Libmonster ID: TJ-268
Author(s) of the publication: В. А. ДРОЗДОВ

ISLAMIC MYSTICISM: A SHORT HISTORY. Leiden-Boston-Koln: Brill. 2000, 358 p. (Themes in Islamic Studies. V. 1)*

(c) 2001

Несмотря на то, что уже в 20-е годы XX в. стало ясно, что единого суфизма никогда не было, а Е.Э. Бертельс утверждал, что посылка о "едином суфизме" даже в качестве рабочей гипотезы должна быть оставлена, ибо она не только не продвигает нас вперед, но, напротив, является одним из главных препятствий к правильной оценке интересующего нас явления 1 , научные сочинения, рассматривающие историю суфизма в единстве и многообразии, стали выходить в свет в Европе со времени первого подобного исследования, подготовленного Р.А. Никольсоном 2 в 1914 г., и продолжают появляться в наши дни.

Труд А.Д. Кныша - новое и последнее по времени исследование на эту тему. Понятно, что ученый, взявшийся за изучение многогранной и многоплановой истории суфизма - течения, возникшего внутри ислама в VIII в., существующего и в наши дни, имеющего множество на-


А.Д. Кныш. Исламский мистицизм: краткая история. Лейден-Бостон- Кельн: Брилль. 2000, 358 с. (Темы в исламских исследованиях. Т. 1).

Александр Дмитриевич Кныш родился в 1957 г. в Рязанской области. В 1979 г. окончил с отличием восточный факультет ЛГУ по специальности "арабская филология". Защитил кандидатскую диссертацию по теме "Основные источники для изучения мировоззрения Ибн Араби: "Фусус алхикам" и "Ал-футухат ал- маккийа"" (Л., 1986). В настоящее время - профессор исламских исследований и декан факультета ближневосточных исследований Мичиганского ун-та (США). Автор более 70 работ (в том числе четырех книг) на английском, русском и арабском языках в области классического ислама, исламского мистицизма, арабской средневековой литературы и истории изучения ислама и суфизма в России и в Советском Союзе, а также многочисленных переводов суфийских сочинений с арабского на английский и русский языки.

стр. 188


правлений, школ и самых разных авторитетов, менявшегося на протяжении веков, неоднородного в зависимости как от географического распространения, так и от теоретических построений, не может в равной степени разбираться во всех аспектах исламского мистицизма и вынужден обращаться и к источникам, и к многочисленным научным исследованиям.

Книга состоит из Введения, десяти глав, Общего вывода и Библиографии, включающей 187 работ на арабском, персидском, английском, французском, немецком и русском языках.

В первой главе ("Истоки") рассматривается этимология слова "суфизм", дается описание жизни и деятельности первых аскетов и набожных VII в. Среди них входившие в окружение пророка Абу Зарр (ум. 32/652-53), Абу 'д-Дарда' (ум. 32/652-53), Салман ал-Фариси (ум. 35/656 или 36/657). Первым аскетам были свойственны размышления над кораническим откровением, полное подражание набожности пророка, добровольная бедность, умерщвление плоти, борьба с собственной душой (нафс) как местом себялюбивых вожделений и страстей. У некоторых борьба с самими собой сопровождалась добровольной военной службой на арабо-византийском фронте.

Суфийская наука как таковая связана со вторым и третьим поколениями мусульманских аскетов, в том числе с проповедником из Басры Хасаном ал- Басри (ум. 110/728) и его последователями, питавшими отвращение к мирским благам, роскоши, социальной несправедливости, занятыми умерщвлением своей плоти и чрезмерно страшащимися бога. А.Д. Кныш сообщает о знаменитом последователе Хасана ал-Басри, проповеднике, чтеце и комментаторе Корана 'Абд ал-Вахиде ибн Зайде (ум. 177/793-94), основавшем первую суфийскую обитель. Среди первых благочестивых упомянуты и выходцы из восточных областей исламского мира: Ибра-хим ибн Адхам (ум. 160/776) из Балха, 'Абдаллах ибн ал-Мубарак (ум. 181/797-98) из Хорасана и Фудайл ибн 'Ийад (ум. 187/803) из Самарканда. Некоторые из этих аскетов выступали за полный уход от мирской жизни, другие, как Ибн ал-Мубарак, звали к активной жизни, к занятию торговлей и ремеслами. Строгим аскетизмом и самоограничением отличалась женщина-мистик из Басры Раби'а ал-'Адавийа (ум. 185/801), всю жизнь посвятившая богу, который был для нее единственным объектом любви и желания. Другой аскет Шакик ал-Балхи (убит в 194/810) призывал к полной покорности воле бога и к всепоглощающей вере в Него (таваккул); он впервые попытался описать различные стадии и этапы мистического переживания.

Среди знаменитых аскетов первого века ислама, оказавших огромное влияние на судьбы суфизма, А.Д. Кныш не упомянул о современнике пророка Увайсе ал-Карани ибн 'Амире (жил в VII в.), приход которого из Йемена, как сообщают, предсказал пророк. Увайс не был лично знаком с Мухаммадом, не имел никакого суфийского наставника и прошел этапы совершенствования с помощью духа пророка и божественной милости; он был погонщиком верблюдов, носил старую одежду, сшивая ее из лоскутков, собранных на свалках. В дальнейшем, в позднее средневековье, в суфизме возникло целое направление, или секта, увайсийа, дервиши которой, называвшие себя увайси, не имели прямого суфийского наставника и утверждали, что инициированы в суфизм благодаря божественному озарению и духу давно умерших суфиев 3 .

Во второй главе ("Аскетизм и мистицизм в западных провинциях: Сирия и Египет") А.Д. Кныш особо выделяет роль Абу Сулаймана ад-Дарани (ум. 215/830-31) и его последователей в развитии учения упования на бога, безоговорочного принятия божественной воли   о необходимости следить за своими сердцем и частями тела, чтобы не допускать греховных поступков. Египетский мистик Зу 'н-Нун ал-Мисри (ум. 245/860) был суннитом и автором учения о мистических состояниях  на пути к богу и 17 стоянках  которые необходимо преодолеть путнику. По его мнению, эзотерическое знание доступно лишь избранным друзьям бога 

Третья глава ("Суфизм багдадской школы") начинается с описания деятельности основателя психологии мистицизма басрийского суфия ал-Хариса ал-Мухасиби (ум. 243/857), который разработал правила для тех, кто хочет жить божественной жизнью и искренне поклоняться богу. Автор подробно излагает образование багдадской школы, формирование традиции которой связывают с полулегендарной фигурой Ма'руфа ал-Кархи (ум. 200/815-16). Другими представителями багдадского суфизма являются уроженец Мерва Бишр ал- Хафи (ум. 227/841) и Сари ас-Сакати (ум. 251/865 или позднее), особое внимание уделявший терпению  покорности  искренности  и упованию на бога. Неоценимо влияние на судьбы суфизма ал-Джунайда (ум. 297/910), лидера багдадских мистиков, основателя школы "трезвости" в исламском мистицизме (умеренного суфизма) в противовес школе "опьянения" Абу Йазида

стр. 189


ал-Бистами (ум. 261/874), ал-Халладжа (казнен в 309/922) и др. Ал-Джунайд поддерживал учение о единстве бога, разбирался в мистических состояниях, разработал важнейшие суфийские понятия  (исчезновение, умирание, потеря собственной индивидуальности) и  (вечная жизнь в боге). Если в процессе  человеческое "я" полностью разрушается встречей с божественной реальностью, то в состоянии  бог дает мистику новую чистую жизнь в Нем. Один из учеников ал-Джунайда Абу Са'ид ал-Харраз (ум. 277/890-91) в своих трактатах рассматривал суфийские категории  (правдивость) и  (искренность), классифицировал людей, достигших успеха в приближении к богу, и описывал их переживания. Такие мистики, как Абу 'л-Хусайн ан-Нури (ум. 295/907-8), Сумнун ал-Мухибб (ум. ок. 300/912) и Абу Бакр аш-Шибли (ум. 334/945) видели в божественной любви самый короткий путь к достижению бога.

В четвертой главе ("Мистицизм "опьянения" ал-Бистами и ал-Халладжа") описываются взгляды основных представителей школы "опьянения" в исламском мистицизме. Ал-Бистами был мистиком-одиночкой, не связанным ни с одной суфийской группой или школой, суровым аскетом, изучавшим состояние "потери бытия в [созерцании] божественного единства"  

Его экстатические высказывания и представления, в частности о смене ролей между влюбленным и возлюбленным, когда влюбленный играет роль бога - возлюбленного, а бог - влюбленного, а также о полном исчезновении человеческого бытия в боге, свидетельствуют об очевидно измененном состоянии сознания.

Автор подробно излагает биографию, мистические воззрения и причины смерти выдающегося мученика суфизма и жертвы мусульманской инквизиции Мухаммада ибн Мансура ал-Халладжа. Он был суннитом, много путешествовал, занимался аскезой и медитацией; открыто проповедовал взаимную любовь между богом и человеком, не скрывая от простых людей свои мистические переживания. В одной из таких проповедей он произнес свое знаменитое: "Я - бог"

Много лет до своей казни ал-Халладж провел в багдадской тюрьме. Его обвиняли в совершении чудес, в разглашении божественных тайн, в провозглашении субстанционального единения человека с богом  в оправдании Иблиса (Дьявола) и в других грехах. В действительности же союз с богом  у ал-Халладжа - это не тождество двух субстанций, а акт веры и любви. Опираясь на труды Л. Массиньона 4 и других западных ученых, А.Д. Кныш убедительно показывает, что смерть ал-Халладжа была связана не только с его отличными от ортодоксального суннизма взглядами, но и со сложной религиозной и политической обстановкой в столице Аббасидского халифата, раздираемого внутренними противоречиями и борьбой различных религиозно- правовых школ.

В пятой главе ("Аскетические и мистические движения в Басре и Хорасане") А.Д. Кныш знакомит читателя с представителями не только хорошо известной по общим обзорам истории суфизма басрийской школы, но и хорасанского аскетизма, часто остававшегося в тени. К басрийской школе принадлежали знаменитый теолог и мистик Сахл ат-Тустари (ум. 283/896) и его ученик Мухаммад ибн Салим (ум. 297/909). Ат-Тустари занимался аскезой, допускал, что в награду за свое послушание и усердие мистик может созерцать бога в этой жизни с помощью божественного света, призывал постоянно поминать бога  ибо это приближает человека к божественному присутствию. В конце концов багдадская школа, поддерживаемая ханбали-тами и шафиитами, одержала верх над басрийской маликитской школой. Автор указывает, что в Трансоксании и Хорасане с IX в. до монгольского нашествия была распространена секта каррамийа, основанная Ибн Каррамом (ум. 255/869). Он проповедовал голодание, частое чтение Корана, ночные молитвы, смирение, дружбу с благочестивыми и умерщвление плоти как средства приближения к богу. У учеников Ибн Каррама надежда на божью милость  стала превалировать над страхом перед гневом божьим. Другая религиозная секта - маламатийа, -появившаяся в IX в. в Нишапуре и опиравшаяся на ремесленников и торговцев, известна скромностью своих приверженцев, набожностью, сокрытием истинного духовного состояния, отказом от общественной жизни, стремлением достигнуть равновесия между страхом и надеждой.

А.Д. Кныш рассматривает в этой главе и мистиков, не связанных ни с какими школами. Так, иракский суфий ан-Ниффари (ум. 354/965), автор ряда книг, ввел в суфийское учение понятие "остановка"  а в мистический метод - попытку пережить и повторить переживание пророка во время его духовного восхождения через семь небес к божественному присутствию. Ал-Хаким ат-Тирмизи (ум. ок. 320/932), ханафит, произносивший речи о любви к богу и о Его близких друзьях  пытавшийся описать мистические переживания с различных точек зрения, был противником философии. Согласно его теории, в зависи-

стр. 190


мости от количества света, получаемого от бога, люди делятся на три группы: неверные, лицемеры и верующие. Автор книги подробно излагает учение ат- Тирмизи о двойственности человеческой природы, о сердце и духе, о противоречиях между сердцем, разумом и душой. Ибн Масарра ал-Джабали (ум. 319/931) - мистик, удалившийся от людей, проповедовал крайний аскетизм, тонкий самоанализ, индуктивный метод познания вселенной и эзотерическое знание.

Шестая глава ("Систематизация суфийских традиций") посвящена основным учебникам суфизма, систематизирующим суфийское учение, потребность в которых возникла к Х в. Среди них были жития известных суфиев, а также книги, которые наряду с описанием жизни видных деятелей суфизма содержали объяснения основных суфийских категорий и понятий, мистических состояний и стоянок, основы суфийской практики, правила взаимоотношений суфиев, ученика и наставника, различные течения и секты исламского мистицизма. По мнению А.Д. Кныша, целью всех этих учебников было примирить суфизм с суннитским исламом, показать "правоверность" суфизма.

Анализируя основополагающие книги по суфизму, автор сообщает не только о жизни и взглядах суфийских авторов, но и об их принадлежности к тому или иному суннитскому толку. Он разбирает следующие классические учебники суфизма: "Кита б ал-лума' фи 'т-тасаввуф" ("Книга проблесков в суфизме") Абу Насра ас-Сарраджа (ум. 378/988), "Кут ал- кулуб" ("Пища сердец") Абу Талиба ал-Макки (ум. 386/996), "ат-Та'арруф ли-мазхаб ахл ат-тасаввуф" ("Стремление к познанию суфийского учения") Абу Бакра ал-Калабази (ум. 380/990), "ар-Ри- салат ал-кушайрййат фй 'илм ат-тасаввуф" ("Трактат ал-Кушайри о суфизме") Абу 'л-Каси-ма 'Абд ал-Карима ибн Хавазина ал-Кушайри (376-^465/986-1072), "Кашф ал-махджуб" ("Раскрытие скрытого за завесой") ал-Худжвири ал- Джуллаби (ум. 465-69/1072-77), "Маназил ас-са'ирйн" ("Стоянки путников") 'Абдаллаха ал-Ансари (396-481/1006-1089), теологический и суфийский труд "Ихйа' 'улм ад-дйн" ("Оживление богословских наук") главного примирителя суннизма и суфизма Абу Хамида Мухаммада ал-Газали (450-505/1059-1111). К сожалению, в данной главе отсутствует сообщение о таком важном учебнике, как '"Авариф ал-ма'ариф" ("Дары мистических познаний") 'Умара ас- Сухраварди (539-632/1145-1234), хотя он и упоминается в восьмой главе, в разделе, посвященном суфийскому ордену сухравардийа.

В числе собраний житий святых А.Д. Кныш рассматривает: "Табакат ас-суфййа" ("Разряды суфиев") Абу 'Абд ар-Рахмана Мухаммада ас-Сулами (ум. 412/1021), "Хилйат ал-аулийа' ва табакат ал-асфийа'" ("Украшение святых и разряды праведных") Абу Ну'айма ал-Исфахани (ум. 430/1038) и "Табакат ас-суфййа" ("Разряды суфиев") 'Абдаллаха ал-Ансари. Отмечу, что по крайней мере два очень важных сборника житий суфийских шейхов выпали из поля зрения автора книги, хотя они и упоминаются в различных местах исследования: "Тазкират ал-аулийа" ("Жития святых") Фарид ад-Дина 'Аттара (ум. 617/1220 или 632/1234) и "Нафахат ал-унс мин хадарат ал-кудс" ("Дуновения дружбы из мест присутствия святости") 'Абд ар-Рахмана Джами (817-898/1414-1492).

В седьмой главе ("Суфизм в форме литературы и метафизики: великие мастера суфийской поэзии и философии") автор кратко анализирует творчество таких крупных суфийских поэтов, как Фарид ад-Дин 'Аттар, Джалал ад-Дин Руми (604-672/1207-1273), 'Абд ар-Рахман Джами и андалусского мистика и философа Ибн 'Араби (560-638/1165-1240), создателя теории единобытия (вахдат ал-вуджуд).

Почему же выбраны только эти авторы? В суфийской литературе (персидской, арабской, тюркской) можно рассматривать лирическую поэзию, дидактические поэмы, эпос, а также прозаические и поэтические сочинения, посвященные мистической любви. Если обратиться непосредственно к персидской суфийской художественной литературе, то в классический период (X-XV вв.) здесь было много поэтов и гораздо меньше прозаиков, творивших в самых разнообразных жанрах. Что же касается 'Аттара, Дж. Руми и Джами, то они являются бесспорными лидерами, развивавшими суфийский персидский эпос, начало которому положил знаменитый персидский суфийский поэт Сана'и Газнави (ум. 535/1140 или 545/1150), родоначальник суфийской дидактической поэмы в персидской литературе, выдающимися последователями которого в персидском суфийском эпосе стали 'Аттар и Дж. Руми. Самые известные сочинения Сана'и - поэмы " Хадйкат ал-хакйка" ("Сад истины") и "Сайр ал-'ибад ила 'л-ма'ад" "Путешествие рабов божьих к месту возврата"). К сожалению, творчество Сана'и как основоположника суфийского эпоса вообще не рассмотрено в работе, хотя и советские (Е.Э. Бер-

стр. 191


тельс), и западные (А. Корбэн, Дж. Болдик) ученые 5 признавали приоритет Сана'и в создании дидактической поэмы.

Ничего не говорится в книге и о целом ряде суфийских произведений на персидском и арабском языках, так или иначе восходящих к легенде о ми'радже - вознесении пророка Мухамма-да из Иерусалима через семь небесных сфер к божественному присутствию. В арабской и персидской литературах на основе этой легенды возникали философские и мистические трактаты и поэмы о вознесении души на небеса к божественному присутствию. Среди них: "Мусйбат-на-ме ("Книга мучения") и "Мантик ат-тайр" ("Язык птиц") Фарид ад-Дина 'Аттара, "Рисалат ат-тайр" ("Трактат о птицах") и "Хайй ибн Йакзан" ("Живой, сын Бодрствующего") Абу 'Али ибн Сины (370-428/980- 1037), "Киссат ал-гурбат ал-гарбййа" ("Рассказ об изгнании на запад") и "Сафйр- и Сймург" ("Пение Симурга") Шихаб ад-Дина Йахйа ибн Хабаша Сухраварди (549-587/1155-1191), "Мисбах ал-арвах" ("Светильник душ") Шамс ад-Дина Мухаммада Бардасири (жил в XII в.), упомянутая выше "Сайр ал-'ибад ила 'л- ма'ад" Сана'и и многие другие.

Следует также отметить выпавшую из поля зрения А.Д. Кныша большую группу суфийских произведений на тему мистической любви. В персидской суфийской литературе с XI в. возникло целое направление, связанное с сочинениями, посвященными мистической любви и учению о верных влюбленных (Fedeli d'amore). Первым сочинением о психологии мистической любви в персидской литературе является трактат "Саваних фй 'л-'ишк" ("Откровения о любви") Ахмада Газали (ум. 520/1126). После него эту тему развивали 'Айн ал-Кудат ал-Хамадани (казнен в 525/1131) в своем "Лава'их" ("Проблески"), шейх ордена кубравийа Сайф ад-Дин Ба-харзи (586-659/1190- 1261) в "Рисале дар 'ишк" ("Трактат о любви"), Шихаб ад-Дин Йахйа ибн Хабаш ас-Сухраварди в "Му'нис ал-'ушшак" ("Неразлучный друг влюбленных") и др. Первую персидскую поэму на тему мистической любви '"Ушшак-наме" ("Книга влюбленных") написал Фахр ад-Дин 'Ираки (610-688/1213-1289), испытавший сильное влияние от трактата "Саваних" Ахмада Газали. В дальнейшем в персидской и тюркской литературах появились десятки как прозаических, так и поэтических произведений на тему мистической любви.

В этой же главе стоило бы посвятить раздел основоположнику философии озарения на Ближнем и Среднем Востоке мистику и философу Шихаб ад-Дину Йахйа ибн Хабашу ас-Сухраварди, автору около 50 работ, написанных на арабском и персидском языках, среди которых трактаты на арабском языке, посвященные аристотелевской философии и философии озарения: "ал- Мутарахат" ("Беседы"), "ат-Талвйхат" ("Объяснения намеками"), "ал-Ламахат" ("Сверкания"), "Хикмат ал-ишрак" ("Философия озарения"). Кроме того, он автор коротких трактатов на арабском и персидском, излагающих теоретические проблемы и мистический опыт, и около десятка трактатов на персидском в форме беседы с притчами и рассказами о приобщении к мистике.

В восьмой главе книги ("Единство и многообразие суфизма. Подъем орденов") А.Д. Кныш рассматривает теоретические и практические предпосылки образования суфийских орденов в XII в., обобщает достигнутый в течение ряда веков опыт, позволивший суфизму перейти от обителей и кружков первых веков ислама к более мощным объединениям - орденам  

Используя новейшую западную литературу, автор прослеживает образование и развитие ведущих суфийских орденов мусульманского средневековья, излагает учения основателей орденов, практическую деятельность орденов, их организационную структуру, вовлеченность в общественную жизнь своих стран, отношение к религиозно-правовым школам, к светской власти и официальной религии. А.Д. Кныш подробно описывает историю таких суфийских орденов, как кадирийа, сухравардийа, шазилийа, накшбандийа, кубравийа, ни'ма-туллахийа, а также их ответвлений, выделившихся в независимые и самостоятельные суфийские объединения. Например, рассматривая деятельность ордена накшбандийа, А.Д. Кныш отдельно излагает историю и эволюцию его в Персии, Турции и в Индии. Вызывает, правда, удивление, что, рассказывая об истории среднеазиатской накшбандийи, автор не использует (если не считать труд О.Д. Чехович) исследования русских дореволюционных и советских ученых - В.В. Бартольда, А.Н. Болдырева, В.Л. Вяткина, Н.И. Веселовского, Э.Э. Каримова и др.

А.Д. Кныш, как правило, четко указывает на принадлежность ордена к той или иной религиозно-правовой школе, ибо ордены существовали не в вакууме, а в окружении официальных религиозных властей и мусульманского населения. Были даже случаи, когда с течением времени ордены меняли свою религиозную ориентацию. Ярким примером эволюции от суннизма к шиизму может служить орден кубравийа, активно действовавший в Средней Азии в XIII-XV в. Ис-

стр. 192


тории этой эволюции посвящена специальная работа французского ученого М. Моле 6 , которую А.Д. Кныш почему-то не рассматривает.

В этой главе ничего не сообщается и о таких двух суфийских орденах, как мавлавийа и са-фавийа. Орден мавлавийа с центром в Конье (Малая Азия) связан с именем выдающегося персидского мистика и поэта Джалал ад-Дина Руми, хотя лишь с его сына Султана Валада (623-712/1226-1312) начинается история этого ордена. Он действовал в основном на территории Турции до сентября 1925 г., когда все суфийские ордены были запрещены по приказу первого президента Турции Мустафы Кемаля (Ататюрка) (1881-1938). Влияние ордена на культурную и религиозную жизнь мусульманских государств, прежде всего Турции, было достаточно заметным.

Орден сафавийа - ответвление ордена сухравардийа 7 - принял шиизм и создал в XVI в. шиитское государство в Иране. Предок Сафавидов суфийский святой шейх Сафи ад-Дин Арда-били (650-735/1252-1334), к которому восходит династия Сафавидов, был примерным суннитом. Хваджа 'Али (ум. 830/1427) - внук Сафи ад-Дина и прапрадед основателя Сафавидского государства Шаха Исма'ила (892-930/1487-1524), руководивший после смерти отца шейха Садр ад- Дина (794/1392) и до своей смерти (830/1427) орденом сафавийа, был первым в династии, проявившим склонность к шиизму. Шах Исма'ил (годы правления 907-930/1501-1524), сделал шиизм официальной религией Персии. После образования Сафавидского государства мы уже ничего не слышим об ордене сафавийа. Очевидно, он сыграл свою историческую роль и стал не нужен правящей династии.

В девятой главе ("Суфийские установления в регионах на протяжении шести последних веков") А.Д. Кныш рассматривает деятельность суфийских орденов в широких географических рамках - от Африки до Индонезии, последовательно излагает их структуру, правила обучения и вступления в орден, приводит биографические данные основателей и видных представителей орденов. Такие ордены, как шазилийа, возникнув в средние века, продолжали существовать и в новое время, другие появились лишь в XVIII-XIX вв. А.Д. Кныш излагает историю суфий-ского движения в Магрибе, акцентируя внимание на орденах шазилийа, джазулийа, тиджанийа, идрисийа, санусийа, не обходя вниманием ни африканский суфизм южнее Сахары, ни движение Махди, возникшее в XIX в. в Судане, ни старый орден кадирийа, не потерявший своего влияния в Западной Африке и в XIX в. Далее автор рассматривает различные тюркские ордены (хал- ватийа и его ответвления, йасавийа, каландарийа, бекташийа), суфийские течения в Моголь-ской Индии (чиштийа, сухравардийа, кадирийа, накшбандийа) и их многочисленные ответвления. Некоторые ордены не занимались глубоким изучением теории, другие, напротив, придерживались какого-либо мистико-философского учения, иногда восходящего к жившим в более раннее время суфийским мыслителям, например к Ибн 'Араби.

После краткого изложения истории суфизма в Индонезии, зародившегося там в XVI в. и существовавшего даже в 30-е годы XX в., автор монографии представляет два раздела, посвященные соответственно суфизму на Кавказе и методологическим проблемам, связанным с характеристикой Шамиля, третьего имама Дагестана и Чечни (годы правления 1834-1859). По мнению А.Д. Кныша, суфизм на Кавказе (мюридизм) возник в начале XIX в., и бесспорно его влияние в Кавказской войне (1817-1864), которую горцы под руководством Шамиля вели против России. Автор подробно излагает биографию Шамиля, его религиозное образование и принадлежность к халидийе - ответвлению ордена накшбандийа, описывает ход Кавказской войны, основные боевые операции, проведенные в ходе нее, и поражение Шамиля. Проводя параллели с современностью, с военными действиями в Чечне в 1994-1996 гг., А.Д. Кныш заключает, что в настоящее время в чеченском обществе очень трудно увидеть разницу между религиозными и родовыми отношениями: фактор родства, принадлежность к какой-либо родовой группе (тайпу) может перевешивать принадлежность к ордену, но это соотношение иногда меняется в зависимости от изменяющихся обстоятельств.

В последней, десятой главе ("Главные суфийские понятия и установления") А.Д. Кныш рассматривает классические стадии мистического пути, духовную и психологическую тренировку, практикуемую большинством орденов, приводит определение мистических состояний и стоянок согласно главным суфийским авторитетам, справедливо отмечая, что некоторые суфийские авторы не видели разницы между состояниями и стоянками. Иногда то, что один суфийский наставник считал состоянием, у другого являлось стоянкой; иерархия состояний и стоянок также значительно отличается в различных суфийских школах. Важно, однако, что в

стр. 193


каждый конкретный миг мистика может посетить лишь одно психическое состояние  а чтобы появилось другое, первое должно исчезнуть. Что же касается стоянок, то они не стираются, оставаясь внутри мистика, а более высокая стоянка постепенно сменяет предыдущую. Автор отмечает, что одно и то же состояние, но с разной силой, может посещать и начинающего мистика, и зрелого суфия. Недаром в средневековых суфийских поэмах на персидском языке при описании некоторых мистических состояний иногда выступали три его уровня: начальное, срединное и конечное. Достаточно подробно описывает А.Д. Кныш мистические состояния  , а так же понятие кашф (араб. - раскрытие завесы, отделяющей мистика от бога), означающее преодоление мистиком преград, мешающих ему лицезреть бога в нашем или в потустороннем мире. Практические методы достижения мистического состояния, такие как уединение вообще  или сорокадневное уединение  различные виды поминания имен бога и практика музыкальных слушаний  применяемая суфиями с IX в., подробно и доступно изложены в последней главе.

В разделе "Общий вывод" А.Д. Кныш заключает: эволюция суфизма через века и регионы, история суфийских идей, деятелей и установлений убеждают в том, что суфизм органично вплетается в исламскую практику, теологию и эстетику.

Несмотря на бесспорно высокий общий уровень рецензируемой работы, в ней имеются некоторые недочеты и ошибки. Так, на с. 40 сообщается, что Зу 'н-Нун ал-Мисри (ум. 245/860) в теологических вопросах был добросовестным традиционалистом, отстаивавшим учение о сотворенности Корана, а несколькими строками ниже говорится о преследовании Зу 'н-Нуна при аббасидском халифе Ма'муне (ум. 219/833) за то, что он поддерживал положение о несотворенности Корана. В действительности же Зу 'н-Нун ал- Мисри был противником мутазилитского положения о сотворенности Корана, за что и подвергался преследованиям со стороны властей. На с. 69 упоминаются айаты суры 17 Корана, в которых говорится о вознесении пророка к божественному присутствию, однако, вместо айата 62(60), в котором непосредственно о вознесении не говорится, следовало бы указать айат 95(93). На с. 171 сообщается, что суфийское сочинение '"Авариф ал-ма'ариф" ("Дары мистических знаний") Абу Хафса 'Умара ас-Сухраварди, переведенное в XV в. на персидский язык, с тех пор служит стандартным учебником для персидских и индийских мистиков. Отмечу в этой связи, что самый известный перевод на персидский язык этого классического труда выполнен шейхом ордена сухравардийа 'Изз ад-Дином Махмудом ибн 'Али Кашани Натанзи (ум. 735/1334-35) под названием "Мисбах ал-хи-дайа ва мифтах ал-кифайа" ("Светильник, указывающий путь, и ключ к достаточному количеству [мистического знания]") (издан Джалал ад-Дином Хума'и в Тегеране в 1323/1944 г.), но выполнен этот перевод был, естественно, в XIV в. (кстати, А.Д. Кныш упоминает об этой персидской обработке на с. 201). На с. 203 среди главных учеников Наджм ад-Дина Кубра (540-618/1145-1221) назван шейх Абу 'л-Мафахир Йахйа ал-Бахарзи, однако Йахйа Бахарзи, автор учебника по суфийской этике ордена кубравийа "Аурад ал-ахбаб ва вусус ал-адаб" ("Молитвы возлюбленных и геммы этикета"), не мог быть непосредственно учеником Кубра, ибо жил веком позже, а вот его дед, шейх ордена кубравийа Сайф ад-Дин Бахарзи действительно был учеником Кубра и стал его заместителем в Бухаре. На с. 302 неверно указан год смерти шейха Йахйа ал- Бахарзи: он умер в 736/1335-36, а не в 776/1261 г. На с. 235 современный иранский ученый Ирадж Афшар (издатель сочинений Сайф ад-Дина Бахарзи и его внука Йахйа ал-Бахарзи) оказался в списке шейхов ордена кубравийа XIII в. В книге неправильно транскрибировано название ордена кубравийа: в тексте -  надо- 

В заключение отмечу, что новое исследование А.Д. Кныша является достойным развитием и продолжением научной традиции написания общих обзоров истории суфизма. Хочется надеяться, что автор подготовит русский вариант этой полезной книги для издания ее в России.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Бертельс Е.Э. Hyp ал-'улум // Бертельс Е.Э. Избранные труды. Суфизм и суфийская литература. М., 1965. С. 226.

2 Nicholson R.A.The MysticsofIslam. L., 1914. Наиболее известными в нашей стране стали также труды: m Arberry A. Sufism: An Account of the Mystics of Islam. L., 1950; Mole М. Les mystiques musulmans. P., 1965; Schimmel A. Mystical Dimensions of Islam: University of North Carolina Press, Chapel Hill. 1975.

3 См.: Шиммель А. Мир исламского мистицизма / Пер. с англ. М., 1999. С. 31, 89.

стр. 194


4 Massignon L. La passion d'al-Hosayn-ibn-ibn-Mansour al-Hallaj, martyr mystique de 1'Islam execute a Bagdad Ie 26 Mars 922. Etude d'histoire religieuse. T. 1-2. P., 1922.

5 Бертелъс Е.Э. Основные линии в развитии персидской дидактической поэмы в Иране // Бертельс Е.Э. Избранные труды. Суфизм и суфийская литература. С. 72-75; СогЫп Н. History of Islamic Philosophy. L., 1993. P. 202; Baldick J. Persian Sufi Poetry up to the Fifteenth Century // History of Persian Literature from the Beginning of the Islamic Period to the Present Day. Ed. by G. Morrison. Leiden-Koln, 1981. P. 115-118.

6 Mole М. Les Kubrawiya entre sunnisme et shiisme aux huitieme et neuvieme siecles de 1'Hegire // Revue des etudes islamiques. T. XXIX, cahier 1. P., 1961. P. 61-142.

7 Mole М. Les mystiques musulmans. P., 1965. P. 99.


© library.tj

Permanent link to this publication:

https://library.tj/m/articles/view/ALEXANDER-D-KNYSH-ISLAMIC-MYSTICISM-A-SHORT-HISTORY-Leiden-Boston-Koln-Brill

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Таджикистан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.tj/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. ДРОЗДОВ, ALEXANDER D. KNYSH. ISLAMIC MYSTICISM: A SHORT HISTORY. Leiden-Boston-Koln: Brill // Dushanbe: Digital Library of Tajikistan (LIBRARY.TJ). Updated: 28.02.2022. URL: https://library.tj/m/articles/view/ALEXANDER-D-KNYSH-ISLAMIC-MYSTICISM-A-SHORT-HISTORY-Leiden-Boston-Koln-Brill (date of access: 02.12.2022).

Publication author(s) - В. А. ДРОЗДОВ:

В. А. ДРОЗДОВ → other publications, search: Libmonster TajikistanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Таджикистан Онлайн
Душанбе, Tajikistan
433 views rating
28.02.2022 (277 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЭКОНОМИКА. МАРКЕТИНГ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ - ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ РЕШЕНИЯ
Catalog: Экономика 
Слабое зрение? Это излечимо!
Catalog: Медицина 
ГАРАНТИЯ СЧАСТЬЯ
Catalog: Лайфстайл 
Факт и комментарий. СЮЗАНЕ СОБИРАЕТСЯ В ЛОНДОН
Факт и комментарий. ГАЗОВЫЙ РОДНИК КАРАКУМОВ
Нефтегазовый комплекс Туркменистана: перспективы технологического обновления
VIOLENT EARTHQUAKES: HOW PREDICTABLE?
Catalog: Геология 
CURIOUS PRIMATE OR KING OF THE UNIVERSE?
IMPERILED ANCIENT LAKES
Catalog: География 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

LIBRARY.TJ is a Tajik open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ALEXANDER D. KNYSH. ISLAMIC MYSTICISM: A SHORT HISTORY. Leiden-Boston-Koln: Brill
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Digital Library of Tajikistan ® All rights reserved.
2018-2022, LIBRARY.TJ is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones