Libmonster ID: TJ-364

В. БЕЛОКРЕНИЦКИЙ, доктор исторических наук

В. МОСКАЛЕНКО, доктор исторических наук

Спор о принадлежности Кашмира - одного из крупнейших бывших княжеств колониальной Индии, стал сердцевиной индийско-пакистанской конфронтации. Этот конфликт не только отравляет отношения между двумя ныне ядерными соседями, но и ставит их отношения с другими государствами в зависимость от их позиции по кашмирской проблеме. Война широкой международной коалиции с террором оказывает на кашмирский конфликт весьма противоречивое воздействие.

Дели рассчитывает на поддержку его борьбы с кашмирскими террористами. С развертыванием действий антитеррористической коалиции и падением талибского режима в Афганистане значительно затрудняется внешняя подпитка деятельности кашмирских "борцов за веру".

Исламабад своим участием в антиталибской операции значительно улучшил отношения с Соединенными Штатами и укрепил свои позиции на международной арене. Но в лице талибского режима Пакистан лишился поддержки Кабула в его спорах с Дели по кашмирской проблеме в то время как Северный альянс и другие афганские политические силы симпатизируют Индии.

В новых условиях Исламабад опасается более решительных действий Дели, включая засылку индийских спецназовцев в контролируемую Пакистаном часть Кашмира. А созданные в Пакистане для борьбы в Афганистане и Кашмире радикальные исламистские организации теперь представляют серьезную внутреннюю угрозу военному режиму президента Первеза Мушаррафа.

ВОЙНЫ ЗА КАШМИР

Первый вооруженный конфликт между Пакистаном и Индией происходил в 1947-1948 годах. После него в 1949 году под эгидой ООН в Кашмире была установлена "линия прекращения огня" (несколько измененная после войны 1971 года и получившая тогда название "линия контроля"), которая разделила бывшее княжество на примерно равные по населению и площади территории, контролируемые Индией и Пакистаном; в обеих частях большинство населения составили мусульмане. Единственным способом в урегулировании спора Пакистан считает проведение в бывшем княжестве плебисцита в соответствии с резолюциями ООН конца 40-х годов, который должен решить, в состав какого государства войдет весь Кашмир.

В 1954 году Учредительное собрание, избранное населением индийской части Кашмира приняло решение о включении бывшего княжества в состав Индии. С тех пор индийская сторона, ранее соглашавшаяся с проведением плебисцита, полагает, что проблема Кашмира в принципе решена, и ее окончательное урегулирование заключается в освобождении части его территории от иностранных войск и администрации. Находящаяся под индийским контролем часть бывшего княжества официально образует штат Джамму и Кашмир в составе Индии (Джамму - крупный район бывшего княжества, населенный в большинстве своем индусами).

В силу сложностей конфессионального характера и в результате действий Пакистана в штате всегда существовало сепаратистское движение.

До конца 80-х годов это движение не проявляло большой активности и велось под флагом самоопределения для кашмирцев, то есть на этнорелигиозной основе. Особенно большую роль играл "Фронт освобождения Джамму и Кашмира" (ФОДК), начавший вооруженную борьбу против индийского правления в Кашмире. Однако в целом он стоял на се-куляристских позициях и выступал за воссоединение всех частей разделенного Кашмира и предоставление ему полного суверенитета и независимости с правом стать членом ООН. Конечная цель ФОДК не очень импонировала пакистанскому руководству, но поскольку оно добивалось в первую очередь изгнания индийских "оккупантов", то Исламабад мирился с отмеченным выше "недостатком" фронта и оказывал ему разностороннюю помощь. Когда в индийском штате появилось множество пропакистанских исламских партий и движений, Исламабад стал уделять основное внимание им.

Оказывая широкую поддержку оппозиционным силам в штате Джамму и Кашмир, Исламабад заявлял, что оказывает кашмирским "борцам за свободу" только моральную, политическую и дипломатическую помощь. Но, разумеется, дело этим не ограничивалось. Имели место и материальная помощь, и военная, и подготовка кашмирских боевиков. Однако поддержка Исламабада до конца

стр. 9


80-х годов была не в состоянии "заварить большую кашу" в индийском штате.

Так, в 1965 году пакистанское руководство ошибочно посчитало, что наступило время для решающих действий. В Джамму и Кашмир было переброшено значительное число вооруженных провокаторов, перед которыми была поставлена задача вызвать в штате крупные беспорядки, представить их как широкое антииндийское народное движение, нуждающееся в помощи в борьбе за национальную независимость. Однако операция, носившая название "Гибралтар", окончилась неудачей, так как население штата не поддержало "повстанцев".

СИТУАЦИЯ ВЫХОДИТ ИЗ-ПОД КОНТРОЛЯ

Со второй половины 80-х годов ситуация в индийском штате Джамму и Кашмир существенно изменилась. Наступил новый, второй этап оппозиционного движения, который характеризовался и отличался от первого, по крайней мере, двумя обстоятельствами - усилением "антииндийской и антииндуской" борьбы и его переходом под контроль исламских экстремистов. Этот поворот произошел под влиянием как внутренних, так и внешних факторов.

В 80-е годы происходило дальнейшее ухудшение и без того сложной экономической ситуации в этом районе. Штату, который относился к категории экономически отсталых, не уделялось должного внимания со стороны центрального правительства. Недостаточны были и капиталовложения в государственные предприятия и сельскохозяйственный сектор. Почти половина жителей оказалась за чертой нищеты. Не были выполнены обязательства по финансированию многих проектов, что привело к росту безработицы, особенно среди молодежи. Не имевшие никакой перспективы молодые люди уходили в Пакистан, где обучались методам вооруженной борьбы и по возвращении применяли полученные знания на практике. Усиление активности террористов, в свою очередь, привело к сокращению туризма - одного из главных источников финансовых поступлений.

Ситуацию в штате обострило стремление центра форсировать интеграцию Джамму и Кашмира в индийскую федерацию, распространение многих общеиндийских законов на штат, хотя по конституции страны (статья 370) закреплен его особый статус. Все эти действия центра рассматривались в Джамму и Кашмире как ограничение автономии штата.

Непосредственным толчком к активизации религиозного сепаратизма здесь стали обвинения исламской оппозиции в фальсификации результатов выборов в Законодательное собрание Джамму и Кашмира в 1987 году. Несколько лидеров исламской оппозиции были заключены в тюрьму за протесты против "подтасовки итогов голосования". После освобождения они отправились в "пакистанский Кашмир", где сформировали повстанческие отряды. Некоторые политики, которые посчитали себя жертвами "фальсификации" выборов, в дальнейшем стали известными руководителями военно- политических организаций. Ситуация в штате стала выходить из-под контроля.

Весной 1990 года волнения охватили сердцевину штата и основное "яблоко раздора" - Кашмирскую долину. Их подавление полицейскими и военными частями Индии вызвало в мае острый кризис в отношениях с Пакистаном. Открыто вступиться за "братьев по вере" Пакистан тогда не решился, и в течение последующих трех лет индийские силы правопорядка смогли восстановить относительное спокойствие в долине Кашмира и прилегающих к ней районах.

В 1990 году было распущено Законодательное собрание штата, который затем в течение нескольких лет находился под прямым президентским правлением. Сюда постоянно перебрасывались силы правопорядка.

Среди оппозиционных индийским властям сил выделяются два основных потока - умеренный и экстремистский.

Первый составляют кашмирские националисты, наследники политической линии мусульман-оппозиционеров "первого призыва". Их задача-минимум состоит в достижении автономии Кашмира в составе Индии или Пакистана, а максимум - полной независимости. Основную силу среди них представляет "Фронт освобождения Джамму и Кашмира", созданный в 1978 году. Одно крыло этой организации стоит на непримиримых позициях, а ее лидер Аманулла Хан находится в Пакистане. Другая фракция во главе с Ясином Маликом, проживающим в индийском Кашмире, отказалась от вооруженных методов борьбы. Фронт понес наибольшие потери в 1989-1992 годах, когда он по существу возглавлял "национальное восстание" и потерял несколько своих руководителей.

Весной 1993 года он вошел в созданную различными группами и организациями "Беспартийную свободную конференцию" (ВСК) со штаб-квартирой в столице индийского штата Джамму и Кашмир городе Сринагаре. Примерно половину из входящих в нее 23 "партий" относят к умеренным, другую половину - к радикальным, которые добиваются силой отделения от Индии и присоединения к Пакистану.

В 1996 году властям штата удалось организовать выборы в местное законодательное собрание. Лидер победившей на них партии "Национальная конференция" Фарук Абдулла возглавил правительство, остающееся у власти до сих пор. Он пошел на установление партнерских отношений с правящей в Индии с 1998 года националистической индусской партией "Бхаратия джаната парти". Президентское правление было отменено.

ПОД ЗНАМЕНЕМ "ДЖИХАДА"

В 80-е годы произошли серьезные перемены и в прилегающей к штату части исламского мира. За военным переворотом в Пакистане в 1977 году и начавшейся там кампанией по исламизации по-

стр. 10


следовало развернувшееся год спустя под лозунгами "джихада" ("войны за веру") вооруженное сопротивление властям в Афганистане, а в 1979 году произошла исламская революция в Иране. После вывода советских войск из Афганистана в 1989 году в Кашмир вернулись местные жители, принимавшие участие в афганском "джихаде". Перенеся сюда идеологию и практику радикального ислама - исламизма - они способствовали серьезному осложнению ситуации, приданию всему кашмирскому сепаратизму характера исламистского движения. С тех пор сепаратисты называют себя муджахедами ("борцами за веру"), а конфликт с властями возвели в ранг "джихада".

Кашмир, как и Филиппины, Балканы и Чечня, стал одним из центров международного исламского экстремизма.

Радикалы-боевики имеют, как правило, свои организации, примыкающие, но не входящие в состав "материнских" партий и групп. Это позволяет исламизму отделять идеологический пласт деятельности от практического - вооруженной борьбы и политического террора.

Действующие в Кашмире экстремистские организации распадаются на две группы, в зависимости от того, преобладают ли в их составе кашмирцы или же иностранцы - пакистанцы, афганцы, арабы и др. К первым принадлежат, согласно большинству оценок, наиболее массовая "Хезб уль- муджахедин" и небольшие боевые организации "Армия освобождения Кашмира", "Аль-Джихад", "Муслим джанбаз форс", "Исламский фронт" и др. Ко вторым - известные террористические группы - "Харкат уль-муджахедин" (до 1995 года известна под названием "Харкат уль-ансар"), "Джаиш-и Мухаммад", "Лашкар-и таиба". И те, и другие, впрочем, входят в состав Объединенного фронта джихада (ОФД), объединяющего, по разным сведениям, от 15 до 18 организаций.

До антитеррористической операции Запада ОФД пользовалась материальной и организационной поддержкой спецслужб и военных структур Пакистана, а также талибов и бен Ладена.

Кашмирские экстремисты перешли к тактике террористических актов и устрашения местного немусульманского населения, а также "коллаборационистов" из числа мусульман. При этом они расширили географию своих вылазок, охватив ими как южные районы (область Джамму), так и северные (район Каргила).

Активность террористов заставила индийские власти дислоцировать на постоянной основе регулярные армейские и полицейские части численностью несколько сотен тысяч человек. Особое внимание индийские военные уделяют непроницаемости установленной в 1971 году линии контроля в Кашмире, ставшей фактической границей с Пакистаном. Через нее по труднодоступным, в основном северным, горным маршрутам в индийский Кашмир просачиваются прошедшие в Пакистане подготовку диверсанты и агитаторы. Переходу границы способствует то обстоятельство, что она разделила селения, где проживают нередко близкие родственники.

Обстановка на линии контроля на протяжении 90-х годов оставалась крайне напряженной. Между охраняющими ее пакистанскими и индийскими частями периодически возникали артиллерийские перестрелки. Обострение ситуации наблюдалось в августе-сентябре 1997 года и особенно сильное - в мае-июне 1999 года.

Последний кризис получил название Каргильского конфликта и вылился в прямую конфронтацию между вооруженными силами двух государств. В начале мая 1999 года индийские пограничники неожиданно обнаружили вооруженную группировку на своей стороне линии контроля, на северном отрезке в районе города Каргил. Занятые противником

стр. 11


высоты имеют важное стратегическое значение. Контроль над ними позволяет осуществить дальнейший маневр по захвату участка шоссейной дороги, соединяющей центр штата - Кашмирскую долину - с восточной областью Ладакх, пограничной с Китаем.

Начались бои с применением авиации и артиллерии. Пакистан, как обычно, утверждал, что он лишь поддерживал действия проникших на индийскую территорию кашмирских "муджахедов", но вовлеченность в бои его регулярных частей несомненна. Несмотря на потерю нескольких боевых самолетов, индийским войскам удалось оттеснить группировку противника и восстановить контроль над стратегическими высотами. В начале июля Исламабад объявил о признании "линии контроля" неприкосновенной и отказе от поддержки перешедших ее "муджахедов". К середине июля индийским частям удалось с боями восстановить полное господство над всеми участками своей территории в Кашмире, и правительство Индии объявило об успешном завершении военной кампании.

После Каргильского кризиса ситуация в Кашмире продолжала оставаться напряженной, почти каждый день там совершались теракты, гибли люди. Согласно индийским данным, армейские подразделения потеряли убитыми, помимо полицейских и спецназовцев внутренних войск, около полутора тысяч человек, а террористы-боевики - 8-10 тысяч. В то же время кашмирские оппозиционные источники утверждают, что за эти годы погибло более 70 тысяч человек.

НЕУДАЧНАЯ ПОПЫТКА

С конца 2000 года индийское правительство предприняло некоторые шаги, направленные на поиск мирного решения кашмирской проблемы. К этому его подтолкнул ряд внутренних и внешних обстоятельств. Летом 2000 года руководство "Хезб уль-муджахедин" объявило о моратории на ведение боевых действий (прекращение огня). Однако выступившего с этой инициативой из Пакистана лидера организации Саеда Салахуддина руководство "Объединенного фронта джихада" не поддержало. К тому же индийское правительство не согласилось с его требованием о включении Пакистана в переговоры об урегулировании кашмирского вопроса и настаивало на поиске решения проблемы в рамках Конституции Индии, то есть на обязательном сохранении штата в составе государства.

Хотя перемирие не наступило, сигнал был услышан индийской стороной. Примечательно, что он был сделан "с подачи" Пакистана спустя полгода после резкого обострения межгосударственных отношений в связи с действиями кашмирских террористов в конце декабря 1999 года. Тогда они в Непале захватили индийский самолет и пассажиров в заложники, которых после длительных и сложных переговоров с угонщиками обменяли на трех содержавшихся в индийских тюрьмах активистов кашмирского "джихада". Один из них, кстати, маулана Масуд Азхар основал после освобождения отколовшуюся от "Харкат уль-муджахедин" новую экстремистскую организацию "Джаиш-и Мухаммад". К внутренним обстоятельствам надо также отнести усталость и раздражение индийского общества в связи с сохранением нестабильности в Кашмире, вызванной сплошной чередой убийств и расправ, а также ответными контртеррористическими действиями.

Внешние факторы состоят в давлении со стороны США и Запада в целом, включая Японию, с целью побудить Дели предпринять попытки мирного разрешения кризиса в штате Джамму и Кашмир. Об этом, по некоторым сведениям, просил руководство Индии во время официального визита в Индию в марте 2000 года президент Клинтон, и о том же, видимо, шла речь в период пребывания премьер-министра Ваджпаи в США в сентябре того же года.

В конце ноября 2000 года, по случаю начала священного для мусульман месяца поста ("рамазана"), Дели объявил о прекращении активных действий против сепаратистов в Кашмире. Он также предложил кашмирским оппозиционерам сесть за стол переговоров в попытке найти взаимоприемлемое решение. Прекращение огня со стороны индийских сил безопасности и правопорядка затем продлевалось сначала на месяц, потом еще на один, затем на три месяца и вновь на месяц и сохранялось таким образом на протяжении полугода. В знак одобрения инициативы Дели Исламабад объявил об отводе своих войск на некоторое расстояние от линии контроля в Кашмире и предложил заключить пограничное перемирие. Его

стр. 12


активность в Кашмире явно снизилась.

Реакция кашмирских оппозиционных сил на индийские предложения была разной. Наиболее непримиримые организации с порога отвергли предложения Дели и активизировали террористическую деятельность. На первое место по активности среди них в последние полгода вышла по существу пакистанская организация "Лашкар-и таиба", военизированное крыло массовой пакистанской партии "Марказ-и дават валь-аршад". Именно ее членами были совершены несколько дерзких нападений и провокаций, причем не только в Кашмире, но и в других местах Индии, в том числе у Красного форта в Дели. Продолжали придерживаться линии на борьбу за отделение от Индии и большинство других организаций, входящих в ОФД.

Умеренные силы кашмирской оппозиции после некоторых колебаний позитивно отнеслись к предложению Дели начать переговоры. Представители руководства ВСК, включая ее председателя Абдул Гани Бхата, неоднократно встречались с индийскими официальными лицами, выезжая для этого в Дели. В столице Джамму и Кашмира Сринагаре также шла активная работа по согласованию позиций между различными участниками "Беспартийной свободной конференции" и представителями других политических сил штата.

Политический диалог, однако, довольно скоро зашел в тупик. Кашмирская оппозиция выдвигала требование участия Пакистана на всех стадиях переговоров, то есть придания проблеме характера межгосударственного спора. Индия с этим не согласна, утверждая, что вопрос носит сугубо внутренний характер и ситуация должна быть урегулирована договоренностями правительства и основных сил кашмирской оппозиции.

Несмотря на очевидную разницу исходных позиций, стороны в течение некоторого времени выдерживали паузу. Кашмирская оппозиция просила индийские власти дать разрешение на поездку группе ее лидеров из пяти человек в Пакистан. Дели долго тянул с окончательным ответом и в конце концов согласия не дал. Некоторые из умеренных лидеров ВСК все же побывали в Пакистане.

В конце апреля прошлого года после долгих оттяжек и проволочек руководство "Беспартийной свободной конференции" отказалось принять предложение индийского правительства провести официальные переговоры.

Неудача, впрочем, была сглажена продолжающимися контактами между отдельными представителями ВСК и правительством Индии. Чтобы придать вес и значение своей политике примирения и поиска компромисса в кашмирском вопросе. Дели образовал специальную группу для ведения переговоров с кашмирскими сепаратистами и назначил ее главой известного государственного деятеля, бывшего министра и заместителя председателя Плановой комиссии Кришана Чандер Панта. В сложной "подковерной" борьбе участвовали также правительство штата Джамму и Кашмир и умеренные оппозиционные силы Кашмира, не входящие в состав ВСК, прежде всего "Демократическая партия свободы Джамму и Кашмира во главе с проведшим в индийских тюрьмах 34 года Шаббир Шахом.

В целом, первая за всю историю кашмирского конфликта попытка Дели решить его внутренние аспекты мирным путем посредством прекращения военных действий в штате Джамму и Кашмир и проведением переговоров с оппозицией оказалась безуспешной. В конце мая 2001 года индийское правительство постановило прекратить односторонний мораторий на боевые операции правительственных сил безопасности. Однако одновременно оно выступило с новой, неожиданной для многих инициативой по проведению индийско-пакистанских переговоров.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Правительство Индии, возглавляемое А.Б. Ваджпаи, проявляет настойчивое стремление к

стр. 13


тому, чтобы как-то "разрулить" кризисную ситуацию. Помимо внешнего давления со стороны США, Запада и мирового общественного мнения для него все большее значение приобретают настроения избирателей. Как показали недавние выборы в законодательные собрания пяти штатов, позиции правящей партийной коалиции во главе с "Бхаратия джаната парта" заметно ослабли. Примечательно, что в штате Ассам выступавшая в составе коалиции местная правящая партия полностью проиграла выборы в условиях, схожих с кашмирскими. Там на протяжении ряда последних лет усилилась активность сепаратистов, а действия властей по ее подавлению были негативно оценены избирателями. Новое конгрессистское правительство штата уже пообещало вступить в диалог с оппозицией и найти мирное решение конфликта.

К числу основных заинтересованных сторон и косвенных участников процесса относится, разумеется, пакистанский режим, привлечения которого к переговорам требует большинство кашмирских сепаратистов. Военное руководство Пакистана ныне не прочь поддержать конструктивные подходы и инициативы. Оно еще в большей степени, чем индийское, вынуждено считаться с давлением извне, борьбой антитеррористической коалиции с экстремистами всех мастей. Внутриполитическая нестабильность и борьба с исламистами, включая кашмирских боевиков, также подталкивает Исламабад к уменьшению напряженности в отношениях с Индией. Однако режим Мушаррафа опасается нового взрыва возмущения радикалов в случае "уступок" Индии.

Вашингтон и другие западные страны активизировали попытки примирить давних соперников, поскольку их конфликт серьезно усложняет борьбу с остатками талибов и политическое урегулирование в Афганистане.

Китай также заинтересован в урегулировании проблемы Кашмира, так как она "подогревает" исламский экстремизм в непосредственной близости от Синьцзян-Уйгурского автономного района и содействует укреплению альянса пакистанских радикалов с уйгурскими боевиками. Вместе с тем, кардинальное решение кашмирского вопроса и потепление отношений между Индией и Пакистаном лишили бы Пекин возможности активно использовать "пакистанскую карту" в региональной геополитической игре.

В связи с острой ситуацией на Северном Кавказе и в центральноазиатском регионе в разрешении кашмирского вопроса заинтересована и Россия, хотя противостояние в Кашмире в какой-то степени "оттягивало" международных исламских экстремистов от Чечни.

Работать на несколько фронтов воинствующим исламистам, окопавшимся главным образом в Афганистане, сегодня действительно весьма непросто - сказывается возрастающая ограниченность ресурсов в связи с более целенаправленной и согласованной политикой США, России и других стран по "осаде" террористов, падение режима талибов.

В мае 2001 года премьер-министр Индии А.Б. Ваджпаи объявил о приглашении генерала П. Мушаррафа для переговоров по всему комплексу проблем двусторонних отношений, включая кашмирский вопрос, то есть пошел на расширение переговорного процесса по Кашмиру. Видимо, неудавшаяся попытка договориться с оппозицией внутри Кашмира показала, что главным действующим лицом конфликта является все-таки внешняя сила в лице Пакистана. Попытки внутреннего урегулирования, по всей видимости, будут продолжены, а ведя переговоры на двух "фронтах", очевидно, легче добиться хотя бы небольшого успеха, чтобы затем развить его на других направлениях.

Индийско-пакистанский саммит в середине июля потерпел неудачу из-за разногласий по кашмирской проблеме. Однако обе стороны все же заявляют о готовности продолжить диалог, не был снят с повестки дня вопрос о поездке Ваджпаи в Пакистан.

В нынешних условиях, когда кашмирский конфликт выходит в приоритетные проблемы мировой политики, Исламабад и Дели, видимо, будут вынуждены настойчивее искать пути его смягчения.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/КАШМИРСКИЙ-ОЧАГ-ИСЛАМСКОГО-ЭКСТРЕМИЗМА

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. БЕЛОКРЕНИЦКИЙ, В. МОСКАЛЕНКО, КАШМИРСКИЙ ОЧАГ ИСЛАМСКОГО ЭКСТРЕМИЗМА // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 25.03.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/КАШМИРСКИЙ-ОЧАГ-ИСЛАМСКОГО-ЭКСТРЕМИЗМА (date of access: 21.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. БЕЛОКРЕНИЦКИЙ, В. МОСКАЛЕНКО:

В. БЕЛОКРЕНИЦКИЙ, В. МОСКАЛЕНКО → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
326 views rating
25.03.2023 (393 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
17 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
18 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
28 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
28 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
45 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
55 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
58 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
75 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
79 days ago · From Точикистон Онлайн
IN SEARCH OF THE LOST EAST
Catalog: География 
80 days ago · From Галимжон Цахоев

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

КАШМИРСКИЙ ОЧАГ ИСЛАМСКОГО ЭКСТРЕМИЗМА
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android