000, p. 232-233.

50 Южная Корея буквально прорвалась в ряды развитых стран, опередив по коэффициенту охвата обучением в колледжах и университетах Японию, Израиль, Данию, Грецию, Италию, Германию и Нидерланды (43-47 %); Швецию, Францию, Великобританию и Испанию (50-53 %), а также Бельгию, Норвегию и Новую Зеландию (57-63 %), уступив лишь Финляндии (74 %), Австралии (80 %), США (82 %) и Канаде (90 %). См.: World Development Indicators, 2000, p. 74-76; World Development Report, 1999/2000, p. 240-241.

51 См.: Р. Bairoch. Le Tiers-monde dans l' impasse. P., 1983, P. 173; World Development Report, 1983, p. 196-197; 1997, p. 226- 227; World Development Indicators, 2000, p. 74-76.

52 В этой связи необходимо подчеркнуть одну особенность азиатских НИС, исключительно важную для объяснения их феноменального роста. Речь идет о сравнительно высоких исходных индикаторах развития человеческого фактора, в данном случае грамотности населения (в конце 50-х гг. в Южной Корее, Тайване и Таиланде - 68-72 %), при куда более скромных показателях их подушевого ВВП (в 1955-1959 гг. соответственно 11.3 %, 11.6 и 8.7 % от уровня США). См.: A. Maddison. Monitoring the World Economy, 1820-1992, p. 197-205; World Development Report, 1983, p. 196-197.

53 См.: P. Bairoch. Le Tiers-monde dans l' impasse, p. 170; World Development Report, 1988/1999, p. 192-193; 1999/2000, p. 232-233.

54 Разумеется, такой совокупный, расчетный индикатор, как среднее число лет обучения взрослого населения, даже будучи скорректирован на относительную цену года образования в начальной, средней и высшей школе, не учитывает множества других важных характеристик. Так, в частности, качество учебных программ и подготовки преподавателей в развитых странах существенно выше, чем в большинстве развивающихся стран. К тому же в последних процент потери учебного времени, связанный с пропусками занятий, второгодничеством и отсевом учащихся, в 3-7 раз больше, чем в центрах мирового хозяйства (См.: R. Barro, J. Lee. International Measures of Schooling Years and Schooling Quality. - American Economic Review. Vol. 86,1996, N 2, p. 222.)

55 Рассчитано по данным и источникам к табл. 4.

56 Рассчитано по: World Bank. World Development Indicators, 1998; 2000. Но даже эти цифры, возможно, занижены. Во-первых, недоучтено значительное распространение в развитых странах неформального образования, а также других видов инвестиций в человеческий фактор, реализуемых в нерабочее время. Во-вторых, не принята во внимание дифференциация в качестве обучения. Например, в Индии в конце 80-х гг. (это во многом справедливо и спустя 5-10 лет) школьники и студенты усваивали не более 20-50 % общеобразовательной и научной информации, которую получали учащиеся развитых стран (См.: Education and the Process of Change. New Delhi, 1987, p. 122; Human Development in the 1980s and Beyond. N.Y., 1989, p. 102).

57 Рассчитано по: World Development Report, 1998/1999, p. 36.

58 J.G. Speth. The Plight of the Poor. - Foreign Affairs, 1999, N 3, p. 14. По данным Всемирного банка, этот показатель вырос с 610 млрд. дол. в 1980 г. до 1473 млрд. в 1990 г. и 2465 млрд. дол. в 1998 г. (World Bank. Global Development Finance, 1999. Washington, 1999, p. 160- 161.)

59 J.G. Speth. The Plight of the Poor. P. 14; World Development Report, 1998/1999, p. 117; A. Balls. Global Inequality: Gap Widens Between Rich and Poor. - Financial Times, September 24, 1999. - http://www.ft.com/ftsur-veys/q75f2.htm. Полезно, однако, заметить, что, например, в Индии из 90 млн. беднейших семей половина имеет часы, свыше одной трети - радиоприемники и велосипеды (Economist. 1998, N 37, p. 49.)

60 См. подробнее: В.А. Мельянцев. Восточноазиатская модель, с. 39-40.

(Окончание следует)


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/ЭКОНОМИЧЕСКИЙ-РОСТ-В-РАЗВИВАЮЩИХСЯ-СТРАНАХ-ДОСТИЖЕНИЯ-КОНТРАСТЫ-И-ПАРАДОКСЫ-ЧАСТЬ-II

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Таджикистан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. МЕЛЬЯНЦЕВ, ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ В РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАНАХ: ДОСТИЖЕНИЯ, КОНТРАСТЫ И ПАРАДОКСЫ. ЧАСТЬ II // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 06.02.2022. URL: https://library.tj/m/articles/view/ЭКОНОМИЧЕСКИЙ-РОСТ-В-РАЗВИВАЮЩИХСЯ-СТРАНАХ-ДОСТИЖЕНИЯ-КОНТРАСТЫ-И-ПАРАДОКСЫ-ЧАСТЬ-II (date of access: 05.07.2022).

Publication author(s) - В. А. МЕЛЬЯНЦЕВ:

В. А. МЕЛЬЯНЦЕВ → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Таджикистан Онлайн
Душанбе, Tajikistan
150 views rating
06.02.2022 (149 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Н. С. ТРУБЕЦКОЙ В ЕВРАЗИЙСКОМ ДИСКУРСЕ: НАЧАЛО 1930-х ГОДОВ
Catalog: История 
Россия – крупнейший донор Таджикистана в сфере содействия международному развитию. Ключевая задача Русского Дома – гуманитарное сотрудничество Таджикистана и России, проведение совместных культурных и образовательных мероприятий, обеспечение русскоязычными учебными пособиями, просветительской и художественной литературой.
5 days ago · From Владимир Рогов
В российском посольстве в Душанбе состоялась пресс-конференция Посла России в Таджикистане Игоря Лякина-Фролова с представителями российских СМИ. Основная тематика мероприятия – перспективы развития двусторонних отношений России и Таджикистана в гуманитарных, образовательных и культурных проектах.
5 days ago · From Владимир Рогов
И УЕХАЛА ДОМОЙ...
РЕЛИГИОЗНО-ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА ПОРТЫ И РОЛЬ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ В ИСЛАМИЗАЦИИ БАЛКАНСКИХ НАРОДОВ (XV - НАЧАЛО XVII ВЕКА)
ВЫСТАВКА ИЗ СОБРАНИЯ A.M. ПОЗДНЕЕВА В ГОСУДАРСТВЕННОМ МУЗЕЕ ИСКУССТВ НАРОДОВ ВОСТОКА
Catalog: История 
КУРОДА РЭЙДЗИ. НОВЕЛЛА "ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ ЛЕНИНА" (АРУ ХИ-НО РЭНИН)
Catalog: История 
Что интересного можно посмотреть в Таджикистане: самые известные достопримечательности страны
ПУШТУНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В СЕВЕРО-ЗАПАДНОЙ ПОГРАНИЧНОЙ ПРОВИНЦИИ (ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XX в.)
ALEXANDER D. KNYSH. ISLAMIC MYSTICISM: A SHORT HISTORY. Leiden-Boston-Koln: Brill

Actual publications:

Latest ARTICLES:

LIBRARY.TJ is a Tajik open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ В РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАНАХ: ДОСТИЖЕНИЯ, КОНТРАСТЫ И ПАРАДОКСЫ. ЧАСТЬ II
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2018-2022, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones