Libmonster ID: TJ-418
Author(s) of the publication: О. КИРЬЯНОВ

15 апреля этого года в семнадцатый раз в истории Республики Корея граждане страны выбирали новых депутатов парламента - Национального собрания (НС). Всегда такого масштаба и значения события вызывают интерес всех слоев населения страны. Но на сей раз внимание к ходу и к результатам выборов было особенно пристальным, причем не только в самой Южной Корее, но и за рубежом. Дело в том, что в стране к тому времени сложилась не совсем обычная политическая обстановка.

Уникальность обстановки состояла в том, что парламентские выборы впервые в Южной Корее проводились при отстраненном от должности... президенте страны. Доминировавшие в парламенте 16-го созыва оппозиционные Партия Великой Страны (ПВС) и Демократическая партия Нового Тысячелетия (ДПНТ) 12 марта 2004 г. вынесли вотум недоверия президенту страны Но Му Хену. Формально он остался на своем посту, однако его полномочия временно стал исполнять премьер-министр. Судьба Но оказалась в руках Конституционного суда, который должен был решить, правомерно ли решение парламента или нет. При этом в поддержку импичмента должны высказаться минимум шесть из девяти судей, только тогда президент окончательно уйдет со своего поста и будут назначены новые президентские выборы.

Интригу вокруг парламентских выборов во многом закрутил сам отстраненный президент, который заявил, что в случае поражения поддерживающей его партии "Ури"1 , он уйдет с поста, не дожидаясь решения Конституционного суда. При этом он исходил из того, что если народ на выборах поддержит оппозицию, которая доминировала в парламенте, то тем самым он поддержит и вотум недоверия президенту. А тогда зачем оставаться на посту? Таким образом, ставка на семнадцатых парламентских выборах была больше, чем просто определение состава нового парламента. Но обо всем по порядку.

НАШЛА КОСА НА КАМЕНЬ

В парламенте РК шестнадцатого созыва, который и вынес вотум недоверия, как уже было сказано, большинство имели оппозиционные президенту силы. Главной была ПВС: из 273 мест она имела 137, то есть больше половины, за ней шла ДПНТ - 61 место. Пропрезидентская партия "Ури" с 49-ю местами и Объединенные либеральные демократы с 16-ю существенно уступали двум первым. Интересно, что президент Но Му Хен на президентских выборах в декабре 2002 г. баллотировался от ДПНТ и, как известно, победил кандидата от ПВС Ли Хве Чана. В сентябре 2003 г. из-за сильнейших разногласий внутри ДПНТ по отношению к политике новой администрации из нее вышла часть наиболее реформаторски настроенных членов, которые вместе с рядом других прогрессивных политиков и сформировали партию "Ури".

Президент Но также покинул ДПНТ, которая из правящей партии превратилась в оппозиционную и все больше стала блокироваться с ПВС. Вместе они обладали абсолютным большинством голосов в парламенте. Президента поддерживала лишь "Ури", вес которой в Национальном собрании был тогда весьма невелик.

Но вернемся к импичменту. 12 марта этого года стало знаковым днем в политической жизни Южной Кореи. Произошло то, чего там не случалось никогда. Парламент страны проголосовал за отстранение президента от должности. За это решение высказались 193 депутата, против - лишь два. Это было больше необходимых по конституции для подобного решения двух третей голосов депутатов. Легко догадаться, что импичмент поддержали парламентарии от ПВС и ДПНТ. Депутаты от "Ури" понимали, что при сложившемся соотношении голосов не смогут помешать своим оппонентам добиться отстранения президента. Поэтому в течение нескольких дней они в прямом смысле физически не позволяли оппозиции провести процедуру голосования. Вотум недоверия был вынесен парламентом лишь после того, как охрана Национального собрания, применив силу, "утихомирила" депутатов "Ури".

Формальным поводом для отстранения Но Му Хена от должности стала его открытая поддержка партии "Ури" (членом которой, кстати, он так до сих пор официально и не стал): 24 февраля в ходе телевизионной пресс-конференции лидер Южной Кореи заявил, что он "сделает все возможное в рамках

стр. 30


закона, чтобы обеспечить победу "Ури" на парламентских выборах 15 апреля"2 . Однако по законодательству страны госслужащие, к которым относится и президент, должны оставаться нейтральными по отношению к политическим партиям. Национальная избирательная комиссия вынесла президенту в связи с его демаршем предупреждение3 .

Оппозиции этого показалось мало, и она потребовала от президента официального извинения. Тот пошел, как говорится, "на принцип" и отказался, сказав, что в интервью он просто отвечал на вопрос корреспондента и вообще поступаться взглядами не намерен. Взъярившаяся оппозиция начала процедуру импичмента, для надежности выдвинув в адрес президентского окружения обвинения в коррупции и, используя свое подавляющее большинство в парламенте, 12 марта отстранила Но Му Хена от исполнения обязанностей президента.

Это была внешняя, видимая сторона событий, но в их основе лежали более глубокие причины. ПВС, которая второй раз подряд проиграла на президентских выборах, так и не смогла простить Но Му Хену его победы, а еще больше - его более прогрессивных взглядов. Фактически, Но Му Хен противопоставил себя традиционным корейским элитам, которые десятилетиями были у власти, и сразу же потеснил их с политического Олимпа. Сын простого человека, не окончивший университета, борец за права рабочих и простых людей, он выглядел в глазах избирателей "человеком из народа", а для противников был "выскочкой", не имевшим "нужных связей". Что касается бывшей партии Но Му Хена, то оставшиеся в ДПНТ после выделения из нее "Ури" люди, несмотря на то, что они также в прошлом боролись с авторитарными режимами Южной Кореи, все же со временем стали частью политической элиты. Кроме того, ДПНТ не простила Но Му Хену его выхода из партии. В ДПНТ остались в основном соратники предыдущего президента - Ким Дэ Чжуна, тогда как сподвижники Но перешли в "Ури".

Вся эта нелюбовь ПВС и ДПНТ к Но Му Хену проявилась очень скоро после избрания его президентом. Его критиковали за все: за проблемы в экономике, за чрезмерную мягкость к периодически бастовавшим рабочим и служащим, за недостаток решительности, за непрофессионализм его аппарата, за "потакание" Северной Корее, за более независимый курс во внешней политике в ущерб отношениям с главным союзником - США, за слабохарактерность, которая выражалась в том, что он не стремился сразу же увольнять своих помощников за мелкие ошибки, а давал им второй шанс, и еще за многое другое.

Оппозиционные партии попытались также максимально раскрутить и популярную для южнокорейской политики коррупционную карту. В итоге прокуратурой и независимыми следователями, которые были выбраны опять же по решению парламента, были выявлены некоторые факты коррупции в окружении президента Но Му Хена. Несколько ближайших помощников Но оказались под следствием.

Попросту говоря, оппозиция искала предлога для нападения. Разговоры о возможном импичменте шли давно, все только думали, что этот вопрос будет обсуждаться уже в новом парламенте после выборов 15 апреля. Но оппозиция решила форсировать события. Ставку, судя по всему, она делала на то, что народ поддержит вотум недоверия. Кроме того, оппозиционеры чувствовали, что почва у них постепенно уходит из-под ног - популярность противников президента падала, а проправительственной "Ури" росла4 . Необходимо было что-то делать.

Вместе с тем, одновременно падала и личная популярность Но Му Хена. Например, в нынешнем феврале его поддерживали 43% населения, тогда как сразу после избрания на пост президента в декабре 2002 года - 70%5 . Затем число сторонников президента упало до 35 - 37/66 .

Действительно, политику Но Му Хена было за что покритиковать: в конце концов, президент отвечает за все, что происходит в стране - хорошее и плохое. А проблем в Южной Корее, впрочем, как и в любой другой стране, хватает. Но оппозиция очень сильно просчиталась с вотумом недоверия. И эта ошибка, как показали результаты выборов в парламент, для нее имела

стр. 31


очень и очень серьезные последствия.

Во-первых, та самая коррупционная карта, которую так усиленно пыталась использовать в своих интересах оппозиция, в итоге вернулась к ней бумерангом. Но Му Хен дал полный карт-бланш Генпрокуратуре и независимым следователям в расследовании фактов коррупции в среде политиков и незаконного лоббирования своих интересов представителями большого бизнеса7 . При этом послабления не давались никому - ни оппозиции, ни президентским соратникам. Как уже говорилось, несколько помощников Но оказались под следствием. Но больше от рвения следователей пострадали сами инициаторы расследований. Это, в принципе, не удивительно. Люди Но Му Хена в политике еще относительные новички. И даже если хотели бы, то попросту не успели завести "выгодные" связи. А у оппозиции для этого были целые десятилетия. В итоге под следствием оказались ее высокопоставленные представители, бизнес-элита. Лидерам ПВС и ДПНТ неоднократно пришлось "просить прощения" у народа за факты коррупции.

Повторимся еще раз, что и окружение Но также оказалось замешанным в коррупции, но в гораздо меньшей степени. За несколько недель до выборов прокуратура подвела предварительные итоги своих расследований и временно прекратила работу, чтобы не повлиять на ход избирательной кампании. По данным прокуратуры, корейские компании передали ПВС незаконных пожертвований на 70 млн. долл.8 , а тем, кто стоял на стороне Но Му Хена, - в пять-шесть раз меньше. Дисбаланс очевиден, и люди это учли.

Во-вторых, для большинства южнокорейцев импичмент сам по себе стал настоящим шоком. В особенности их раздражало то, под каким ничтожным, по их мнению, предлогом президента отстранили от должности. Как показали опросы общественного мнения, против вотума недоверия высказались в три раза больше имеющих право голоса, чем за него - 71%. Количество респондентов, считавших, что ответственность за сложившуюся ситуацию лежит на ПВС (54,5%), в два раза превысила число тех, кто возложил ответственность на президента Но Му Хена (20,7%)9 . (При этом рейтинг самого президента не особенно вырос, составив всего 30,5%.) Большинство корейцев попросту не считало, что та реплика, которую произнес лидер страны в интервью, настолько важна, чтобы отстранить его от власти. Один из участников опроса хорошо выразил доминировавшие тогда общие настроения: "Если подходить последовательно и за такие мелочи отстранять от должности, то в Корее вообще некому будет заниматься политикой"10 .

В день вынесения импичмента начались стихийные митинги протеста, дело доходило и до весьма эмоциональных акций. Например, один из граждан намеренно врезался на джипе в ступеньки перед зданием парламента и поджег свою машину. Когда его уводила полиция, он кричал, что "такой парламент надо сжечь"11 .

На следующий же день сторонники президента показали, на что они способны ради него. 13 марта в центре Сеула прошел митинг, на котором присутствовало не менее 70 тыс. человек. Демонстранты таким образом выражали свое недовольство решением парламента, называя его "переворотом". По традиции, заведенной со времен антиамериканских демонстраций 2002 г., участники митинга держали в руках горящие свечи.

Подобные акции протеста, на которых численность манифестантов временами превышала сотню тысяч человек, проходили по всей стране чуть ли не ежедневно вплоть до выборов 15 апреля, когда стало ясно, что проправительственная "Ури" победила.

Противники Но Му Хена пытались организовывать аналогичные акции в поддержку вотума недоверия, но они не шли ни в какое сравнение с манифестациями сторонников президента. Оппозиция не могла собрать одновременно более нескольких тысяч человек.

Стоит отметить, что во время всех этих массовых мероприятий никаких беспорядков не было, не говоря уже о стычках с полицией. Западные СМИ высоко оценили уровень политической зрелости южнокорейцев. Ведь несмотря на то, что, по их представлению, импичмент был вынесен необоснованно и большинство граждан выступило против него, они настроились выразить свое отношение к этому реше-

стр. 32


нию на выборах новых депутатов в тот самый орган, который отстранил лидера страны от должности12 . В этом и состояла основная интрига нынешних парламентских выборов.

КОЛЕБАНИЯ ЭЛЕКТОРАТА

Вынесенный оппозицией вотум недоверия принес ей большие неприятности. Стрелка политического барометра, отражающего общественное мнение, резко качнулась в сторону пропрезидентской партии. Если накануне импичмента "Ури" опережала основного соперника - ПВС - на 6 - 10%, то вскоре разрыв увеличился в разы.

По результатам опроса, проведенного 17 марта газетой "Чо-сон ильбо" и компанией "Хангук Гэллап", рейтинг политических партий распределился следующим образом: партия "Ури" - 46,8%, ПВС - 15,8%, ДПНТ - 6,8%, Демократическая рабочая партия - 4,4%, Объединенные либеральные демократы - 1,3%. Число тех, кто не поддерживает никакую партию или затруднились ответить, составило 23,6%.

Итоги опросов общественного мнения, которые проводил "Хангук Гэллап" 9 марта (когда было внесено предложение об объявлении импичмента), 12 марта (в день, когда было принято решение об отстранении президента от власти) и 17 марта, показали, что рейтинг проправительственной партии "Ури" неуклонно рос: 26,7% 32,4% 46,8%, а уровень поддержки в стране ПВС и ДПНТ падал. ПВС: 18,3% 16,3% 15,8%, ДПНТ: 9,3% 8,3% 6,8%13 . А ведь всего лишь за три недели до импичмента, 21 февраля, за ПВС высказались 33,5%, а за "Ури" - только 26,8%. В конце концов некогда могущественную ДПНТ, из которой вышли два последних, предшествовавших Но Му Хену, корейских президента, по популярности опередила Демократическая либеральная партия, известная своими левыми взглядами.

В стане инициаторов импичмента - оппозиционных ПВС и ДПНТ - из-за резкой потери электората начались внутренние кризисы. В итоге в ПВС сменился лидер. Эту основную оппозиционную партию возглавила Пак Гын Хе - дочь известного руководителя Южной Кореи генерала Пак Чжон Хи, которому многие в заслугу ставят корейское "экономическое чудо". В ДПНТ ее лидер под давлением своих соратников сложил с себя руководство предвыборной кампанией, оставшись лишь номинальным руководителем партии.

Ради объективности следует отметить, что оппозиционной ПВС все же удалось частично вернуть себе былую популярность. Во многом это была заслуга ее нового лидера Пак Гын Хе, а также ее отца, который остается весьма популярным человеком для многих южнокорейцев старших возрастов.

С другой стороны, ошибку допустил и лидер "Ури" Чон Дон Ен. Дело в том, что "Ури" пользуется наибольшей поддержкой, в первую очередь, среди молодых людей в возрасте от 20 до 40 лет, тогда как те, кому за 50, в большинстве своем стоят на стороне ПВС. Своеобразные "отцы и дети" в корейском варианте. И вот, за две недели до выборов Чон Дон Ен посоветовал пожилым людям - особенно кому за 60 - в день выборов оставаться дома и только наблюдать, как молодежь решает будущее своей страны. Больший процент молодежи на выборах повысил бы шансы "Ури" на победу. Такое резкое заявление было бы очевидной ошибкой в любой стране, а в Корее, где до сих пор очень сильны уважение к возрасту и прочие конфуцианские ценности - в особенности14 . Оппозиция немедленно схватилась за неожиданно предоставленный шанс и максимально раздула этот просчет. Чон извинился, ушел с поста руководителя предвыборной кампании партии, вычеркнул себя из списков тех кандидатов, кому было гарантировано место в парламенте по пропорциональной системе15 , но горький осадок от его необдуманных слов остался в душах части избирателей. Кроме того, острый эмоциональный эффект от импичмента постепенно стал затухать. Многие из тех, кого вотум недоверия оттолкнул от оппозиции, либо вернулись в стан ее сторонников, либо отошли от "Ури"16 .

В итоге непосредственно перед выборами разрыв между "Ури" и ПВС сократился до 11 - 13% в пользу первой.

К слову заметим, что Северная Корея не обошла вниманием парламентские выборы на Юге и четко дала понять, на чьей стороне ее симпатии. Целый месяц северокорейские СМИ критиковали ПВС и ДПНТ17 , а за день до выборов Центральное агентство новостей КНДР призвало граждан Южной Кореи вынести свой суровый вердикт в отношении "проамериканских консервативных оппозиционных сил" за их решение вынести вотум недоверия президенту Но Му Хену и отправку воинского контингента в Ирак18 .

ПОБЕДИТЕЛИ И ПОБЕЖДЕННЫЕ

Большинство экспертов не сомневались, что "Ури" резко увеличит свое присутствие в парламенте. Вопрос был лишь в том, сумеет ли она набрать большинство и уйдет ли добровольно в отставку, не дожидаясь вердикта Конституционного суда, президент Но Му Хен, если "Ури" все же по какой-то причине выступит не слишком удачно.

Но выборы закончились убедительной победой партии "Ури". В общей сложности она получила 151 место в Национальном собрании. Ее главный соперник - Партия Великой Страны, хоть и осталась серьезной политической силой, но получила существенно меньше мест - 121. На третьем месте оказалась Демократическая либеральная партия (ДЛП) с 10 мандатами. ДПНТ удалось получить лишь девять мест в парламенте, Объединенным либеральным демократам - четыре места, мандат в Национальном собрании РК получил Чон Мон Чжун - глава судостроительного подразделения компании "Хендэ", основавший партию "Национальное единство 21". Два мес-

стр. 33


та достались независимым депутатам19 .

Успех пропрезидентской партии "Ури", добившейся большинства в парламенте, укрепил позиции Но Му Хена. Конечно, его политическая судьба формально все еще находилась в руках Конституционного суда, которому и предстояло сказать окончательное слово в отношении импичмента, вынесенного предыдущим составом парламента. Однако эксперты не сомневались, что суд не сможет игнорировать волеизъявление народа, показавшего свое негативное отношение к отстранению президента от должности. Ожидалось, скорее всего, учитывая, что Но Му Хен все-таки был в определенной степени не прав, открыто заявив о своей поддержке "Ури", Конституционный суд вынесет ему предупреждение, а мотивы для импичмента сочтет недостаточными и отменит вотум недоверия.

Президенту с новым парламентом, в котором теперь доминируют его сторонники, будет гораздо проще держать свой политический курс, и, уж точно, можно не беспокоиться о возможности нового импичмента по незначительным поводам.

Партия "Ури" сама по себе представляет интересный феномен. Всего лишь через полгода после своего создания она смогла завоевать большинство в парламенте. Вместе с тем, в ней самой есть ряд фракций, между которыми, как предсказывают некоторые корейские аналитики, теперь может развернуться борьба. Если бы "Ури" не получила большинства и ее победа не была бы такой убедительной, то это заставило бы ее членов сплотиться. Теперь же в стане победителей можно ожидать некоторых разногласий. О том, что там не все гладко, как кажется, говорит тот факт, что накануне выборов от рядовых членов "Ури" выдвигались требования отставки лидера партии Чона20 . Два видных члена партии вышли из состава ее руководства, заявив, что продолжают поддерживать президента "в качестве обычных членов партии"21 . Кроме того, как это обычно бывает, к победителям часто тянутся случайные люди, привлеченные не столько идеологией и политическим курсом партии, сколько самой возможностью оказаться поближе к власти и попытаться извлечь из этого какую-либо выгоду для себя.

Что касается Партии Великой Страны, то она, судя по всему, останется в оппозиции и будет иметь значительное влияние в политической жизни РК. Однако она распрощалась со статусом парламентского большинства, в котором пребывала последние 16 лет. Теперь ей придется мириться с положением не самого влиятельного игрока в парламенте. Вместе с тем, ей удалось уйти от сокрушительного поражения - потеряно не так уж много мест. Во многом это заслуга ее лидера Пак Гын Хе, которая обладает достаточной харизмой, в том числе и для того, чтобы бороться за высший пост в стране на следующих президентских выборах. По партийным спискам ПВС получила почти столько же мест, сколько и "Ури". Это означает, что в нее, как в партию, верит большое количество граждан.

Результаты выборов для ДПНТ иначе как разгромом не назовешь. Еще полгода назад у нее было более ста мест в парламенте, непосредственно накануне выборов - 61 место. Предыдущий президент Ким Дэ Чжун и нынешний Но Му Хен вышли из ее рядов. Теперь же у нее всего лишь девять мест. Она уступила даже Демократической либеральной партии. Избиратели отвернулись от ДПНТ. Если для ПВС импичмент стал просто промахом, то для ДПНТ - фатальной ошибкой. Причина заключается в том, что ее основной электорат находился в юго-западной части Кореи - провинциях Южная и Северная Чолла. Политически эта партия давний соперник ПВС, которая опирается на юго- восточную часть Республики Корея - на жителей провинций Южная и Северная Кенсан. И поэтому юго-запад не смог простить своей партии ее союзничества с заклятыми врагами - с ПВС, тем более в таком деле, как вотум недоверия президенту, за которого на юго-западе в декабре 2002 года голосовало подавляющее большинство. ДПНТ теперь больше не представляет серьезной политической силы. Не случайно, что ее лидер сразу же после выборов взял на себя ответственность за поражение и ушел в отставку.

Сенсацией прошедших выборов стало появление в парламенте ДЛП. Тем более что она заняла третье место, получив десять мандатов. Сформирована она была в 2000 г. Защищает интере-

стр. 34


сы рабочих, крестьян, низшего слоя среднего класса. Многие в Корее считают ее членов социалистами и радикалами. А для Южной Кореи, в которой долгое время из-за противостояния с КНДР такие взгляды преследовались по закону, этого было достаточно, чтобы отпугивать от партии потенциальных сторонников.

Сокрушительное поражение испытала и партия Объединенные либеральные демократы (ОЛД), которые получили лишь четыре места. Всего лишь несколько лет назад это была достаточно влиятельная организация, которая представляла интересы центрального региона - провинций Южная и Северная Чхунчхон. Она была очень полезна в качестве "третьей силы", когда ни одна из двух других более крупных партий не могла получить большинства и пыталась заручиться поддержкой ОЛД. Так, например, было в пору президентских выборов 1997 г., когда союз между ДПНТ и ОЛД обеспечил победу Ким Дэ Чжу-на над кандидатом от ПВС Ли Хве Чаном. Отныне ОЛД не существует как мало- мальски серьезной политической силы. Она вообще скорее всего исчезнет с политического небосклона. Достаточно символично, что ее лидер Ким Чжон Пхиль, который несколько десятков лет был влиятельнейшей политической фигурой, не смог получить по партийным спискам места в парламенте и заявил о своем уходе из политики22 .

НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Результаты семнадцатых парламентских выборов выявили ряд и более общих тенденций, наметившихся в Южной Корее.

С одной стороны, они в значительной степени подтвердили то, что стало очевидным уже на президентских выборах 2002 г. А именно, что постепенно более ощутимое различие в политических симпатиях стало проявляться по линии поколений, а не по регионам, как было раньше.

"Ури" и президент Но Му Хен пользуются поддержкой в первую очередь более молодых слоев населения - от 20 до 40 лет. Их привлекают реформаторские идеи президента и его близких сподвижников, их стремление к обеспечению большей самостоятельности страны во внешней политике, отход от прежней практики политической борьбы, которая уже не раз оказывалась запятнанной коррупцией. Также избиратели "Ури" гораздо лучше относятся к Северной Корее, чем старшие поколения.

Главный соперник "Ури" и президента - ПВС находит своих сторонников в первую очередь у людей старших возрастов, которые более консервативны, состоятельны, считают необходимым ориентироваться на США во внешней политике, более негативно относятся к КНДР.

С другой стороны, налицо постепенное смещение политических симпатий южнокорейцев влево. Отсюда и широкая народная поддержка Но Му Хена, который выступает за активное развитие отношений с Северной Кореей, защиту прав низших слоев населения, большую степень социального равенства. Со схожих позиций выступал и его предшественник - президент Ким Дэ Чжун, возглавлявший страну в 1997 - 2002 гг. Другим доказательством смещения политических симпатий электората стало появление в парламенте ДЛП, о чем трудно было подумать лет десять назад, так как все, имевшее что-то общее с социалистическими идеями даже в самом отдаленном варианте, предавалось на Юге Корейского полуострова политической анафеме. Показательна и практически полная деградация ОЛД, которая всегда выступала с жестко консервативных позиций. Во многом символичным стал вынужденный уход с политической арены ее лидера - Ким Чжон Пхиля. Это означает полное окончание так называемой "эпохи трех Кимов", когда расстановку сил в РК в течение долгих лет определяли Ким Ен Сам, который был президентом в 1992 - 1997 гг., Ким Дэ Чжун, занимавший место лидера страны до Но Му Хена, и Ким Чжон Пхиль.

Все очевиднее становится также постепенное ослабление регионализма во внутренней политике. Раньше все было четко и просто - у каждой партии были свои определенные регионы поддержки. У ПВС - юго-восток, у ДПНТ - юго- запад, у ОЛД - центр. Исход борьбы кандидатов в президенты определялся в первую очередь противостоянием юго-востока и юго-запада.

Победа Но на президентских выборах 2002 г., который сам является выходцем с юго-востока, но заручился поддержкой ДПНТ, стала несколько менять ситуацию. Нынешнюю пропрезидентскую партию "Ури" не назовешь партией юго-запада. Пожалуй, уже недалеко то время, когда в Южной Корее наконец появятся партии, более четко выражающие интересы тех или иных социальных слоев и клас-

стр. 35


сов, а не регионов. Вместе с тем, регионализм, несомненно, еще довольно долго будет играть существенную роль в политике. Доказательством этого стало то, что ПВС получила львиную долю своих мест именно на юго-востоке, где она традиционно сильна. А ДПНТ была наказана своими традиционными сторонниками за сотрудничество с ПВС именно на юго-западе.

Еще одной нарождающейся тенденцией, которую высветили последние выборы, стало увеличение числа женщин-политиков. Так, ведущие партии в своих партийных списках отдали половину мест женщинам. В итоге в новом парламенте будет присутствовать 39 депутатов-женщин. Кроме того, немало женщин вошло в руководство ряда партий, в их числе - лидер ПВС, руководитель аппарата предвыборной кампании ДПНТ, официальные представители ПВС и партии "Ури" и т.д. А ведь для Кореи (вообще), где весьма сильны конфуцианские традиции, вопрос о равноправии женщин был и пока еще остается достаточно острой проблемой. Но постепенно ситуация начинает меняться, и изменения в мире политики - одно из доказательств этой тенденции.

Многие наблюдатели высказывают (и, как представляется, небезосновательно) предположения, что более лояльный президенту парламент позволит ему уверенно проводить свой внешнеполитический курс. Но Му Хен пришел к власти под лозунгами "независимой внешней политики". Для Южной Кореи в первую очередь это означает политику без оглядки (насколько это возможно) на Вашингтон. Возглавляемые ПВС консерваторы считали такую линию ошибочной и настаивали на необходимости сохранения тесных отношений с Соединенными Штатами. Им удалось добиться определенных уступок от Но или хотя бы блокировать его наиболее радикальные намерения. Теперь же, как видится, сам парламент может начать настаивать на большей внешнеполитической независимости.

Примечательно, что ДЛП, только-только появившись в Национальном собрании, предложила отменить решение о посылке южнокорейского военного контингента в Ирак. Оно было принято предыдущим составом парламента под давлением (в том числе и на президента) оппозиции, выступающей за поддержание военно-стратегического альянса с Соединенными Штатами. Теперь оппозиция уже не сможет оказывать такое сильное давление, как прежде.

Другой важнейший вектор внешней политики Юга - отношения с Севером также может несколько измениться, хотя и не очень значительно. Оппозиция в лице ПВС выступает за жесткую линию в отношении Пхеньяна, настаивает на необходимости не идти ни на какие уступки, за любую помощь Юга предлагает требовать соответствующих уступок от КНДР и считает необходимым продолжать следовать в фарватере политики Вашингтона. Но Му Хен же пришел к власти с намерением продолжить политику "солнечного света", "вовлечения" Севера, начатую еще его предшественником - Ким Дэ Чжуном. Надо сказать, что в определенной степени Но Му Хену удавалось это делать. Можно ожидать, что при новом парламенте, в котором положительно настроенные к КНДР партии "Ури" и ДЛП укрепили свои позиции, контакты с КНДР только активизируются. Юг будет продолжать (вопреки жестким требованиям Вашингтона) оказывать безвозмездную экономическую помощь своим собратьям к северу от 38 параллели.

Подводя самый общий итог, можно сказать, что результаты прошедших в Южной Корее 15 апреля выборов в парламент стали своеобразным вотумом доверия народа лидеру страны Но Му Хену. Это теперь позволит ему более свободно и эффективно проводить свою политику и насущные реформы в стране.

P. S. В начале мая Конституционный суд РК отменил резолюцию парламента об импичменте (как не имеющую достаточных оснований) и тем самым вернул Но Му Хена к исполнению обязанностей главы государства.


1 Ее полное название - "Еллин Ури дан" - "Наша открытая партия". В российских СМИ за ней закрепилось название "Ури".

2 "Чунан Ильбо", 25 февраля 2004.

3 "Сеульский вестник", N 83. Март 2004.

4 Накануне импичмента в поддержку "Ури" стали высказываться уже больше опрошенных, чем за ПВС: 25 - 27% за "Ури", 18 - 19% - за ПВС. - "Korea Herald", 10 марта 2004.

5 "Чунан Ильбо", 8 февраля 2004.

6 "Чосон Ильбо", 2 марта 2004.

7 Примечательно, что следователи по коррупционным делам добрались до руководства практически всех без исключения крупных корейских компаний и доказали их замешанность в скандалах. В итоге стала выражаться обеспокоенность тем, что вся эта кампания может дестабилизировать корейскую экономику. Президент Но, несмотря на то, что в скандалах была замешана в первую очередь противостоящая ему оппозиция, даже обратился к Генпрокуратуре с просьбой "отнестись с пониманием" к представителям бизнеса. Однако прокуратура отвергла эти призывы.

8 И это только центральный аппарат партии и пока в предварительном порядке. Цифра неизбежно вырастет, если прокуратура продолжит расследования и доберется до региональных структур ПВС.

9 Данные опроса, проведенного газетой "Чосон Ильбо" и исследовательской компанией "Хангук Гэллап" 18 марта 2004.

10 "Korea Herald", 19 марта 2004.

11 "Korea Times", 12 марта 2004.

12 "Economist", 9 апреля 2004.

13 Данные опросов были любезно предоставлены Посольством Республики Корея в Москве.

14 "Чосон Ильбо", 3 апреля 2004.

15 На этот раз южные корейцы в Национальное собрание выбирали 299 депутатов. При этом каждый гражданин имел как бы два голоса. Один он отдавал непосредственно за конкретного кандидата, баллотирующегося по округу, а второй - за ту или иную партию. 243 депутата выбирались прямым голосованием, а 56 - по партийным спискам. Вторые голоса суммировались, затем подсчитывалось, сколько процентов получила каждая из партий, и на основе этого пропорционально отдавали соответствующее число мест из 56, оставленных для тех, кто проходил по партийным спискам. Именно из этого списка партии "Ури" и вычеркнул себя Чон Дон Ен.

16 "Korea Herald", 14 апреля 2004.

17 "Чосон Ильбо", 9 апреля 2004.

18 Информационное агентство "Енхап", 14 апреля 2004.

19 "Чосон Ильбо", 16 апреля 2004.

20 "Чосон Ильбо", 13 апреля 2004.

21 "Korea Herald", 14 апреля 2004.

22 "Чосон Ильбо", 17 апреля 2004.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/ЮЖНАЯ-КОРЕЯ-ИТОГИ-ПАРЛАМЕНТСКИХ-ВЫБОРОВ-ВОТУМ-ДОВЕРИЯ-ПРЕЗИДЕНТУ

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О. КИРЬЯНОВ, ЮЖНАЯ КОРЕЯ. ИТОГИ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ - ВОТУМ ДОВЕРИЯ ПРЕЗИДЕНТУ? // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 20.05.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/ЮЖНАЯ-КОРЕЯ-ИТОГИ-ПАРЛАМЕНТСКИХ-ВЫБОРОВ-ВОТУМ-ДОВЕРИЯ-ПРЕЗИДЕНТУ (date of access: 23.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - О. КИРЬЯНОВ:

О. КИРЬЯНОВ → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
283 views rating
20.05.2023 (339 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
19 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
21 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
30 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
30 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
47 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
57 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
60 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
78 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
81 days ago · From Точикистон Онлайн
IN SEARCH OF THE LOST EAST
Catalog: География 
83 days ago · From Галимжон Цахоев

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

ЮЖНАЯ КОРЕЯ. ИТОГИ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ - ВОТУМ ДОВЕРИЯ ПРЕЗИДЕНТУ?
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android