Libmonster ID: TJ-413
Author(s) of the publication: Е. Данилова

СТРАНА ПЕРЕД ВЫБОРОМ ПУТИ ДАЛЬНЕЙШЕГО ХОЗЯЙСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Турция - мусульманская страна, подавляющее большинство ее жителей исповедуют ислам. Как их религиозные убеждения влияют на представления о пути, которому должна следовать экономика Турции? И каково реальное положение в том секторе хозяйства, где люди в своей деятельности руководствуются принципами ислама? Ответы на эти вопросы интересны потому, что данная проблема до сих пор не была предметом исследования в современной тюркологии, хотя она особенно актуальна сегодня, когда к власти в Турции пришла умеренная исламистская партия. Этот поворот в политической жизни страны в той или иной степени непременно отразится на ее экономике.

Ислам влияет на экономическую сферу не только через морально-этические нормы, но и с помощью особых указаний, содержащихся в Коране. Ислам никогда не устанавливал никакой экономической системы. Однако он оказывает решающее воздействие на экономику путем привнесения в нее религиозной морали, призванной регулировать отношения между людьми, в том числе социально-экономические. Ключевое звено социально-экономической исламской доктрины - запрещение процента (рибы) как не заслуженного собственным трудом дохода. Это самое значительное из предписаний Корана представляет собой основу деятельности исламских банков 1 .

ССУДНЫЙ ПРОЦЕСС ПОД ЗАПРЕТОМ

Важнейший постулат теории, разработанной различными представителями исламской экономики, - приоритет государства, которое обеспечивает социальную справедливость и безопасность. Цель государства - следить за тем, чтобы не было большого разрыва между доходами разных слоев населения 2 .

Турецкие теоретики исламской экономики отрицают капитализм как возможный путь развития страны, признавая одновременно принцип традиционной частной собственности. Меры по оживлению экономики, считают они, могут и должны опираться на собственные традиции и нормы ислама.

Идея реализовать в Турции модель исламской экономики стала оживать с либерализацией в 80-е годы секуляристского режима в стране, с легализацией мусульманских орденов и обществ, постепенным упрочением в политической жизни позиций партий, придерживающихся исламских принципов, и стремительным возвышением капитала, тесно связанного с орденами и другими религиозными общинами.

Деятельность исламских предприятий в Турции началась в 80- е годы с приходом к власти в 1983 году первого после военного переворота гражданского правительства во главе с Т. Озалом, лидером Партии Отечества (ПО), и чередой либеральных реформ. Озал - член суфийского тариката накшбанди, тесно связанного со своими ответвлениями в государствах Персидского залива. В кабинете Озала было как минимум три или четыре члена ордена; они же составляли самую мощную фракцию в ПО 3 . В это время и начался расцвет тарикатистского влияния в экономике. За исключением самых радикальных сект, все остальные - накшбанди, религиозные тарикаты нурджистов, сулейманистов - перешли к широкой финансовой деятельности и постепенно создали мощный институт исламских фондов, которые не просто контролировать из-за сложного механизма перераспределения прибылей.

В 80-е годы эти новые предприятия, первоначально небольшие и сконцентрированные в основном в экономически отсталых районах Анатолии, политически были ориентированы на происламскую Партию национального спасения. Отчасти поэтому они не могли рассчитывать на государственные кредиты, льготы, контракты, создание СП с крупными западными корпорациями, привлечение займов из Европы. Основными источниками их финансирования стали филиалы финансовых групп арабских стран Залива и переводимые из Германии средства турецких рабочих, занятых в этой стране.

В это время власти страны, стремясь создать особенно благоприятный для арабских инвесторов инвестиционный климат, открыли новый канал привлечения валютных средств в Турцию. В соответствии с решением правительства "О создании и деятельности специализированных финансовых компаний" от 16 декабря 1983 года иностранные фирмы или отдельные лица могут учреждать компании с участием турецких фирм или отдельных граждан страны 4 . В организационном отношении каждая такая компания должна быть акционерным обществом с числом акционеров не менее 100 и с достаточно большим капиталом. В августе 1984 года в соответствии с этим постановлением были приняты решения об учреждении двух компаний-филиалов исламских банков - "Фейсал Файненс Куруму А. Ш." и "Аль Барака тюрк озель финанс куруму А. Ш.". В первом 90 процентов капитала принадлежит гражданам ряда арабских стран (Саудовской Аравии, Египта, Судана и других) и 10 процентов - двум турецким предпринимателям. Во втором представлен капитал граждан Саудовской Аравии и Турции. Особенность этих компаний состоит в том, что они создали специальные денежные фонды в турецких лирах и в валюте и начали финансирование предпринимательской деятельно-

стр. 19


сти, в том числе в сфере сельского хозяйства, услуг, торговли, импорта и экспорта 5 .

Еще раз отметим принципиальную особенность этих финансовых учреждений: исламские банки не используют в своих операциях ссудный процент. Полученными от вкладчиков средствами банк финансирует предпринимателей. Однако вместо традиционного процента предприниматель в оговоренных пропорциях делит полученную прибыль с банком, а тот, в свою очередь, с вкладчиками (обычно пропорционально взносам). Примерно так же распределяются и убытки. На покрытие собственных расходов банк оставляет около 20 процентов средств, находящихся в обороте. Главный же принцип таков: вознаграждение банка или вкладчика не является изначально гарантированным, а возникает как производное от прибыли бизнеса.

ДЕНЬГИ "ЗАРУБЕЖНЫХ ТУРОК" ПОМОГАЮТ СТРАНЕ

Услуги исламских банков стали пользоваться спросом у многих вкладчиков, чьи средства лежали дома без практического применения, поскольку эти вкладчики считали для себя неприемлемым получение дохода на проценты. В этих банках могут получить деньги и нуждающиеся в средствах предприниматели. Клиентами банков "Аль Барака" и "Фейсал Файненс" стали многие крупные предприятия, экспортирующие турецкие товары в арабские страны.

Хотя исламские банки не предоставляют займов непосредственно на экспортные операции, они вправе "мобилизовать фонды", то есть предоставить средства на такие операции. В отличие от филиалов в других странах, филиал "Фейсал файненс" в Турции активно участвовал в кредитовании сельского хозяйства. В конце 1993 года 21 процент его кредитов был направлен именно в эту отрасль 6 .

Два этих банка работают под контролем Центрального банка Турции. Их главная задача - активизация средств верующих, оживление торговли со странами Персидского залива, привлечение иностранного, особенно арабского, капитала в Турцию.

В 90-е годы исламские банки открыли турецкие исламские холдинги: "Анадолу Файненс Куруму" (1991), "Ихляс Файненс Куруму" (1995), "Асья Файненс Куруму" (1996). Сейчас в Турции функционируют шесть исламских банков. Из них три с привлечением турецкого капитала, три на базе исключительно иностранного капитала 7 . К концу 1997 года сумма вкладов в этих банках составила два миллиарда долларов. Доля вкладов в исламских банках в совокупности вкладов всей банковской системы Турции составляет три процента, а число вкладчиков достигает 550 тысяч 8 . По словам главы Ихляс-холдинга Мехмета Саваша, когда его компания появилась на турецком финансовом рынке в 1995 году, там действовало четыре исламских банка, но спрос на кредит еще не был удовлетворен. Теперь эта ниша на турецком финансовом рынке занята 9 .

Сбор средств среди турецких рабочих Германии также оказался довольно мощным источником финансирования предприятий, появившихся в 80-е годы и работавших по исламским принципам. Среди них такие корпорации, как "Ихляс финанс", включающий сегодня 54 фирмы (17 из них действуют в сфере СМИ), "Анадолу Файненс", "Комбассан", "Иымпаш", "Улькер", "Иттифак", "Икрам" 10 . Большого успеха удалось достичь тарикату нурджистов, возглавляемому Фетхуллахом Гюленом. В состав "Фетхуллах холдинга" входят 90 фондов, 211 акционерных обществ, среди которых - корпорация "Асья финаис", телеканал, несколько газет, радиостанций, журналов, университет "Фатих" и другие учебные заведения 11 .

Другая крупнейшая исламская компания - "Комбассан- холдинг" занимается экспортом различных товаров, в том числе бумаги, одежды, сельскохозяйственного оборудования, - всего экспорт осуществляется в 54 страны. Более шести процентов трудоспособного населения города Конья работают на предприятиях холдинга, включающего в себя 30 действующих и 24 строящиеся фабрики. В сфере интересов компании - химические и автомобильные предприятия, безалкогольные рестораны, торговые центры и многое другое. В капитале группы участвуют более 30 тысяч инвесторов, причем никто не имеет решающего голоса 12 . Доходность на вложения в "Комбассан"

стр. 20


в некоторые годы достигала 15-20 процентов, ежегодный объем продаж доходил до 600 миллионов долларов 13 . Небезынтересно, что турецкий "олигарх" - глава корпорации Хашим Байрам, носит старенький костюм, купленный в те времена, когда он был скромным школьным учителем, и заявляет о том, что должен получать прибыль только праведным путем. Это означает: не производить начисление процентов на капитал и не проводить никаких спекулятивных операций, быть аккуратным в отчислении закята, и так организовать рабочее время на подведомственных предприятиях, чтобы ничто не препятствовало молитве.

Особенно притягательны подобные компании для турецких вкладчиков из Германии, что определяется несколькими факторами. Численность турок в ФРГ ныне составляет около трех миллионов, и они уже накопили миллиарды долларов 14 . Многие из них не хотят вкладывать деньги в европейские банки либо по религиозным убеждениям, либо опасаясь неприятностей с властями, ибо получили деньги наличными, не уплатив налоги. Исламские компании предоставляют им возможность купить акции, получать доход без начисления процентов и вкладывать средства в экономику родной страны. По словам представителя " Комбассан- холдинга" Мустафы Кабакчи, около 65 процентов капитала компании составляют переводы из-за рубежа 15 .

На сегодня исламский капитал представлен в таких отраслях, как легкая промышленность и экспорт текстиля, особенно в мусульманские государства, строительство, туризм, торговля, в том числе золотом и электроникой. Значительна доля мусульманского капитала в СМИ. Он имеет в своем распоряжении новейшие средства полиграфии, издательского дела, активно использует такие достижения глобализации, как единое информационное пространство, экономическую и финансово-кредитную интеграцию 16 .

Позиции исламского капитала в Турции заметно укрепились в ходе проходившего в последние годы процесса его самоорганизации. В 1990 году в Турции появилась независимая Ассоциация промышленников и предпринимателей (МЮСИАД). Ее создавали люди, средний возраст которых, как об этом сообщали СМИ, не превышал 33 лет. Целью деятельности МЮСИАД провозглашалось индустриальное развитие страны, не ущемляющее традиционных моральных ценностей. Постепенно Ассоциация приблизилась по своему официальному статусу к самому влиятельному в турецком бизнесе и уже давно учрежденному турецкими предпринимателями Обществу либеральных людей Турции (ТЮСИАД). Конкуренция между ТЮСИАД и МЮСИАД стала конкуренцией между новым средним городским классом, происходящим из провинции и ориентирующимся на происламские партии, и старой городской элитой, укоренившейся прежде всего в Стамбуле и поддерживающей либеральные прозападные партии 17 .

За восемь лет своего существования МЮСИАД обеспечил работой 300 тысяч человек из Стамбула, Бурсы, Измира, Коньи и Кайсери. В последнее время к ассоциации присоединяется много небольших молодых предприятий из анатолийских городов - Денизли, Кахраманмараш, Чорум, Газиантеп и других. В организации все чаще дебатируются проекты мусульманской экономической интеграции, например, создание "Хлопкового Союза", в который вошли бы Турция, Пакистан, Узбекистан и Туркменистан 18 .

МЮСИАД выполняет функции коллективного представителя мелких турецких производителей на европейском и других внешних рынках. По словам главы "Конья Санаи Холдинга" Мех-мета Эмина Полата, МЮСИАД для него лучше, чем ТЮСИАД, в которой доминируют "большие боссы" 19 .

ГОСУДАРСТВО "НАЕЗЖАЕТ" НА ОЛИГАРХОВ

С увеличением нерегулированного притока средств из Германии в Турцию, прежде всего в Центральную Анатолию, турецкие власти стали принимать нормативно-правовые акты, обязывающие вновь создаваемые и уже существующие исламские компании регистрироваться в специальной комиссии и предоставлять ей информацию об источниках своих доходов. В июне 1997 года в связи с кампанией за отставку Эрбакана с поста премьер-министра началась кампания и против предприятий - членов МЮСИАД. Две крупнейшие исламские финансовые группы были обвинены в контрабанде золота и валюты с целью финансирования исламских политических деятелей. Позже военные опубликовали в газете "Миллиет" призыв бойкотировать исламские предприятия в Турции на том основании, что они якобы финансируют радикальные организации 20 . Было начато судебное преследование против президента МЮСИАД "за призывы к ненависти и враждебным действиям против государства". Госкомиссия по рынкам капитала взялась за проверку правильности оформления акционерного капитала исламских компаний. Им запретили привлекать средства частных инвесторов, однако потом этот запрет был снят.

Весной 1999 года органы власти вновь призвали государствен-

стр. 21


ную комиссию тщательно проверять деятельность компаний, чьи владельцы связаны с исламскими партиями. В "черный список" попало 37 компаний, в том числе и "Комбассан". В этой связи показательна полемика главы "Комбассана" Х. Байрама с руководителем комиссии М. Менгютюрком. Права комиссии на проверку компаний, подобных "Комбассану", в пределах Турции ограничены запретом Конституционного суда от 1995 года со ссылкой на указ правительства о реформировании законодательства о рынках капитала 21 . Законодательный вакуум позволяет Хашиму Байраму утверждать, что запрет комиссии на дальнейшее увеличение капитала компанией противоречит этому решению суда, и, следовательно, данные требования не имеют законного основания. В то же время Байрам заявляет, что подобные препятствия, чинимые комиссией в его родной стране, вынуждают его инвестировать свои средства за рубеж (его компания уже приобрела сеть розничных магазинов в США, Германии и Нидерландах), и это, естественно, наносит урон турецкой экономике. Байрам напоминает, что "Комбассан" - это главный налогоплательщик в городе Конье, и число людей, занятых на его предприятиях, достигает 25 тысяч 22 . На что председатель комиссии, профессор Мухсин Менгютюрк отвечает: его ведомство не может действовать из чисто патриотических соображений, но обязано охранять интересы вкладчиков и следить за тем, чтобы компании следовали международным правилам.

В то время как государственная комиссия обосновывает принимаемые меры необходимостью закрыть доступ нерегулируемым потокам капиталов в страну и охранять интересы вкладчиков, многие главы исламских компаний заявляют, что позиция властей объясняется давлением на них со стороны представителей традиционного бизнеса, прежде всего стамбульского, представленного ТЮСИАД, который желает любыми способами ослабить позиции главного конкурента. В не меньшей степени такие действия властей, по их мнению, вызваны стремлением ограничить влияние исламских деятелей на экономику и политику Турции.

В то же время надо отметить, что заявления представителей разных компаний, действующих но исламским принципам, о том, какую роль играет собственно религия в их деятельности, сильно различаются. Некоторые из них, такие как председатель "Ихляс-холдинга" Мехмет Саваш, заявляют не только об отсутствии у них какой-либо связи с происламскими партиями, но более того, - о том, что использование исламских принципов обусловлено не их религиозными чувствами, а лишь стремлением получить прибыль, использовав незаполненную нишу на турецком рынке. Так, в подтверждение этого тезиса Саваш говорит о том, что его компания имеет акции не только исламских, но и обычных коммерческих банков, а также две собственные страховые компании и планирует учредить банк, использующий ссудный процент. Он также заявил: лишь 15 процентов владельцев акций холдинга заявляют о том, что их привлекает получение дохода на беспроцентной основе, а остальные предпочитают владеть акциями его компании из-за ее высокой прибыльности 23 . В то же время многие исламские финансисты, особенно члены МЮСИАД, говорят о том, что ими руководят прежде всего религиозные убеждения. Но практически все они по тем или иным причинам отвергают обвинения в финансовой поддержке ими происламских партий. Так, член МЮСИАД, Мехмет Эмин Полат, например, считает, что исламистская партия Турции не соответствует исламским понятиям чистоты, честности и справедливости 24 . А такие деятели, как Саваш, вообще заявляют о невозможности смешивать бизнес и политику.

Тем не менее, вряд ли можно доверять всем этим заявлениям: связь исламских финансовых групп с происламскими партиями, кроме них самих, никем не оспаривается. Многие исламские предприниматели были членами Партии национального спасения (ПНС), Партии благоденствия (ПБ), Партии добродетели (ПД), а теперь Партии справедливости и развития (ПСиР) * ; сами же партии были пайщиками исламских компаний. В турецкой и зарубежной печати постоянно появлялись и появляются сообщения о том, что исламские организации направляют большие средства в поддержку этих партий. Есть, например, такие данные: только из Европы исламский капитал длительное время направлял ПБ в качестве финансовой помощи 250 миллионов долларов в год 25 .

Безусловно, отношения политического и экономического ислама очень тесные и взаимовыгодные. В связи с этим целесообразно кратко осветить проблему реализации исламских норм в экономических программах и в деятельности политических партий Турции исламской направленности. До сих нор состоялась лишь одна попытка осуществления исламских норм на государственном уровне, когда Партия благоденствия пришла к власти в 1995 году.

УТОПИЧЕСКИЙ ПЛАН ПЕРЕСТРОЙКИ ЭКОНОМИКИ

ПБ, как и ее предшественница Партия национального порядка (ПНП), считала, что последние сто лет развития Турции, когда на турецкую почву переносились западные образцы политической и общественной жизни, были трагической ошибкой. Партия выступала за дальнейшую индустриализацию страны, но считала, что развитие экономики должно осуществляться с учетом интересов всего турецкого населения (как его представляют руководство и члены партии), распределяясь по всем регионам страны. В турецком индустриальном обществе, утверждали члены ПБ, должны доминировать чувства товарищества и взаимопомощи. ПБ провозглашала курс на "подъем нации" (не ясно, однако, какой смысл вкладывался в столь общее и аморфное словосочетание) "на основе собственных сил и возможностей", на "следование путем, соответствующим национальному характеру". Она заявляла о необходимости уделять равное внимание как государственным, так и частным капиталовложениям, вводить меры по поощрению экспорта и защите внутренней торговли от давления внешнего рынка. Главным лозунгом, которым ПБ привлекала избирателей, было обещание создать "справедливый экономический порядок".

В книге лидера ПБ Н. Эрбакана, опубликованной под этим же названием - "Справедливый экономический порядок", - действующая государственная система была названа "рабским порядком", пораженным пятью вредоносными "микробами": ссудным


* Практически та же партия, менявшая название по политическим и юридическим соображениям.

стр. 22


процентом, несправедливыми налогами, неправильным режимом обмена валюты, деятельностью монетного двора, банковской системой. Эрбакан заявлял о решимости провести преобразования, которые избавят Турцию от этих "микробов" 26 . Естественно, что этот утопический план перестройки турецкой экономики на основе шариатских норм крайне скептически воспринимался образованными слоями населения. Но обещания ПБ облегчить положение бедных слоев за счет отмены задолженности по налогам, освобождения ремесленников и предпринимателей от необходимости вести бухгалтерские книги, упразднения взимания процентов по кредитам, в совокупности с обещаниями благотворительной деятельности, были очень популярны среди малообеспеченных и антирыночно настроенных слоев населения. Многим импонировало и стремление ПБ переориентировать внешнюю политику на исламские страны, где Турция могла бы занять место лидера, а не сателлита, как в западном мире.

Впрочем, турецкие исламисты так и не выработали цельной экономической программы. Ну а та, которая имелась, частично повторяла малореализуемые положения исламских теоретиков, а частично совпадала с установками светских партий.

Тем не менее в условиях финансово-экономического кризиса, сопровождающегося растущим недовольством населения политикой правящей партии, популистские лозунги сработали. На выборах 1995 года ПБ получила 24,1 процента голосов избирателей - больше, чем какая-либо другая политическая партия 27 . В сформированном с Партией верного пути (ПВП) коалиционном кабинете большинство было отдано ПБ, причем исламисты получили ключевые посты министров финансов, энергетики и природных ресурсов, сельского хозяйства, общественных работ. В согласительном протоколе, подписанном лидерами ПБ и ПВП, выступавшей за рыночные реформы по западным образцам, крайности позиции исламистов были сильно смягчены: предусматривалось, что коалиционный кабинет продолжит структурные преобразования, отвечающие требованиям МВФ, и сотрудничество с ЕС. При этом было решено покончить со спекулятивной деятельностью в стране, создать альтернативу банковским процентам в лице фондовой биржи, продолжить направлять государственные инвестиции в отсталые регионы, повысить рентабельность госсектора. Однако эти оговорки лишь усиливали противоречивость программы.

ПОПЫТКИ ПОВЕРНУТЬ СТРАНУ "ЛИЦОМ К ВОСТОКУ"

Политика Эрбакана в период его пребывания у власти потерпела неудачу. По большинству экономических позиций наблюдался застой или ухудшение ситуации. Проекты налоговой реформы и широкой приватизации были заморожены; более того, налоговых должников освободили от выплаты недоимок за прошлые годы, что привело к росту и без того широкомасштабного уклонения от налогов. Другой популистской мерой стало 50-процентное повышение зарплаты госслужащим. В результате отношение дефицита госбюджета к ВВП почти удвоилось 28 . Вновь пришлось прибегнуть к займам и денежной эмиссии. Всего за один финансовый год - 1996/1997 - внутренний долг тоже почти удвоился, составив 4,2 триллиона лир, а внешний долг возрос с 75,8 миллиарда долларов до 89,3 миллиарда долларов 29 . В то же время сократилась активность частных иностранных инвесторов, усилился инфляционный процесс, произошла новая девальвация турецкой лиры 30 .

В области внешней политики новый лидер попытался повернуть Турцию "лицом к Востоку". После интенсивных двусторонних переговоров с рядом мусульманских стран было принято решение о создании экономического блока "Д-8" как исламского аналога "Большой семерки". Несмотря на энтузиазм Эрбакана, эта организация оказалась нежизнеспособной, так как кроме ислама ее участников ничто не связывало. Зато Турция была исключена из списка первоочередных кандидатов на принятие в ЕС.

Несостоятельность экономической политики Эрбакана сыграла существенную роль в его отстранении военными в феврале 1998 года.

У "ЭКОНОМИЧЕСКОГО ИСЛАМА" НЕТ ГЛУБОКИХ КОРНЕЙ

Фиаско ПБ, казалось бы, должно было надолго дискредитировать политический ислам. Но в условиях продолжающегося экономического кризиса и недовольства населения политикой правительства новая происламская партия, сумевшая скорректировать многие свои позиции и выдвинуть нового харизматического лидера, вскоре вернула утраченные позиции. Умеренная исламистская партия ПСиР пришла к власти в ноябре 2002 года, получив 34,4 процента голосов избирателей. Она положительно относится к рыночной экономике и готова принять экономическую доктрину МВФ, продолжить предложенную им для Турции стабилизационную программу, добиваться вступления страны в ЕС 31 . Однако все это говорится "для внешнего потребления"; непосредственно в Турции члены

стр. 23


ПСиР продолжают провозглашать популистские лозунги в отношении экономической политики и заявляют о том, что у программы МВФ есть и слабая сторона: пренебрежение социальными проблемами. Их же программа, как утверждают сторонники ПСиР, предполагает борьбу с безработицей и инфляцией, значительное снижение налоговых ставок, пересмотр принципов реформы сельского хозяйства и другие меры, призванные повысить жизненный уровень широких слоев населения 32 .

В целом, ПСиР придерживается более умеренных взглядов, чем ее предшественницы. Но даже если провозглашаемые лозунги мало соответствуют ее действительным намерениям, сформированное ею правительство вынуждено воздерживаться от каких-либо "резких ходов", которые могли бы спровоцировать военных на запрет партии, как это случилось с ПБ. Кроме того, в проведении своей экономической политики партия вынуждена пока опираться на наиболее сильные деловые круги традиционного бизнеса и координировать свои действия с их требованиями. Так, ТЮСИАД уже опубликовало предупреждение ПСиР с призывом придерживаться стабилизационной программы МВФ и воздерживаться от популистских мер 33 .

Делая выводы о положении исламского капитала в экономике Турции и его перспективах, нужно прежде всего сказать о том, что при рассмотрении экономической системы страны нельзя пренебрегать исламским сектором. Несмотря на то, что действующие в стране предприятия, считающиеся исламскими, занимают в целом анклавное и далеко не определяющее положение, тем не менее в определенных сферах промышленности, торговли, издательском деле исламский капитал представлен очень существенно. Важно и то, что исламские предприятия в Турции продолжают пользоваться мощной поддержкой зарубежных исламских компаний и организаций. В то же время в экономике Турции нет достаточно глубоких исламских корней, с чем и связаны трудности ее интеграции в мусульманский мир. Это, правда, не мешает ей торговать с исламскими странами, пользоваться их финансовой помощью и прямыми инвестициями. Но большинство турецких компаний не приемлет принципы и установки исламского бизнеса, рассматривая исламские предприятия и банки как нежелательных конкурентов, действующих по собственным правилам. Невелика доля населения, которая руководствуется в своем экономическом поведении исламскими нормами и отказывается от получения процентного дохода 34 . Потому и спрос на услуги исламских банков и компаний не так велик, как в ряде других исламских государств. Это отмечал, в частности, глава "Ихляс-холдинга" Мехмет Саваш, указывая на то, что лишь 15 процентов его вкладчиков привлечены получением дохода на беспроцентной основе. Он же говорил и о том, что рынок исламского банковского дела в Турции практически исчерпан.

Перспективы развития исламского сектора тесно связаны с тем, что он является составной частью исламского фактора в целом. Последний в Турции очень многогранен: это политический ислам, мусульманские тарикаты и общества, исламские холдинги, средние и мелкие предприятия, филиалы арабских исламских банков и так называемый "государственный ислам", представленный Управлением по делам религии. Все эти силы в Турции в той или иной степени взаимосвязаны и взаимозависимы. В этом отношении очень важными для развития исламского сектора в стране представляются последние изменения в ее политической жизни.

До недавнего времени серьезным препятствием для него были действия военных, стремящихся не допустить подрыва светского режима в стране. Это положение хорошо охарактеризовал, в частности, президент правления "Фейсал Файненс" саудовский принц Мухаммед аль-Фейсал, находившийся в Турции осенью 1996 года после прихода к власти ПБ. По его словам, исламским банкам работать в Турции гораздо труднее, чем в либеральных странах Запада. "Мы рассматриваем десять лет своего пребывания в Турции как лабораторную работу. Мы сможем сделать гораздо больше для восприятия Турцией нашей системы. Наши цели носят долгосрочный характер. До сих пор наша группа вносила свой вклад в турецкую экономику при посредничестве зарубежных компаний. Мы ждем поддержки нашим инициативам со стороны турецкого государства" 35 .

В связи с приходом к власти происламской Партии Справедливости и Развития эти слова вновь звучат актуально, так как можно предположить, что многие ограничительные меры на деятельность исламских учреждений будут сняты или смягчены, если партия сумеет укрепиться у власти. Однако в то же время не следует ожидать резкого усиления роли исламского сектора, ибо экономическое развитие Турции уже далеко зашло по пути рыночного и светского развития, и соответствующие рыночные стереотипы экономического поведения уже закрепились в сознании широких слоев населения страны.

-------

1 Дружиловский С. Б. Турецкая республика в 80- 90-е годы. М., 1998, с. 80.

2 Киреев Н. Турция: атаки на секуляризм. "Азия и Африка сегодня", N 4, 1997.

3 Турция между Европой и Азией. М., 2001, с. 235.

4 www.naslcdie.ru/oboz/N10-11_94/017.htm.

5 Там же.

6 http://dissertationl.narod.ru/avtoreferats2/avg97/htm. Мирошник Е. Н. Исламские банки в социально- экономической структуре мусульманских стран.

7 www.az/mm/cb/archives/issues/9-99/banksl.html.

8 www.albaraka.com.tr./english/interest/history/html.

9 Там же.

10 www.polpred.ru/free/turciya/17htm.ru.

11 Турция между Европой и Азией..., с. 266.

12 Там же, с. 237.

13 Там же, с. 236.

14 http://leb.net/pipermail/lexingtonnet/2001-November1002623.html Associated Press. Turkey Squeezes Companies Funded by Workers Abroad. By Louis Meixler.

15 Там же.

16 Турция между Европой и Азией..., с. 265.

17 www.turkishdailynews.com/old_editions/09_26_01/feature.htm АКР: Its Allies and the Question of Change in the Islamist Rhetoric. By Dr. Nilufer Narli.

18 Турция между Европой и Азией..., с. 237.

19 "Financial Times", 03 Dec, 1998. Survey-Turkish Finance and Industry.

20 www.washington-report.org/backissues/1098/9810018.html. The Islamist Agenda in Turkey. Democracy. By Marvine Howe.

21 "Financial Times", 15 June, 1999. Finances Pose an Islamic Problem. By Leyla Boulton.

22 Там же.

23 "Financial Times", 03 Dec, 1998. Survey-Turkish Finance and Industry.

24 Там же.

25 Турция между Европой и Азией..., с. 266.

26 Ислам и политика. М., 2001, с. 374.

27 Там же, с. 373.

28 Там же, с. 380.

29 Там же.

30 Там же.

31 www.kwrintl.com/library/2002/turkey.html.

32 www.polpred.ru/free/turciya/17htm.ru.

33 www.rferl.org/nca/features/2002/11/04112002/72506.asp.

34 Ислам и политика..., с. 374.

35 Там же, с. 375.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/ТУРЦИЯ-ЕСТЬ-ЛИ-БУДУЩЕЕ-У-ИСЛАМСКОЙ-ЭКОНОМИКИ

Similar publications: LTajikistan LWorld Y G


Publisher:

Галимжон ЦахоевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Galimzhon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. Данилова, ТУРЦИЯ. ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У "ИСЛАМСКОЙ ЭКОНОМИКИ"? // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 20.05.2023. URL: https://library.tj/m/articles/view/ТУРЦИЯ-ЕСТЬ-ЛИ-БУДУЩЕЕ-У-ИСЛАМСКОЙ-ЭКОНОМИКИ (date of access: 18.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. Данилова:

Е. Данилова → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Галимжон Цахоев
Dushanbe, Tajikistan
255 views rating
20.05.2023 (335 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЯПОНИЯ - АФГАНИСТАН. ДРУЖЕСКОЕ УЧАСТИЕ ИЛИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?
14 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ-ИРАН: НАЧАЛО "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" ИЛИ ВРЕМЕННОЕ ПОХОЛОДАНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ?
16 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
26 days ago · From Галимжон Цахоев
ТУРЦИЯ. Метаморфозы политического ислама
26 days ago · From Галимжон Цахоев
АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА: ПРАКТИКА КИТАЯ В СТРАНАХ АФРИКИ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
Catalog: Экономика 
43 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC STATE IN LIBYA
53 days ago · From Галимжон Цахоев
ISLAMIC FINANCE AND MODERN CHALLENGES
Catalog: Экономика 
55 days ago · From Галимжон Цахоев
CIVILIZATIONAL ASPECT OF CIVIL SOCIETY FORMATION IN ARAB COUNTRIES
73 days ago · From Галимжон Цахоев
Микрозаймы в Ташкенте: быстрое решение ваших финансовых вопросов
Catalog: Экономика 
77 days ago · From Точикистон Онлайн
IN SEARCH OF THE LOST EAST
Catalog: География 
78 days ago · From Галимжон Цахоев

New publications:

Popular with readers:

Worldwide Network of Partner Libraries:

LIBRARY.TJ - Digital Library of Tajikistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form.
Click here to register as an author.
Library Partners

ТУРЦИЯ. ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У "ИСЛАМСКОЙ ЭКОНОМИКИ"?
 

Contacts
Chat for Authors: TJ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Tajikistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for Android